Спустя день после 15 июля: новая Турция

 

Gevorg-photo-nbГеворк ПЕТРОСЯН
Тюрколог
Ереван

 

Вечером 15 июля в турецких медиа стали появляться сообщения о подозрительных скоплениях на стамбульских мостах, связующих Европу и Азию. Позже информационный поток подтвердил версию о том, что в соседней с нами стране очередная попытка переворота. Дело это привычное для Турции, хотя данный случай имел свои особенности, которые и отличали его от прежнего опыта.

Даже сотен страниц исследований причин, хода и итогов переворота может оказаться недостаточно для того, чтобы выявить истину, но мы попытаемся лишь в общих чертах описать то, что произошло и происходит, с акцентом на влияние событий на армян и Армению.Одно сейчас очевидно – попытка переворота в Турции провалилась: из-за невысокой организованности, поддержки президента Эрдогана со стороны широких масс, отсутствия внутри армии выраженного антиэрдогановского блока, а в более широком разрезе – из-за политики Эрдогана по ослаблению политической роли армии и правильной работы с электоратом. Кроме того, следует отдельно подчеркнуть, что это была попытка переворота не со стороны армии, а отдельной армейской группировки, которая, как потом показало время, не пользовалась поддержкой влиятельных генералов.

Не будем спешить соглашаться с мнением о том, что все это было инсценировано Эрдоганом, а попытка переворота привела только к укреплению власти, отметим лишь, что попытка переворота действительно стала для сторонников Эрдогана хорошим поводом освободиться от нежелательных элементов в государственной сфере и системе безопасности, закрыть разного рода масс-медиа и прочее. В этом смысле сторонники Эрдогана пытаются поставить попытку переворота на услужение собственным интересам, но если они слишком увлекутся и перейдут грань, то это может вызвать обратную реакцию: продолжительная «охота на ведьм» может вызвать новые недовольства в обществе, как это было после событий в парке Гези, где годами копившееся общественное недовольство разом вылилось наружу и сотрясло основы турецкой власти.

Провал переворота и «охота на ведьм»

Попытки переворотов и заговоры для Турции не новость, хотя последний такой случай произошел в 1980 году и завершился победой военных. В Турции предпочитают проворачивать переворот поздно ночью, что позволяет действовать молниеносно, неожиданно и эффективно. На этот раз переворот начался раньше установленного времени, что стало следствием раскрытия повстанцев турецкими разведывательными организациями. Организаторы переворота вынуждены были приступить к действиям уже вечером в пятницу, но после определенного успеха в первые часы, они вскоре потерпели неудачу под давлением общественности. Эрдогану удалось мобилизовать народные массы, эффективно использовать полицию и разведку. Для победы Эрдогану понадобилось всего несколько часов, но сложно сказать то же самое о Турции, где начались и продолжаются серьезные общественно-политические процессы: задерживаются не только подозреваемые в связях с заговорщиками, но и те, в ком Эрдоган и его команда видят угрозу для себя. Как и ожидалось, главной мишенью стал некогда союзник Эрдогана Фетулла Гюлен и возглавляемая им общественно-религиозная структура – община гюленистов. Эрдоган поспешил обвинить Гюлена в организации попытки переворота, и хотя в полной мере согласиться с обвинениями Эрдогана трудно, но можно утверждать, что гюленисты также не остались безучастными к попытке госпереворота.

Важным индикатором провала переворота стала также реакция других политических сил Турции: все они – будь то кемалисты, националисты или курды – выступили против вмешательства военных. Даже ярые оппоненты Эрдогана не проявили симпатии к заговорщикам, что связано с горьким опытом Турции. Таким образом, заговорщики не имели в стране политической и общественной поддержки, и надо полагать, даже при успехе заговора новым властям пришлось бы столкнуться с колоссальным недовольством и сопротивлением, что привело бы к хаосу в Турции.

Как очевидец могу добавить, что в среде общественности также было немного сторонников заговора – будь то в Стамбуле или в восточных провинциях, населенных преимущественно курдами. Безусловно, многомиллионная община курдов – это те, чьим интересам в наименьшей степени отвечала бы победа военных.

Общественные метаморфозы в Турции

Попытка переворота открыла в Турции путь для общественных метаморфоз. В Стамбуле после попытки можно было заметить два параллельных процесса – героизация полиции и бичевание клерикалов. Героем в Турции, неприкасаемым всегда считался солдат – «мехметчи», между тем, после попытки переворота лавры героев достались полиции. В Стамбуле можно было увидеть толпы людей, аплодирующих полицейским, женщин и детей, желающих сфотографироваться с полицией. «Реинкарнация» героев указывает, на какие структуры Эрдоган опирается – полиция и национальная разведывательная служба. Примечательны также реакции клерикальных группировок, которые выкрикивали на улицах лозунги и призывы религиозного характера. В сложившейся ситуации в ярком цвете предстали постоянная борьба военных, стремящихся к светскости, и широких клерикальных масс, а также одержавшая победу 15 июля исламистская масса.

Армяне и попытка переворота

В Турции проживают десятки тысяч армян, имеющих гражданство этой страны, а также тысячи граждан Армении, временно прибывших в Турции на заработки или для проживания. Попытка переворота не могла обойти армян – данное масштабное событие коснулось всех людей в Турции. Есть факты, когда от шагов, предпринятых турецким правительством после переворота, пострадали армяне, но это не носило массового и системного характера, то есть, влияние на армян данных событий было таким же, как и на других граждан Турции. Ситуация могла быть принципиально иной, если б попытка переворота удалась. Следовавшие друг за другом в последние десятилетия перевороты в Турции негативно сказывались на внутриполитической жизни страны, оказывая отрицательное влияние и на национальные и религиозные меньшинства.

Причем, рисковой была не только политика, которую новые власти могли применить к армянам, но и то, что дестабилизацией в стране могли воспользоваться националистические группировки, и на их мушке могли оказаться армяне и другие меньшинства. Замена определенной стабильности эрдогановской Турции режимом военных с неопределенными планами, как нам кажется, не стала бы лучшим вариантом для десятков тысяч армян в Турции.

Армения и попытка переворота

Следует подчеркнуть приоритетный факт – в Турции не произошла смена политических акторов, и ключевые должности в граничащей с нами на западе стране до и после переворота занимают те же лица и та же политическая сила. Следовательно, не стоит ожидать скорых и фундаментальных изменений отношения Турции к Армении. В любом случае, определенное воздействие попытка переворота оказала: после смены премьера в Турции предполагались некие шаги по армяно-турецким отношениям (весьма ограниченные), но попытка переворота отложила или вовсе сняла с повестки шаги в этом направлении. Изменения во внешней политике Турции после Давутоглу предполагают также развития на армяно-турецком фронте, но вернуться к ним могут только после преодоления последствий попытки переворота.

Новая Турция: внешние и внутренние перемены

Очевидно, что 16 июля Турция стала более эрдогановской. Но Турция стала и более поляризированной, общество накопило больше негативной энергии, в стране изменилась система ценностей. Переворот во власти не удался, но он продолжается в обществе.

Переворот катализировал и ряд внешнеполитических процессов. Среди них – восстановление отношений с Россией, в направлении которой действенные шаги были предприняты в последовавшие за переворотом недели. Турция активизировала также свою политику на Ближнем Востоке, что проявилось в ее вторжении в Сирию.

Одним предложением можно резюмировать так: Эрдоган преодолел очередное потрясение, получив новую Турцию.

 

Share

Comments are closed.