Проза и реалии армяно-иранского военного сотрудничества

Антон ЕВСТРАТОВ
Политический аналитик
Воронеж

 

Визит президента Ирана Хасана Роухани в Армению последует за целой чередой контактов политиков двух стран на разных уровнях.  Выходящий из-под давления международных экономических санкций Иран и испытывающая серьезные проблемы в своем развитии Армения остро нуждаются друг в друге. Речь идет о самых разных сферах – экономической (где за последний год произошло 4%-е снижение товарооборота), политической (оба государства остро нуждаются в союзниках и партнерах). Особое значение, учитывая недавнее обострение ситуации в Нагорном Карабахе, имеет, в особенности, для Еревана, военное измерение армяно-иранских контактов.

Сложно предположить, к чему приведет в данной плоскости визит Роухани, однако очевидно, что почва для принятия серьезных решений сторонами готовится, причем делается это весьма основательно.  Еще в 2006 году армяно-иранские отношения были названы стратегическими  — это сделал тогдашний министр обороны Армении Серж Саргсян в докладе «Направления стратегии национальной безопасности Республики Армения».  При его преемниках на посту главы армянского оборонного ведомства стороны продолжили движение по пути укрепления военного сотрудничества. В 2011 году между тогдашним главой минобороны РА Сейраном Оганяном и заместителем министра обороны ИРИ Резой Мозафари Ниаи состоялись переговоры, особенно актуальные в тяжелом положении, в котором находилась тогда Республика Армения —  когда Грузия стала препятствовать поставкам военных грузов из России в условиях блокады Азербайджана и Турции. Именно в этот период был актуализирован дискурс о необходимости использования Ирана и его военных возможностей. Толчком к сближению стали и санкции, наложенные на  ИРИ год спустя, и ставшие самыми тяжелыми за всю ее историю. Несмотря на то, что экономические ограничения были обрушены на Тегеран как отдельными государствами Запада, так и Советом безопасности ООН, армянская сторона продолжала проведение с ним консультаций, в том числе и по военным вопросам.

При этом каких-то осязаемых черт армяно-иранское военное сотрудничество долгое время не имело – речь шла лишь о переговорах и взаимном выражении намерений.  И это – на фоне развивавшегося, пусть и недостаточными темпами, экономического взаимодействия и партнерского характера взаимоотношений в политической сфере.

Приход к власти в Иране Хасана Роухани и его успех в деле отмены санкций положил начало новому этапу складывания армяно-иранского военного сотрудничества.  24-25 мая 2016 года иранскую столицу посетила армянская делегация во главе с замминистра обороны Армении Давидом Тонояном. Ей удалось провести встречи с главой иранского оборонного ведомства Хоссейном Дехганом, а также его заместителем Фирузом Масихпуром,  побывать в иранском научно-технологическом университете Малик Аштар  и центре стратегических исследований. Именно в мае 2016 года, по мнению экспертов, произошло согласование повестки военного взаимодействия двух стран, и наметились ключевые мероприятия будущего сотрудничества.  В мае 2016 года поработал на этой ниве и нынешний министр обороны Армении Виген Саргсян – он встретился с Мехди Карбалаи, исполнительным директором иранской компании ЭТКА.  Это – госкорпорация, производящая продукты питания, текстильные изделия и другие товары для тыла, а также занимающаяся строительством.

Интенсивность встреч представителей министерств обороны Армении и Ирана именно весной-летом 2016 года – не случайность. Объяснением ей может служить некоторое разочарование армянского военно-политического руководства и общества в России, действовавшей, по мнению многих, недостаточно активно в деле защиты своего единственного южно-кавказского союзника в ходе апрельского обострения.  Не добавили популярности Москве после апрельских событий и одиозные заявления ряда российских политиков и экспертов, наиболее резонансным из которых было, конечно, обещание Дмитрия Рогозина продолжать поставлять вооружение Азербайджану.

В июне того же года в Иран отправилась еще одна делегация, ее возглавлял заместитель министра обороны Армении и глава департамента материально-технического обеспечения армянской армии генерал-лейтенант Мовсес Акопян. Как и ожидалось, этот визит, помимо общих (как, например, очередная встреча с Дехганом), имел и некоторые конкретные контуры – Акопян и его подчиненные лично посетили завод ЭТКА и ознакомились с продукцией данной компании.  Имели место и другие контакты ЭТКА с армянским военным руководством. На данный момент эта компания  —  единственный иранский производитель, открыто сотрудничающий с министерством обороны Армении. Во многом эта открытость объясняется тем, что ЭТКА производит не чисто военные товары, а  изделия, используемые в тылу.  Такой уровень сотрудничества двух оборонных ведомств не выглядит компрометирующим Иран в глазах Азербайджана, с которым ИРИ также активно взаимодействует в самых разных сферах.

По-видимому, в имеющейся на данный момент системе координат военное сотрудничество Ирана и Армении не переживет активизацию и переход на поставки летального вооружения. Вне сомнения, Ирану есть что предложить – и реактивные «умные» снаряды Басир, снабженные лазерной наводкой, и крылатые ракеты малой дальности «Кяусар», и современные радиолокационные станции, не говоря уже  о менее высокотехнологичных образцах. Однако ИРИ неустанно следует принципу паритета между Баку и Ереваном, причем даже значительное увеличение азербайджанского военного бюджета в последние годы не подтолкнули Тегеран к изменению позиции. Впрочем, объяснение этому есть —  Исламская Республика возлагает надежды на достижение необходимого регионального равновесия на Россию. Этим объясняется, например, позитивная реакция иранской стороны на появление российских «Искандеров» на военном параде в Ереване. Прямое же вмешательство в армяно-азербайджанское противостояние на стороне Армении – не в интересах Ирана хотя бы потому, что его  политические и бизнес-интересы связаны и с Баку, причем вторые – в большей степени, чем с Ереваном. К примеру, именно через Азербайджан пойдет железная дорога, которая свяжет ИРИ с РФ и, одновременно, станет важным звеном железнодорожного кольца вокруг Каспия.

Этот контекст вряд ли смогла изменить октябрьская встреча министра обороны Армении Вигена Саргсяна и еще одного заместителя главы иранского оборонного ведомства Насроллы Калантари. Учитывая, что в их беседе в расширенном формате участие приняли также руководитель военно-промышленного комитета МО РА Давид Пахчанян и замминистра Давид Тоноян, можно предположить, что речь и там шла о сотрудничестве тыловых служб и поставках соответствующей продукции, но не о чем-то большем.

Не поддаваясь пока беспредметным мечтаниям о поставках оружия или других чисто военных совместных ирано-армянских мероприятиях, можно отметить, однако, пользу имеющихся связей.  Напомним, что в дни апрельского противостояния вооруженные силы Армении и НКР продемонстрировали недостатки и в своем тыловом обеспечении,  и здесь помощь иранской стороны может иметь серьезное позитивное значение. Впрочем, окончательные акценты будут расставлены президентами двух стран в ходе их ереванской встречи.

Share

Comments are closed.