Зависимая независимая Южная Осетия


Независимость или вхождение в состав России — главный вопрос, который обсуждается в республике

Тимур Цхурбаты, Цхинвал
фото Нелли Габараева

Сама эта дилемма вызывает непонимание у ближних и дальних соседей Южной Осетии. Чтобы ответить на вопрос, как она вообще возникла, необходимо вернуться к истокам грузино-юго-осетинского конфликта.В начале 1990-х, когда конфликт перешел в вооруженную стадию, лидеры только созданного и сразу ставшего политической доминантой осетинского национального движения «Адамон Ныхас» вначале считали вооруженное противостояние бесперспективным. Об официальной власти говорить не приходилось — она попросту растерялась и предала собственный народ.Поэтому, можно сказать, вооружённое противодействие тогда возникло стихийно. Это была народная реакция — большинство появившихся «из ниоткуда» полевых командиров до того в политической жизни не участвовали.Последовавшая многолетняя война истощила и физический, и главным образом интеллектуальный ресурсы Южной Осетии. Наиболее харизматичные полевые командиры в силу разных обстоятельств постепенно исчезли из политической жизни республики.

На этом фоне произошла война в августе 2008.

Дальнейшие события хорошо известны. Вмешалась Россия, грузинская армия покинула Южную Осетию, вместе с армией бежало и население грузинских сел республики. Кроме того, Южная Осетия получила контроль над Ленингорским районом, до того находившемся под контролем Тбилиси.

Осетины облегченно вздохнули, но в тот момент они не ожидали скорого политического разрешения своего вопроса. Признание Россией Республики Южная Осетия для многих стало большой неожиданностью. Общество тогда больше рассчитывало на присоединение к России, ведь на референдуме о сохранении СССР в марте 1991 они сказали «да» и были ориентированы на его преемника — Россию.

Предполагалось, что действующий на тот момент президент Южной Осетии Эдуард Кокойты, вернувшись в Цхинвал на плечах российской армии, станет для республики героем-освободителем. За этим должен был последовать его новый президентский срок уже в статусе руководителя признанного государства, затем следующий.

Такому развитию событий помешали два фактора. Во-первых, город освобождали без его участия. Во-вторых, стало видно, как хорошо находит общий язык с российскими коррупционерами Эдуард Кокойты. Огромные средства, направленные в республику, благополучно осели в частных карманах.

Наступил ноябрь 2011 года – первые президентские выборы после признания Россией независимости Южной Осетии. Наспех сколоченная с помощью административного ресурса партия «Единство» во главе с Зурабом Кокоевым — клон российской проправительственной «Единой России», быстро показала свою несостоятельность. Россия принялась спешно искать нового человека, способного возглавить республику. Им оказался Анатолий Бибилов.

Те выборы продемонстрировали, что России нужны лишь слепое подчинение и правильное голосование. Москва хотела создать в Южной Осетии ту же «вертикаль», что и у себя. Однако несмотря на поддержку тогдашнего президента России Медведева, Анатолий Бибилов выборы проиграл. Общество проголосовало за «своего» кандидата — Аллу Джиоеву. Москва попыталась давить на Цхинвал. В республике тогда чудом удалось избежать кровопролития.

Выборы в конце концов признали несостоявшимися, и Южную Осетию возглавил новый президент – Леонид Тибилов, устраивающий и Москву, и в целом югоосетинских избирателей. Эти события тогда показали, что Москва намерена и дальше игнорировать выбор местных жителей и делать ставку на преданных безынициативных чиновников.

Анатолий Бибилов и его партия «Единая Осетия» тем временем продолжили свою линию – выдвинули лозунг о вхождении в состав России, пользуясь тем, что для большинства населения он является эквивалентом стабильности. При этом мнение России не учитывалось, а югоосетинский народ просто обманывали, пытаясь прийти к власти.

Потом наступили парламентские выборы 2014 года. Сознательная часть электората их проигнорировала — и оказалась в заложниках у произошедшего. Партия «Единая Осетия» получила большинство голосов, и ставший спикером Бибилов провозгласил себя «голосом» стремящегося в Россию народа.

Однако после прихода к власти обещание присоединиться к России, естественно, выполнить не удалось, и теперь «Единая Осетия» ищет «врагов», мешающих осуществить «вековую мечту» осетинского народа.

На руку ей играют и грузинские политики. Игнорируя более чем двадцатилетнее противостояние Южной Осетии и Грузии, они сводят эту ситуацию в Цхинвале к «агрессии» России и рисуют осетин чуть ли не союзниками Грузии.

Президент Леонид Тибилов тем временем начал готовиться к президентским выборам, которые должны состояться в 2017 году, и решил перехватить у Бибилова популярный лозунг вхождения в состав России. Тибилов пошел даже дальше Бибилова – он предложил провести референдум на эту тему. Правда, эта идея не получила дальнейшего развития, так как Москва ее явно не поддержала.

Тем временем в Южной Осетии растет число сторонников независимости. Их ряды пополняют прежде всего выпускники российских вузов, лично познакомившиеся с российскими реалиями и гораздо лучше старшего поколения понимающие преимущества независимости.

То, что сторонников независимости много, и они достаточно сильны, подтвердилось, прежде всего, в процессе подготовки нового договора об углублении интеграции между Россией и Южной Осетией, который был ратифицирован сторонами в июне прошлого года.

Первоначальный вариант договора, авторы которого остались неизвестны, лишал Южную Осетию всех преимуществ независимости. Он предполагал полное поглощение южноосетинских силовых структур российскими, делегировал России право принимать решения по обеспечению безопасности республики – но при этом не делал ее частью России. В ответ тогда был создан координационный совет непарламентских партий и общественных организаций, и благодаря энергии молодых людей, вошедших в его состав, некоторые позиции удалось отстоять. В итоговом варианте пункт о вхождении в состав России был исключен, и уровень интеграции с Россией оказался ниже.

Да, сторонников независимости в обществе Южной Осетии сегодня по-прежнему в разы меньше. Большинство избирателей в Южной Осетии не пользуются интернетом, и это на руку власти. Политические интриги и сплетни отравляют общественную атмосферу, и в итоге все больше людей разочаровываются в самой идее независимости.

Но сила тех, кто за независимость, не в численности. Это наиболее думающая часть населения и большинство молодежи с высшим образованием. Доступ к медиа для них затруднен, но благодаря социальным сетям их поддержка в обществе растет.

А что же сама Россия?

Учитывая международные санкции, последовавшие за признанием Крыма, России никак не с руки сейчас включать в свой состав Южную Осетию. Это сделает ее объектом еще большей критики со стороны мирового сообщества и приведет только к усилению санкций, от которых она стремится избавиться. Поэтому Россия и намеками, и в открытую высказывала свое негативное отношение к попыткам Южной Осетии войти в её состав.

Можно также предполагать, что откровенные иждивенцы России не нужны. А со сторонниками независимости — прогрессивной, но слабой и плохо организованной политической силой Южной Оcетии, у России действенного контакта нет. В этих обстоятельствах Россия, скорее всего, поставит на стабильность – то есть, поддержит действующего президента Леонида Тибилова, который будет продолжать лавировать между противоположными идеями – об укреплении независимости и о ее полной потере.

Мнения, высказанные в статье, передают терминологию и взгляды авторa и не обязательно отражают позицию редакции

9 марта 2016

Источник: JAMnews

Share

Comments are closed.