Кризис идентичности в Турции и его последствия на фоне курдского фактора

Овик АВАНЕСОВ
Преподаватель кафедры истории
университета «Месроп Маштоц»
Степанакерт

 

«Если однажды Турция развалится, то не силой оружия, а из-за проблем идентичности»

Грант Динк

Османская империя сложилась в результате захватнических набегов, параллельно которым осуществлялась насильственная исламизация и политика тюркизации, в результате чего сформировалось население со смешанным генезисом. Правительство учрежденной в  1923 г. Турецкой республики продолжило ассимиляционную политику Османской империи. Основной целью этой политики было создание однородной турецкой государственности. Турецкая пропаганда представляла проживающие в Турции более 40 наций и этнических групп как турок, игнорируя их права (религиозные, лингвистические, культурные и другие).Ученые турецких университетов в городах Кайсери (Кесария), Малатия и Элагыз (Харберд), по поручению Совета национальной безопасности изучив национальные меньшинства в Турции, в 2000 году опубликовали доклад о положении национальных меньшинств. Однако отмеченные в  докладе цифры не соответствуют действительности, они снижены в несколько раз. Турецкое правительство, проводя перепись или иные исследования, строго засекречивало численность национальных меньшинств и публиковало только данные, которые отвечали национальным интересам. В последние годы начался процесс, который свидетельствует о фактическом провале политики ассимиляции.

Как считает тюрколог Рубен Мелконян, процессы вокруг этнической идентичности в Турции можно подразделить на две условные группы. Первая – различные народы, как, например, курды, черкесы (а в последнее время и исламизированные армяне) в основном открыто борются за свои права, переосмысливают собственную этническую культуру, язык, обычаи и тем самым пытаются сбросить с себя насильственно навязанную турецкую «идентичность». Введенная в школах Турции обязательная «клятва ученика» нацелена именно на игнорирование этнической идентичности. Миллионы детей ежедневно начинают занятия в школах с этой клятвы, первая строка которой гласит: «Я турок, я прав, я трудолюбив». Именно это стало причиной исков представителей различных этносов, в том числе, в Европейский суд по правам человека, с требованием отменить клятву и не вынуждать этнических курдов, черкесов, армян, греков и представителей других наций утверждать, что они турки.

Вторая – в среде подвергнутых насильственной ассимиляции в различные периоды истории народов начинается латентный процесс осознания этнической идентичности, который затем также становится открытым. Часть насильственно ассимилированных людей сначала начинает подвергать сомнению свою «турецкую» идентичность, а затем начинаются поиски истинной идентичности. Именно в результате этих процессов у части населения Турции наблюдается так называемый кризис идентичности. Одним из наиболее распространенных в научных, общественных и политических кругах стал вопрос – кто мы? Некоторые турецкие социологи, обращаясь к этому вопросу, справедливо относят это явление к числу распространенных в турецком обществе болезней. В этом смысле примечательно выглядят исследования английских и германских ученых, согласно результатам которых 38-40%  жителей Турции не считают себя турками. Кризису идентичности в Турции способствуют также нынешние процессы: например, обсуждение десятилетиями находившихся под запретом тем, снятие ряда табу, которые в свою очередь вызывают в обществе различные вопросы.

Турция пребывает в курдском кольце: с одной стороны курдские населенные пункты в Сирии, которые расположены в приграничной с Турцией зоне, с другой наличие Курдистана на севере Ирака, а вдобавок проживающие в самой Турции 20 млн. курдов, которые по итогам парламентских выборов 7 июня 2015 года впервые смогли организоваться в партию и получить мандаты в парламенте, однако правящая партия не смогла сформировать коалиционное правительство, и 1 ноября были проведены внеочередные выборы, во время которых курды набрали меньше голосов, чем в июне, но все же получили внушительное количество депутатских мандатов.

С появлением террористической структуры «Исламское государство» турки неявно стали ее поддерживать, что было обусловлено набегами этой структуры на курдские населенные пункты. Из-за этого турецкое правительство долгое время открещивалось от участия в международной коалиции, которая наносила только воздушные удары по позициям ИГ. Только с недавних пор Турция присоединилась к международной коалиции, но мишенью турецких истребителей стали курдские позиции. Следует отметить, что в этой борьбе наиболее эффективную борьбу проводят именно курды, но это не отвечает интересам Турции, поскольку официальной Анкаре не на руку создание единого курдского государства. В ответ на налеты турецкой авиации курды осуществляют нападения на военных, силовиков в Турции, взрывают энергетические инфраструктуры, что наносит значительный материальный ущерб турецкому бюджету.

В июле сего года в Турции была предпринята попытка военного переворота, после жестокого подавления которой и продолжающихся по сей день массовых арестов турецкий режим предпринял 24 августа операцию «Щит Евфрата», которая, по данным турецкой стороны, решает задачи безопасности. В качестве «аргумента» своей правоты турки ссылаются на 51 статью Устава ООН о праве на самозащиту. Но Турция на территории Сирии решает более далекоидущие задачи:

преследуется цель упразднить курдские образования на территории Сирии, которые, кстати, расположены в основном близ сирийско-турецкой границы;

в Сирии восстанавливается влияние прежней Османской империи, свидетельством чему – территориальные претензии в отношении Алеппо.

Расширение присутствия Турции вызывает беспокойство вовлеченных в конфликт ключевых сторон, в первую очередь России и Ирана. Министр ИД России Сергей Лавров заявил, что Москва отслеживает продвижения турецких войск на севере Сирии и призвал согласовывать их с официальным Дамаском. Тегеран также выразил серьезную обеспокоенность, настаивая на уважении суверенитета Сирии. Но Турция, по сути, не намерена останавливаться. Ярким свидетельством тому является недавнее заявление президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, который назвал «турецкой территорией» не только Алеппо, но и ряд иракских населенных пунктов.

Турецкий режим нервирует и то, что США поддерживают сирийских курдов. США, судя по всему, намерены расчленить Сирию на несколько образований по конфессиональному признаку. Как сообщает РИА Новости, об этом заявил министр информации Сирии Рамиз Тарджаман. Высокопоставленный чиновник отметил, что согласно стратегии США, которую они проводят на Ближнем Востоке с подачи Израиля, «территория Сирии должна быть разделена на несколько частей по конфессиональному признаку». «Вашингтон хочет, чтобы Сирия ослабла, он намерен расчленить страну. В частности, на севере предусмотрено провозгласить курдское государство, чтобы Сирия как минимум стала федерацией или конфедерацией», заявил Тарджаман (карту проекта см. в приложении 1).

Таким образом, кризис идентичности и сложившаяся внутриполитическая ситуация, а также современные геополитические развития наносят серьезный удар по государственному и административному устройству Турции и неосманским перспективам.

 

Приложение  1

 

 

 

 

 

 

 

 

Приложение  2

Share

Comments are closed.