Девочки – послушные и плаксивые, мальчики – дерзкие и шаловливые

Гендерные роли в учебниках

 

Рузанна ЦАТУРЯН
Исследователь
Ереван

Республика Армения официально заявила о проведении политики, нацеленной на гендерное равноправие. Принятые в Армении разного рода правовые документы, касающиеся гендерной сферы, международные конвенции, законы, концепции, стратегии и национальные программы[1] таргетитируют также образовательную сферу как важную платформу утверждения гендерных эгалитарных представлений. В этом смысле можно выделить в особенности влияние учебников — как своеобразный лакмус перехода от старого к новому, которому в переходных обществах придается особая важность. Учащиеся в ежедневном общении с учебниками усваивают изображенные в них образы и понятия, поскольку учебники как легитимизированное «знание» определяют «общественные правила и нормы общежития»[2]. В этом смысле учебники для младших классов считаются важным инструментом социализации. Особенно в таких централизованных системах образования, как в Армении, дети во время уроков пользуются в основном учебниками, а учителя строят свои учебные планы также на основе материала учебников»[3]. Эксперты отмечают, что хороший учебник не должен содержать гендерных стереотипов, поскольку они перекликаются с процессом структурирования потенциала и желаний учащегося.В какой мере образовательная среда Армении и особенно школьные учебники касаются вопросов гендерного равенства, исключения гендерного насилия и равных возможностей для мужчин и женщин?

Взятые правовыми актами РА обязательства в этой сфере пока не трансформировались в четкие директивы  и убеждения. К сожалению, проблемы гендерной чувствительности в образовательной сфере, несмотря на официальные формулировки, пока не считаются актуальными в общественном восприятии, а порой и в сфере образовательной политики они нередко рассматриваются как «завезенные и силой навязываемые Западом» условия и требования, либо как маргинальные, совершенно не актуальные вопросы. В этих дискуссиях не таргетируется слабое соответствие принятой государственной политики и реализуемых действий, а также проблемы вызовов вообще, связанных с гендерными вопросами в сфере образования[4]. Сравнение плана утвержденных мероприятий и отчетов об их выполнении в течение многих лет позволяют заметить, что в данной области государственной политики не отмечается важность роли учебников как важного инструмента образовательной философии новой, независимой Армении. В периодически переиздающихся учебниках все еще сохраняются дискриминационные послания по поводу нормирования роли мужчин и женщин. Практически во всех основных и альтернативных учебниках для младших классов в РА – Букварь, Родной язык 1-4, Математика 1-4, «Я и окружающий мир» 2-4, Технология 1-4, Физкультура 2-3, Изобразительное искусство 1-4, Музыка 2-4 – гендерные роли представлены непропорционально, с превалированием мужского пола. Так, в целом, во всех учебниках на картинках в 65% случаев изображены представители мужского пола. Помимо количественной диспропорции, посредством иллюстраций и текстов в учебниках создаются или транслируются стереотипные роли мужчин и женщин, характерные признаки, профессии и обязательства.

Во всех учебниках для младших классов женщина представляется скорее во внутрисемейных рамках, в среде бытовых забот и реалий. Этот подход наиболее выпукло представлен в семейных картинах в лице образа «матери». В условиях превалирования в учебниках мужских ролей, например, в учебнике Родной язык для 1 класса[5], в разделе «Моя семья» представлено 49 женских и 44 мужских семейных роли причем, так всего 9 девочек, 30 мальчиков, 8 бабушек, 5 дедушек, 9 раз представлена роль отца и 32 раза – матери, с которой связываются практически все внутрисемейные заботы и обязанности – опека детей, домашние дела, готовка и прочее. На таких «счастливых» семейных картинах не таргетируются партнерские взаимоотношения, члены семьи имеют отдельные роли, указывая на четкое разделение занятий мужчин и женщин: вяжущая на спицах бабушка, смотрящий телевизор дедушка, мать, помогающая дочке учить уроки, читающий на диване газету папа, девочка играет в куклы, мальчик бросает мяч и орудует саблей.

Мужские роли более разнообразны в общественном смысле – они лазают по деревьям, плавают, катаются на велосипеде, тренируются. Девочкам достаются в основном дополняющие, второстепенные роли – зачастую просто повторение женских или материнских ролей. Так, на одной из картинок в Букваре[6] дети изображены на лоне природы – мальчики изготовляют шалаш, лазают по деревьям, плавают, а девочки готовят на костре еду.

Особое внимание следует уделить представлению в учебниках профессиональных ролей. В условиях нынешней профессиональной гендерной дискриминации проблема эта рассматривается и в Концепции гендерной политики, где отмечается: «Поощрять девочек к получению такого образования, которое позволит им вступить на рынок наиболее влиятельных и востребованных профессий, получению технического и ествественнонаучного образования, а мальчиков и мужчин поощрять к педагогической деятельности и участию в системе среднего образования»[7]. Между тем, представленные в учебниках для младших классов профессиональные роли продолжают повторять или воссоздавать картину гендерного разделения профессий, констатируя утверждение исследователя о том, что часто встречавшиеся в советских учебниках образы космонавтов, рабочих в постсоветских учебниках были заменены образами домохозяек[8].

Образ учителя в учебниках представлен исключительно в женском обличии. К «женским» специальностям отнесены танцовщицы, продавщицы, пекари, швеи, реже – врачи. Перечень «серьезных, важных и мужских» специальностей и занятий гораздо шире – художник, летчик, танкист, солдат, водитель, строитель, столяр, моряк, тренер, полицейский, скульптор, кузнец, скрипач, фотограф, космонавт и прочее.

Картинки и тексты в учебниках «учат» также тому, какими должны быть девочки и мальчики, и в качестве мужских признаков указывается на силу, предполагающий физическую силу и волевые качества имидж, а в качестве женских признаков представляются хрупкость, мягкость, плаксивость, скромность. Даже в учебниках по математике можно заметить дискриминационное представление гендерных качеств, когда в условиях задач мальчиков представляют за «мужскими занятиями» — строительство, изготовление предметов из проволоки, непродовольственные покупки, а девочки пекут торты, готовят еду, вяжут чулки, покупают ленты, бусы, цветочки, продукты и прочее.

Чем же обусловлен дискриминационный гендерный посыл в учебниках? Однозначно, тем, что образовательной политикой не проводится обязательная и регламентированная экспертиза учебников на предмет гендерной чувствительности. В условиях отсутствия этого и информированности общества не случайно то, что вовлеченные в создание учебников на разных уровнях лица – издатели, авторы, художники – могут внести в книги воссоздающие стереотипы месседжи. А акторы школьной среды продолжают цепочку, пополняя ее собственными стереотипами, исходящими из их представлений и традиционных посылов, и укрепляя главенствующие в обществе представления о «заданной» роли женщин и мужчин. ­­

В итоге образовательная среда не становится платформой, где рассматриваются вопросы равных стартовых возможностей и прав для всех учащихся не только с точки зрения физической вовлеченности в образование обоих полов, но и исключения контентной разницы обучения.

 

[1]С полным перечнем документов можно ознакомиться по следующей ссылке — http://un.am/hy/p/repository-of-national-documents-on-gender

[2]Pingel, F. (2010). UNESCO guidebook on textbook research and textbook revision.

[3]Blumberg, R. L. (2007). Gender bias in textbooks: a hidden obstacle on the road to gender equality in education. Background paper prepared for the Education for All Global Monitoring Report 2008 Education for All by 2015: will we make it?

[4]С аналитическими результатами эффективности гендерной политики в сфере общего образования можно ознакомиться посредством следующего исследования: Отчет исследования о мониторинге/оценкеимплементации образовательной составляющей Стратегической программы  Национального плана РА Против гендерного насилия, 2011-2015 гг., Р. Цатурян, НПО Общество без насилия, Ереван, 2016, стр. 48.

[5]Родной язык 1, автор В. Саркисян, Ереван, изд. Манмар, стр. 17-32

[6]Букварь, В. Саркисян, Ереван, изд. Манмар, 2010, стр.  37

[7]Концепция гендерной политики, приложение к протокольному постановлению правительства от 11 феараля 2010 г. N5

[8]Magno, T. i.-b., & Silova, I. (2007). Teaching in transition: Examining school-based gender inequities in central/southeastern Europe and the former Soviet Union. International Journal of Educational Development, 27, 647-660, p.651

 

Share

Comments are closed.