Влияние соглашения Иран — 5+1 на внутреннюю и внешнюю политику Ирана

emma-begijanyanЭмма БЕГИДЖАНЯН
Ирановед
Ереван

Через некоторое время после состоявшейся в сентябре 2013 года на полях сессии Генассамблеи ООН встречи новоназначенного министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа и госсекретаря США Джона Керри, уже в ноябре, стал очевиден прогресс в переговорах по иранской ядерной программе в формате Иран – 5+1 (5 постоянных членов Совета безопасности ООН – Россия, Франция, Великобритания, США, Китай + Германия).Затем, 14 июля 2015 года, стороны подписали соглашение, которое по достоинству было расценено как историческое, соглашение века. Соглашение, которое стало проявлением воли двух основных сторон переговоров – США и Ирана. А уже 16 января 2016 года гендиректор МАГАТЭ (IAEA) Юкиа Амано заявил в Вене, что Иран выполнил все обязательства, принятые в переговорах в формате 5+1, а также Рамочного плана совместных действий (Joint Comprehensive Plan of Action, РПСД), и стороны приступили к имплементации.

Иран и США достигли этого ценой неимоверных усилий, в борьбе с внутренними и внешними противниками соглашения, которые не жалели усилий, чтобы провалить переговоры, а теперь пытаются торпедировать имплементацию РПСД. Это крайне важное для Ирана соглашение оказало существенное влияние на его внутреннюю и внешнюю политику.

С самого начала имплементации РПСД произошла беспрецедентная активность в сфере внешних взаимоотношений. Между странами Европы и Дальнего Востока началась серьезнейшая борьба за 80-миллионный рынок этой страны. Почти ежедневно Тегеран принимает высокопоставленные делегации самых разных стран. С крупными европейскими странами, такими, как Франция, Италия, Германия, были подписаны соглашения стоимостью в миллиарды долларов. Предполагались серьезные инвестиции и в сфере добычи пресной воды, с которой в Иране большие проблемы. Но пока в этой сфере подписано только одно инвестиционное соглашение – с Южной Кореей.

Против РПСД выступали и многие страны региона, некоторые из которых противостояли прямо и неприкрыто, как Израиль, который оказывал серьезное давление на США, представляя Иран как величайшую угрозу своей безопасности. К таким странам относится и Саудовская Аравия, интересы которой могли пострадать в случае возвращения Ирана на международный нефтяной рынок. Поскольку Эр-Рияд за счет квот Ирана существенно расширил нефтедобычу, возвращение Тегерана могло сократить его долю по квотам ОПЕК.

Действительно, Иран очень скоро вернется на досанкционный уровень нефтедобычи. Кроме того, РПСД стала ударом и по стратегической значимости Саудовской Аравии и других стран региона. А противостояние Турции было обусловлено в основном тем, что имплементация РПСД могла свести к нулю бурное желание Анкары стать энергетическим хабом на пути в Европу. Хотя Турция внешне даже прилагала усилия для получения посреднической роли в переговорах Ирана с Западом. Азербайджан также был обеспокоен перспективами экспорта своих энергоносителей, в частности, газа. Следовательно, даже протесты этих стран против санкций, применяемых к Ирану, воспринимались как попытки скрыть истинные их намерения. Об этом свидетельствует отказ Ирана от проведения конференции Иран-5+1 в Стамбуле в 2011 году.

Что касается Азербайджана, то все стало очевидно после публикаций в Викиликс в 2011 году документов, касающихся Баку[1]. Но сразу после снятия части санкций Баку стал предпринимать усилия, чтобы воспользоваться ситуацией по максимуму. Азербайджан попытался расширить сотрудничество с Ираном в политической, экономической и культурной сферах, что стало более явственно после апрельской войны между НКР и Азербайджаном. В текущем году стороны уже подписали 17 важных соглашений о сотрудничестве, в том числе, о прокладке железной дороги Север-Юг. Беспрецедентна также частота взаимных визитов на самом высоком уровне. А объем экономического сотрудничества возрос на 53%.

Россия также была заинтересована в изоляции Ирана, и не только с точки зрения вероятного расширения влияния Ирана в Средней Азии и Южном Кавказе, но и потому, что Иран может стать серьезным конкурентом в сфере энергетики, в частности, экспорта газа, тем более, что, согласно заключениям некоторых исследователей, Иран по запасам газа не уступает России, а превосходит ее. Кроме того, в отношениях с Западом Россия спекулировала на Иранской проблеме. О подобной позиции России свидетельствует то, что в Совете безопасности ООН она проголосовала за резолюцию, устанавливающую санкции против Ирана. Однако после снятия санкций Москва также стала предпринимать серьезные усилия, чтобы укрепить отношения с Ираном в различных областях, тем более, что их позиции по сирийскому вопросу в основном совпадают.

И все же, мнения в Иране по поводу отношений с Россией, которые в последнее время называют даже стратегическими, крайне неоднозначные. Старший советник президента, экс-министр безопасности и информации Али Юнеси склонен к укреплению отношений с Россией, отмечая, что нынешняя Россия – это не СССР и не царская Россия, следовательно, по его мнению, укрепление отношений пойдет на пользу Ирану[2]. За сближение с Россией выступает также вице-спикер парламента Пезешкян, который указывает на их стратегический характер. Между тем, прежний посол Ирана в Баку и Киеве Афшар Солеймани считает, что Россия, идя на сближение с Ираном, пытается получить преференции от Запада. Ссылаясь на факты, он подчеркивает, что эти изменения исходят из интересов Москвы и не могут быть стратегическими.[3]

С другой стороны, имплементация РПСД происходит не так гладко, что в основном обусловлено президентскими выборами в США. Кандидаты, для того, чтобы привлечь внимание еврейских лоббистских организаций и избирателей, довольно сурово отзываются о РПСД. Кандидат от республиканцев Дональд Трамп, выступая 22 марта 2016 года на ежегодном собрании крупнейшей еврейской лоббистской организации AIPAC, заявил, что РПСД может стать катастрофой для Израиля и США, и в случае избрания он первым делом разорвет это соглашение[4]. А кандидат от демократов Хиллари Клинтон потребовала в своей речи применить новые санкции против Ирана, указывая на испытания Ираном ракет дальнего действия. 5 сентября Трамп, осуждая РПСД, вновь заявил, что если его не изберут, то РПСД уничтожит Израиль[5].

Хотя очевидно, что подобные позиции обусловлены президентскими выборами, но на них бурно реагируют в Иране. Консерваторы, которые изначально выступали против переговоров, используют заявления кандидатов в президенты против реформаторов и умеренного правительства. Более того, 14 июля этого года являющийся первым лицом в стране, вождь революции Али Хаменеи, заявив озабоченность в связи с неэффективностью имплементации РПСД, сказал, что если США разорвут соглашение, то Иран сожжет его в огне. США обвиняют Иран в испытании ракет высокой дальности и поддержке Хезболла в Ливане, а также некоторых палестинских группировок, которых американцы причисляют к террористическим, поэтому санкции не снимаются полностью[6]. Санкции не позволяют европейским компаниям реализовать заключенные договоренности, поскольку банки данных стран не рискуют осуществлять операции с Ираном. Следовательно, Ирану пока не удалось войти в мировую экономическую систему. Именно поэтому противники РПСД критикуют его, и не только за неэффективность, но и отмечая, что Иран ни за что отказался от ядерной программы и обогащения урана. Более того, кое-кто из аналитиков утверждает, что в сложившихся условиях президент Хасан Рухани потерял возможность переизбрания в 2017 году. Однако, учитывая достижения РПСД и то, что в США скоро завершатся выборы, и победит, по всей вероятности, Клинтон, шансы переизбрания Рухани тоже возрастут.

Тем не менее, РПСД можно счесть серьезным дипломатическим достижением Ирана, которое способствовало преодолению 40-процентной инфляции и смягчило напряженность в обществе.

Сторонники РПСД и правительство, отмечая, что процесс протекает не в нужном русле, в то же время, указывают на многочисленные позитивные результаты, в том числе, снижение риска войны, выход на закрытые прежде рынки, рост добычи нефти. Безусловно, РПСД будет имплементироваться с многочисленными издержками, под угрозой приостановления, сталкиваясь с возведенными внутри и извне барьерами. Но он никогда не пойдет по обратному пути, поскольку отвечает интересам Ирана и Запада.

[1] www.arannews.com,  23 февраля, 2016 г.
[2]․ Почему сближение с Россией имеет ярых апологетов www.dw.de, 8 сентября, 2016թ․
[3]․Там же
[4]. USA Today.,  21 марта,  2016г.
[5].www.isna.ir,  7 сентября , 2016г.
[6]www.rfi.fr, 15 июня, 2016г․

Share

Comments are closed.