У нас должно быть четкое представление о диаспоре

Интервью с председателем постоянной комиссии по внешним сношениям, членом фракции «Демократия» парламента НКР Ваграмом АТАНЕСЯНОМ

 

 

 

 

  Господин Атанесян, как вы оцениваете нынешний уровень сотрудничества второго армянского государства с мировым армянством?

 

Как политическая  сила, которая в 2007 году поддержала кандидатуру действующего президента, Демократическая партия Арцаха разделяет представления президента Бако Саакяна касательно триединства Арцах-Армения-диаспора. Но позиция позицией, желание желанием, а о диаспоре нужно прежде иметь четкое представление. Диаспора многослойна как в социальном, культурном, так и языковом смысле, это очень сложный организм, к которому мы, к сожалению, относится как к единому целому. Мы исходим из той данности, что есть Республика Арцах, Республика Армения и есть диаспора – как единый организм. Но мы должны исходить не из того, что диаспора должна поддерживать нас, а из того, что мы должны стать для нее опорой, чтобы диаспора осталась хотя бы такой, какая она есть.

В какой мере испольуется потенциал диаспоры для достижения международного признания НКР?

 

— Не нужно требовать от диаспоры большего. Процессу этому должны способствовать мы, а не диаспора, мы сами должны выдвигать задачи перед французскими, американскими армянами, указать, что им следует делать. Нужно учитывать, что, скажем, иранский армянин, избранный в парламент, является депутатом в исламской стране, и пара депутатов в этой стране не могут требовать, чтобы правительство Ирана признало независимость НКР. Решение задачи нужно искать не с армянским максимализмом, а исходя из минимума. Надо сделать так, чтобы 20 лет спустя НКР оставалась такой же НКР – признанной или непризнанной. Поддержка диаспоры может быть только лоббистской. Но и это следует осуществлять правильно, а не в логике препятствования назначению Брайзы послом США в Азербайджане. Стоило ли тратить столько энергии и в итоге потерпеть фиаско, по меньшей мере, на пиар-уровне, добившись того, чтобы вся азербайджанская и турецкая пресса иронично отзывалась о потенциале армянской диаспоры.

Мы ожидаем от диаспоры только финансовой помощи, а ее интеллектуальный потенциал остается невостребованным в Арцахе. Почему?

 

— Позволю себе заметить, что диаспора сама не обладает таким потенциалом как консолидированный национальный интеллект. Это российский, американский и всякого рода другой интеллект. Эти люди сформировали свой интеллект в той среде, где родились. И, во-вторых, что гораздо важнее, интеллект следует направить на национальные цели, а в Арцахе, как мне кажется, интеллектуальный спрос не рассматривается как основной «ингредиент» государственной строительства. Кто в этом случае должен эксплуатировать интеллект, если нет в нем потребности? Не знаю, поствоенный ли это синдром или что-то другое, но мне кажется, наша главная задача – заменить экспансивное мышление конструктивным, утилитарно-менеджерским. Эта трансформация должна произойти в нашем сознании, мы должны воспитать поколение, которое цивилизовано, может общаться с внешним миром без комплексов, отстаивает свой экономический интерес во имя становления национальной экономики. У нас есть и то, и другое, возможно, это вопрос совмещения времени или возможностей, но, думаю, можно поймать момент, чтобы совместить приятное с полезным.

Мы не можем совместить интеллект и экспансивный патриотизм, экономический прагматизм и создание культурного колорита, это у на существует по-отдельности. У нас есть поколение экспансивного патриотизма, но нам не хватает политической организованности. Будь у нас институциональный прагматизм, экспрессивный патриотизм, экономический утилитаризм и общее восприятие среды, которые есть, скажем, у американцев, то потребности в диаспоре не будет, потому что сама диаспора окажется вовлеченной во все эти процессы. Нам не следует собирать искусственные панармянские форумы, чтобы к нам приехал кто-то из Сиднея, или местные бизнесмены связались с коллегами из Сиднея. В нынешнем информационном веке, где не бывает тайн, бизнесмен в Сиднее, который почувствует, что у него есть партнер в Карабахе, независимо от того, где он находится — в Австралии или в Англии, найдет этого человека. Эта интеграция состоится, и неверно утверждать, что армяне должны интегрироваться только с армянами. Мы, будучи армянами, должны изыскать в себе элементы геополитики, чтобы обсуждать с этими людьми актуальные проблемы. Иного не бывает. Если мы хотим сохранить свою этничность, идентичность, нам следует сформировать ее здесь – в Армении и Нагорном Карабахе, и представить эту задачу как часть геополитики ставшим гражданами мира нашим соотечественникам из диаспоры, которая в своих недрах смогла сохранить этничность и идею национального самосознания.

Как вы считаете, почему диаспора удовлетворяется гуманитарным сотрудничеством с карабахским руководством и не ищет граней сотрудничества с общественным сектором, не предпринимая шагов по углублению демократии и защите прав человека?

 

А какое до этого дело диаспоре? Я же не вмешиваюсь в то, как живут армяне в Иране. Я уважаю право каждого человека жить в своей стране, поэтому думать, что наши соотечественники из диаспоры будут указывать нам, как жить на родине, думаю, не стоит. Это очень опасный оттенок, который мы пытаемся наложить на отношения диаспоры и Армении. Если диаспора оказывает донорскую помощь РА и НКР, это вовсе не значит, что диаспора вправе определять здесь политическую систему или заявлять, что я живу не свободно, давать оценки каким-то явлениям. Полномочия по формированию политического пространства и органов власти принадлежат проживающим в этих республиках  3-3.5 млн. людей. Это не значит, что мы лишаем чего-то диаспору. Закон о двойном гражданстве в Армении принят, хотя в Арцахе, к сожалению, еще нет: но люди, которые, являясь гражданами других стран, принимают также армянское гражданство, могут свободно участвовать в политической жизни страны и принятии решений.

Что может дать вторая армянская республика диаспоре?

— Думаю, ничего. Ничего, если, конечно, не вдариться в лирику и не сказать, что карабахское движение инъецировало всему армянству достоинство. Говорить о том, что это был только порыв людей, живущих в Карабахе, думаю, тоже не совсем верно. Без колоссальной психологической и гуманитарной поддержки диаспоры мы бы не выжили и сдались. Это тоже нужно признать. И наша помощь диаспоре – то, что мы живем здесь. То, что мы не пополняем диаспору, не становимся для нее дополнительной обузой – и это самый дорогой подарок. Мы не должны беспокоить диаспору и становится в жалкую очередь за гуманитарной помощью. Это уже вопрос нашего достоинства.

Как вы представляете себе будущее отношений Арцах-диаспора?

— Если мы проявим достоинство и добьемся признания, то будем открыты для всех, в том числе, для диаспоры. Если мы окажемся достойным государством, то примем закон о гражданстве и урегулируем отношения с нашей диаспорой в законодательном поле. То есть, те, кто пожелает стать гражданами НКР, станут таковыми, и, естественно, это станет их гражданской родиной. Может, кто-то скажет, что мы можем поделиться и чем-то другим, скажем, патриотизмом, но я не согласен. Какой же это патриотизм – защита собственного дома.

Share

Comments are closed.