Конституционные реформы – средство репродукции власти

 


hayk-khanumyan-2Айк ХАНУМЯН
Депутат Национального собрания НКР
Степанакерт

 

Инициативу конституционных реформ в Арцахе, как правило, связывают с процессами, которые происходят в Республике Армения. Но справедливости ради следует отметить, что политики в Степанакерте заявляли о необходимости реформ задолго до конституционного референдума в РА. Сначала об этом заговорила самая многочисленная в парламенте 2010-2015 гг. фракция «Свободная Родина», которая выступает за парламентское правление. Подход этот укрепился после майских выборов в парламент 2015 года, когда партия получила 15 из 33 мандатов. Председатель партии – премьер-министр Арцаха, причем, с 2005 года «Свободная Родина» только наращивала количество своих представителей в парламенте, поэтому поддержка идеи перехода к парламентской модели выглядела более чем естественно.Первой позитивно откликнулась на идею о переходе к парламентскому управлению арцахская структура партии Дашнакцутюн. Эта партия традиционно является сторонником парламентской модели: Первая армянская республика 1918-20 гг. также была парламентским образованием с дашнакским большинством, а новейшая история Арцаха началась с парламентского правления и дашнакского большинства.

Все это публичные мотивации, но была иная глубинная причина, которая вынуждала эти партии тверже настаивать на парламнентской модели. В 2012 году Бако Саакян был переизбран на должности президента (по действующей Конституции лицо не может переизбираться на этой должности более двух раз кряду), и в прессе, и не только, стали упорно распространяться слухи о том, что на следующих выборах Ереван хотел бы видеть на посту президента бывшего главу НКР Аркадия Гукасяна, который сейчас является послом по особым поручениям при президенте РА и относится к кругу лиц, принимающих решения в Армении.

Вторая политическая сила, сформировавшая фракцию в парламенте пятого созыва – Демократическая партия Арцаха под руководством спикера парламента Ашота Гуляна выступает за президентскую форму правления и сначала не поддержала парламентскую модель. Между тремя упомянутыми партиями по данным вопросам стали проводиться политические консультации.

По итогам майских выборов 2015 года выступающие за парламентскую модель силы – «Свободная Родина» и Дашнакцутюн – заняли соответственно первое и второе места, получив в 33-местном парламенте 15 и 7 мест. Вместо прежних трех партий в парламенте оказалось 5 политических сил. Партии «Движение 88» и «Национальное возрождение» также сформировали фракции в парламенте, правда немногочисленные – 3 и 1 мандата. В то время в Армении разворачивался активный процесс конститиуционных реформ, но Степанакерт наблюдал за ними в полном молчании. Конституционный референдум в декабре 2015 года и принятие поправок в Конституцию Армении дали сторонникам парламентской модели в Арцахе дополнительный аргумент для продвижения своей позиции.

В феврале 2016 года состоялись политические консультации, в которых на сей раз участвовали и партии «Движение 88» и «Национальное возрождение», и выступавшая против этой модели Демократическая партия Арцаха, третья по численности в парламенте, также высказалась за эту идею. Они сочли, что Арцах должен идти по пути Армении: партия «Движение 88» высказалась за полупрезидентскую модель, а руководимое мной «Национальное возрождение» сочло и по сей день придерживается мнения, что в Арцахе конституционные реформы ни к чему. Мы считаем, что в подобных Арцаху слабых демократиях конституционные реформы, как правило, проводятся с целью репродукции власти, и эффективность управления или оптимизация системы совершенно не зависят от модели управления. Так или иначе, мы также решили принять участие в процессе реформ, чтобы держать руку на пульсе и защищать интересы наших избирателей.

На следующем этапе политических консультаций к парламентским силам присоединился и ряд внепарламентских партий, самой крупной из которых стала постоянно принимающая участие в выборах Коммунистическая партия Арцаха.

В марте 2016 года была сформирована специальная комиссия по конституционным реформам при президенте НКР во главе со спикером парламента Ашотом Гуляном. Она должна была до 1 мая представить концепцию конституционных реформ. Но имевшие место на границе Арцаха и Азербайджана военные действия в апреле вынудили пролонгировать сроки.

Летом же по данной теме произошли примечательные события. Оказалось, что концепция вырабатывается на основе не мнений политических сил, а предложений определенных специалистов. Ключевую роль взял на себя экс-министр юстиции Армении, ныне – глава Аппарата НС РА Грайр Товмасян, который и стал проводить встречи с политическими силами, пытаясь убедить их в целесообразности президентской модели. Уже было ясно, что возглавляемая А. Гуляном комиссия не в состоянии изменить даже запятую в новой концепции и в проекте.

Анонсировавшаяся годами парламентская модель была в одночасье заменена «суперпрезидентской» моделью, которая предполагает синхронные выборы президента НКР и парламента путем всеобщих прямых выборов. В случае роспуска парламента проводятся также новые президентские выборы, а в случае объявления недоверия президенту парламентом проводятся также парламентские выборы.

Но беспокоит не столько это, сколько предполагаемый переходный период. Следующие парламентские выборы должны состояться в 2020 году, а президентские – в 2017. На этот период парламент должен назначить президента переходного периода. Больше всего нас беспокоит то, что на эту должность может претендовать действующий президент Бако Саакян, который тем самым получит возможность баллотироваться в 2020 году на должность президента. Для подобной озабоченности имеются веские основания, в том числе, встречи президента с политическими силами в августе. В случае реализации данного сценария Арцах может утерять обретенные за последние годы достижения в области демократии, развития политических институтов и скатиться в пропасть, для выхода из которой понадобятся десятилетия и упорная работа дерзкого поколения. Следует заметить, что практика сосредоточения власти в руках одного человека\семьи присуща центрально-азиатским странам и Азербайджану. Состоявшийся 26 сентября в Баку конституционный референдум свидетельствует о правоте данного тезиса.

Почему в процессе конституционных реформ произошли подобные метаморфозы? У меня несколько версий:

  1. Лоббинг Бако Саакяна и его окружения, не включенного в политические круги. Уже после парламентских выборов можно было заметить, что президент Арцаха все больше привязывается к власти и не прочь пренебречь «мелкими» запретами, такими, как перспективы развития Арцаха, репутация страны и прочее.
  2. Желание официального Еревана. В июне по заказу президентской администрации РА был проведен опрос, в котором наряду с другими был и вопрос о модели управления. Большинство участников опроса высказались за президентскую форму. Учитывая тяжелую встречу Сержа Саргсяна с арцахскими парламентариями после Апрельской войны, президент Армении (который также ищет способы остаться у власти) решил иметь дело в Арцахе не с непредсказуемым парламентом, а с верным себе лицом.
  3. Первая и вторая версия не противоречат друг другу и могут даже дополнять.
  4. Апрельские военные действия. Во время тех событий значительно возрос авторитет Героя Арцаха Виталия Баласаняна. В ходе президентских выборов 2012 года В.Баласанян получил треть голосов, и есть риск, что на выборах 2017 года он или возглавляемая им сила может взять власть по итогам выборов. И для Еревана, и для Степанакерта Баласанян – непредсказуемый политик, несмотря на умение вступать в коммуникацию с властью. Это также одна из причин, по которым было решено перейти к упомянутой модели.

Несмотря на версии, одно можно сказать наверняка – конституционные реформы в их нынешнем виде нацелены на репродукцию власти. Это приведет к формированию еще большей атмосферы несправедливости, недоверия к власти и негативно повлияет на международную репутацию Арцаха. Шансы на провал реформ малы, как и голосования «против». Это также специфика несостоявшихся демократий, когда почти все политические силы по сути выступают против проекта, а в парламенте большинство голосует «за». То же самое можно сказать о референдуме и выборах вообще.

P.S. Статья была написана в середине октября, проект концепции конституционных реформ должен быть представлен президенту до 20 ноября.

 

 

Share

Comments are closed.