Удавшийся пиар против закона о семейном насилии

Анна БАРСЕГЯН
Аналитик
Ереван

 

Согласно статистике правоохранительных органов, случаев семейного насилия в Армении становится все больше. Каждое 6-е убийство в Армении, или 17% всех убийств совершаются в результате семейного насилия. В 2016 году в Армении было констатировано 14 случаев смерти женщин в результате семейного насилия. По данным полиции, за первые 10 месяцев 2016 года было зафиксировано 563 случаев семейного насилия, из коих по 115-и были возбуждены уголовные дела, 34 из них были направлены в суд, 81 закрыты. Было зарегистрировано 3 случая побоев женщин со стороны сожителей, 367 раз избивали жен мужья, в 9 случаях супругов избивали жены, в 47 случаях – родители детей, а в 67 случаях —  дети родителей. Число звонков по «горячим линиям» общественных структур перевалило за несколько тысяч. Эти показатели вовсе не воодушевляют, но Армения не спешит принимать закон «О предотвращении семейного насилия и борьбе с ним». Почему?Причин масса, и среди них существенную роль играют социально-психологический настрой общества и негативный пиар против законопроекта. Подобный закон Армения взялась принять еще в прошлом десятилетии, но каждый раз попытки оказывались неудачными. В 2007 году представители ряда общественных организаций во главе с «Комитетом прав женщин» вместе с международными и армянскими экспертами сформировали рабочую группу и в 2009 году представили свой вариант проекта закона «О семейном насилии», который, однако, был отклонен Министерством юстиции РА. В 2013 году «Коалиция против насилия в отношении женщин» также представила доработанный вариант законопроекта «О семейном насилии», однако 11 февраля правительство заявило, что считает нецелесообразным принятие закона «О семейном насилии», и поручило включить положения законопроекта в другие правовые акты. Министерство юстиции сочло, что законопроект противоречит праву собственности: насильника нельзя лишать собственности, изгоняя его из дома, как предлагалось в законопроекте о семейном насилии (между тем, именно таким образом предлагалось предотвратить продолжение насилия). НПО даже представили в Национальное собрание 3500 подписей из Еревана и марзов, которыми граждане согласились с необходимостью принять подобный закон.

Несмотря на усилия общественных организаций и экспертов, правительство РА в 2016 году разработало новый законопроект, даже не удосужившись проконсультироваться с общественными организациями, имеющими многолетний опыт. Любой законопроект, представляющий общественный интерес, должен пройти через публичные обсуждения, чего в данном случае не произошло. Представители общественных организаций подняли шум, указывая на упущения в законопроекте и на то, что принятие закона в таком виде не соответствует их требованиям. После выражения недовольства законопроект был удален с официального сайта Министерства юстиции с заверением, что он пройдет также этап публичных обсуждений.

Примечательно, что недовольство по поводу законопроекта выразили не только общественные организации и персоналии, годами боровшиеся за принятие подобного закона, но и масса, которая изначально выступала против принятия такого закона.

В числе последних – Всеармянский родительский комитет, который, в частности, отмечает: «Проект закона о предотвращении семейного насилия (главный закон ювенального права) под предлогом борьбы с семейным насилием на деле преследует иную цель – легализовать в Армении однополые браки, изъятие детей из семей под самыми незначительными предлогами и передачу их в так называемые убежища, после чего дети могут стать жертвами сексуальной эксплуатации или быть усыновленными однополыми семьями. Об этом свидетельствуют реалии после имплементации подобных законов во всех странах ЕС, где резко вырос уровень насилия против женщин, убийств, разводов, случаи передачи детей из семей в убежища, усыновлений однополыми семьями детей из убежищ, случаи сексуального посягательства с их стороны в отношении таких детей».

Естественно, законопроект не имеет ничего общего с означенными озабоченностями. Как заявил в ходе организованного Советом Европы 31 января сего года международного форума замминистра юстиции Армении Виген Кочарян, «существует ряд проблем с общественным восприятием. Озвучены необоснованные обвинения в адрес данного закона, якобы, он нацелен на разрушение армянской семьи, якобы, детей могут забирать из семей. Должен со всей ответственностью заявить, что (закон) таких механизмов не предусматривает». Но гораздо интереснее замечание о том, что Армения, принимая закон о семейном насилии, не намерена слепо калькировать международный опыт, а будет считаться с местными особенностями. Отказ от слепого следования, конечно, явление позитивное, но не всегда «арменизация» всего приводит к положительным результатам. И если нет опыта некой культуры, то было бы желательно считаться с международным опытом, который в будущем может стать неотделимой частью нашего бытия.

В озвучиваемых обвинениях отмечалось, что это принуждение со стороны Европы, что кто-то пытается «навязать» нам европейские ценности, что «организации-грантоеды» за пару долларов хотят сотрясти основы наших традиционных ценностей и прочее. Но если спросить обвинителей, что такое на деле европейские ценности, то ответ может получиться весьма аморфным и необоснованным. Армения со дня провозглашения независимости является членом множества международных организаций и имеет перед ними многочисленные обязательства. Принятие данного закона исходит из требований Конвенции ООН о прекращении любых видов дискриминации женщин, резолюций 4-го Пекинского всемирного форума (1995), документов комитета СЕ по дискриминации женщин и мужчин, требований Декларации тысячелетия ООН и обязательств по другим международным требованиям, также как, например, из предложений Комиссии по правам человека ООН. Принятие закона о семейном насилии – это не проявление доброй воли государства, а принятое перед международным сообществом и собственным обществом обязательство.

Совет Европы давно советует принять подобный документ, например, в отчете «Прогресс и предлагаемые действия по имплементации в Армении политики европейского соседства в 2013 году» выражается обеспокоенность в связи с ростом показателей семейного насилия. ЕС в 2016-2018 гг. финансировал бюджетный проект по правам человека на 12 млн. евро, основной целью которого является улучшение ситуации с защитой прав человека в Армении. Одним из условий стало принятие закона против семейного насилия и дискриминации, повышение уровня защищенности жертв семейного насилия и их детей, а также поддержка шагов, нацеленных на установление равенства мужчин и женщин и правовые реформы в электоральных процессах.

Посеянный в обществе страх перед подобными законами – это результат пиара соответствующих органов. Среднестатистический гражданин Армении имеет весьма туманное представление о европейских и западных ценностях. В основном все это управляется посредством стереотипов. Данное явление у нас подверглось так называемой секьюритизации: авторы этой теории – ученые Копенгагенской школы безопасности, которые квалифицируют секьюритизацию следующим образом: с пропагандистской целью берется некая проблема, политизируется и представляется как угроза безопасности. В данном случае антиевропейские силы могут представить любое явление, связанное с европейскими ценностями, как угрозу национальным ценностям. И в этом контексте не важно, в какой мере контент подобных законов может способствовать общественному прогрессу – немалая масса общества все равно воспринимает его как зло, попирающее наши национальные семейные ценности.

Что предполагает закон? У нас сейчас один из супругов подвергается ответственности, если уже нанес физическое повреждение супругу. То есть, общество и правоохранительные органы молча следят за тем, как применяется насилие, и только после этого карают. А данный закон предполагает также наказание в случае угрозы. Этот новый механизм позволит предотвратить насилие, спасти жизни десятков людей. В традиционных обществах регламентация происходит посредством обычаев, вот почему деятельность созданных для этого органов становится вторичной, тем более, что правоохранительные органы сами порой избегают выполнения принятых перед законом обязательств.

Но разве под традиционной армянской семьей подразумевается применение брутальной силы супругом, варварство, психологический прессинг и сексуальное насилие в отношении женщины, воспитание детей в нездоровой обстановке? Думаю, нет. Тогда почему не должны караться люди, которые попирают семейные ценности? Безучастность общества порождает новые преступления. Женщин на улице избивали не раз, но представители сильного пола предпочитали не вмешиваться, считая, что это частное семейное дело. Армия «ура-патриотов», подняв знамя «национальных ценностей», движется по пути, который не имеет ничего общего со здоровой семьей, с национальными и ценностями вообще. Принятие данного закона может способствовать формированию культуры осуждения насилия в обществе, упразднения убеждения о безнаказанности насильников и укрепления чувства защищенности у пострадавших от насилия.

 

P.S. Соседняя с нами Грузия, где о национальных ценностях пекутся в не меньшей степени, приняла закон «О семейном насилии» еще в  2008 году.

Share

Comments are closed.