Почему у диаспоры нет рычагов влияния на принятие решений в Армении

Наира АЙРУМЯН
Журналист
Ереван

Национальное государство считается на сегодняшний день самым актуальным в мире методом организации сообществ. Попытки расширить национальные рамки и строить государство на общечеловеческих ценностях сталкиваются пока с серьезными проблемами: летом этого года лидеры самых толерантных космополитичных европейских стран вынуждены были признать провал политики мультикультуризма и вернуться к идее построения национального государства.

Армения и Арцах являются по сути национальными государствами, хотя конституции гарантируют права всех, независимо от национальной принадлежности. Национальный характер двух этих государств предполагает, что в управлении ими должно принимать участие не только население РА и НКР, но и часть нации, проживающая за их пределами. Однако, за 20 лет существования Армении и Арцаха нации не удалось создать институциональных механизмов участия 7-миллионной диаспоры в жизни 3-миллионной Армении и 150-тысячного Арцаха.

Почему диаспоре, которая оказала и оказывает Армении и Арцаху неоценимую поддержку, отказывают в участии в принятии решений? Кто-то может возразить, что граждане других государств не вправе вмешиваться в дела «чужих» стран. Но это значит, что мы отказываем своим соотечественникам, к национальным чувствам и карману которых мы периодически обращаемся, в возможности благоустраивать свою родину и хотя бы контролировать использование собственных средств.

Кроме того, что плохого во вмешательстве наших соотечественников – ведь мы говорим о построении национальных государств, а нация – это государства плюс диаспора.

За прошедшие годы было предпринято несколько попыток объединить диаспорские организации, разделенные по партийному и даже идеологическому признаку. Трижды в Ереване проводились всеармянские форумы, глава Союза армян России инициировал создание Всемирного конгресса армян, но участники этих собраний ограничились высокопарными словами о триединстве Армении, Арцаха и диаспоры и разъехались по домам.

Весной в США была предпринята попытка создать общеармянский форум, на котором, пожалуй, впервые, был поднят вопрос об институциональном участии диаспоры в политической жизни Армении. Было выдвинуто несколько конкретных предложений, в том числе, о создании постоянно действующего Всеармянского конгресса, наделенного консультативными или наблюдательскими полномочиями. Было также предложение о выделении в парламенте Армении мест для представителей диаспорских организаций.

19-20 сентября этого года в Ереване состоялся форум, организованный министерством диаспоры Армении. После форума появились сообщения о возможности выделения в армянском парламенте квот для представителей диаспоры, хотя о конкретных механизмах речь вряд ли шла. Но очевидно, что вопрос этот обрел такую актуальность, что требует оперативных решений.

Чем обусловлена актуализация этого вопроса? На фоне молчаливого отстранения диаспоры от проблем в Армении и Арцахе, о которых говорят, как о мертвых — «либо хорошо, либо ничего», за последний год произошло сразу несколько событий, которые доказали, что государство не может решать общенациональные задачи без консультаций с диаспорой.

Впервые это проявилось, когда президент Армении Серж Саркисян, следуя «советам» Москвы, решил предложить примирение Турции. Примирение это предполагало целый ряд трансформаций национального масштаба и касалось далеко не только жителей Армении. В частности, предполагавшееся в рамках примирения признание границ Турции и отказ от международного признания армянского геноцида лишали армянский народ права на реализацию вековых претензий и получение компенсации. Кроме того, примирение предполагало также уступки по карабахской проблеме, и это также касалось не только граждан Армении.

И диаспора впервые показала, что не намерена отказываться от своих прав в пользу политики власти Армении. В различных странах прошли многотысячные митинги, Сержа Саркисяна встретили в Бейруте и Париже далеко не с такими почестями, как президента национального государства. Партия Дашнакцутюн, продвигающая национальные претензии и объединяющая значительную часть мирового армянства, вышла из правящей коалиции в Армении. И это возымело свое действие – армянские власти не посмели пойти на явные уступки, в итоге подписанные главами МИД армяно-турецкие протоколы провалились, и Турция обвинила в этом диаспору.

Но уже в тот момент стало ясно, что у диаспоры нет рычагов воздействия на власть в Армении, и если б геополитический пасьянс сложился другим образом, не известно, удалось бы диаспоре «отговорить» Сержа Саркисяна.

Второй симптоматичный случай произошел в начале сентября, когда было объявлено, что 24 числа Серж Саркисян организует в Лос-Анджелесе прием по случаю 20-летия независимости Армении. Центральный комитет АРФ Дашнакцутюн западного побережья США неожиданно выступил с беспрецедентно жестким заявлением, отказавшись участвовать в приеме, который проводит Серж Саркисян. Несмотря на то, что оппозиционные в Армении дашнакцаканы придерживаются рамок «корректности», критикуя власть, американский ЦК разнес в пух и прах политику нынешнего руководства Армении, обвинив его в олигархизации, монополизации экономики и политики, коррупции и других грехах.

Это, пожалуй, был первый прецедент публичного вмешательства диаспорской структуры в политику властей Армении. Но заявление ЦК АРФД Западного побережья США не было поддержано ни другими структурами партии, в том числе, в Армении, ни другими политическими и общественными организациями. А поскольку у диаспоры нет институциональных рычагов воздействия на власти Армении, инцидент был урегулирован «традиционным» способом, и вскоре тот же ЦК выступил с заявлением, что получил отредактированное предложение, в котором отмечено, что прием организуется не в честь Сержа Саркисяна, а по случаю независимости, и принято решение пойти на прием.

Нет сомнений в том, что Серж Саркисян примет дашнакцаканов как блудных сыновей, но ему каждую минуту следует ожидать новых проявлений интереса диаспоры к политике власти в Армении.

Долго ждать, впрочем, не пришлось – 19 сентября Католикос Великого дома Киликийского Арам Первый на всеармянском форуме обвинил власти в проведении политики, способствующей эмиграции и опустошению Армении. Его не поддержали ни Католикос всех армян Гарегин Второй, ни руководители собравшихся организаций. Но никто не стал оспаривать право католикоса, живущего за пределами Армении, «вмешиваться» во внутренние дела страны.

Почему же диаспоре не удается создать рычаги влияния на принятие решений в Армении и Арцахе? Многие склонны считать, что дело в разнородности самой диаспоры, которой сложно не то что согласовать какие-то механизмы, но даже необходимость таких рычагов. Кто-то утверждает, что мешает отсутствие прецедента, но, как нам кажется, собака зарыта в Армении.

Нужен ли армянской власти наднациональный орган, который ограничит диапазон ее свободы? Власть в Армении явно не готова открыть государство для нации и, тем более, не готово делиться властью. Ни для кого не секрет, что президентская власть в Армении и Арцахе практически абсолютна, парламент и другие государственные институты преимущественно играют номинальную роль, не принимая равноправного участия в принятии государственных решений. Как признаются армянские политики, без президента не решаются даже малозначительные вопросы. И на этом фоне вряд ли президент станет поощрять создание рычага влияния на собственную политику.

Однако, в нынешних условиях, когда оппозиция в Армении слишком слаба, чтобы влиять на принятие решений и определение политических трендов, настойчивое требование диаспоры об участии в решении национальных вопросов может сыграть важную роль. Появление консультативного диаспорского органа может не только сбалансировать авторитарный метод принятия решений, но и привить новую культуру, стимулируя независимость и других государственных институтов – парламента, судов, гражданского сектора и прессы.

Share

Comments are closed.