Потеря роли субъекта – угроза безопасности народа

 


Манвел САРКИСЯН
Политолог
Ереван

Мировой опыт показывает, что может. Политически грамотные субъекты действуют в унисон международным интересам. В противном случае, они превращаются в «камни преткновения». Можно утверждать, что все первые годы своей борьбы за независимость Нагорный Карабах действовал в унисон восходящим (прогрессивным) процессам мировой политики. Соответственно, начавшееся с какого-то момента целенаправленное лишение НКР роли политического и дипломатического субъекта является не таким уж безобидным делом. Это обстоятельство, как видно, не многие понимают до конца. Но история свидетельствует об ином. Об этом надо коротко поговорить.Любой, специально интересующийся политической историей специалист, или просто политик может подтвердить следующую закономерность: добивающийся самостоятельного статуса народ какой-то территории должен приобрести политическую роль в международной политике. Потеря народом, по тем или иным причинам, самостоятельной роли, сводит его борьбу к спору за его территорию. То есть, в какой-то момент, политическая проблема народа выхолащивается и в глазах влиятельных заинтересованных внешних сил сводится к проблеме заселенной им территории. Сам же народ становится объектом легитимизации чужих решений и, одновременно, «камнем преткновения» на пути стремлений спорящих центров. Вероятность посягательства на физическую безопасность народа резко повышается. В итоге, как показывает мировой опыт, потерявшие роль политического субъекта народы этих территорий зачастую становятся лишь жертвами войны за территории.

Наглядным примером из новейшей истории является судьба боснийских и краинских сербов. В начале 90-х, в период отделения Боснии от Сербии, провинция Республика Сербска превратилась в сербский анклав в новом образовании. Сербы этой территории не пошли по пути формирования собственного фактора, а под крылом Сербии объявили несогласие Боснии. Все предложения международного сообщества были отклонены. Результат был трагическим – боснийские сербы понесли значительные потери, а население Сербской Краины было депортировано со стороны хорватов. Никакого самостоятельного интереса фактор народа этих территорий не представлял в мировой политике. Проблема была решена механически – в одном случае территория без народа была отдана Хорватии, в другом — сербы остались в составе Боснии с ограниченными правами.

Похожий трагический опыт имеет и армянский народ. Сейчас все чаще можно встретить мнения о том, что одной из причин резни армян в Турции в 1915 году было именно обстоятельство потери народом роли политического субъекта. Смысл этого мнения в том, что, в период развала Османской империи, в глазах западных держав армянское население от статуса борющегося за независимость народа перешло к статусу поддерживающего агрессию России против Турции контингента.

Результат был налицо – противники России безжалостно уничтожили этот народ. Огульно отрицать эту версию трудно – судьбы народов, в значительной степени, есть результат международной политики. Соответственно, приходится признать, что реальный политический статус борющегося за свои права народа является не только целью борьбы, но и гарантией его физической безопасности. Необходимо иметь самостоятельную политическую ценность.

Описанную выше логику международной политики, видимо, не плохо знали армянские политики первой волны. По крайней мере, можно утверждать, что острие всей дипломатии Армении и НКР изначально было направлено на решение одного вопроса: усиление самостоятельной роли НКР в качестве субъекта войны и дипломатии. Несомненно, в этом усматривались не только путь к успеху, но и гарантия безопасности народа НКР. По каким-то причинам, начиная с 1998 года руководство Армении проигнорировало данное обстоятельство и в некоторой степени, приучило общественность к собственному подходу. Но время не приказало долго ждать – атмосфера вокруг НКР приобретает не совсем радужные окраски. И причины этого слагались не за один день.

Подобная регрессивная эволюция международной значимости фактора НКР могла быть предотвращена. Базовые параметры для усиления самостоятельности НК были достаточно сильными. Знакомство с историей формирования международной ситуации вокруг НКР в период прекращения огня на линии соприкосновения между Азербайджаном и Нагорным Карабахом и по всей линии армяно-азербайджанской границы в 1994 году, доказывает, что роль НКР в формировании военно-политической ситуации в регионе тех дней непосредственно сказалась на международных оценках. Как ни пыталось западное сообщество подвести проблему НКР под бытующие стандарты, логика политического развития вынуждала всех считаться с теми реалиями, что фактор НКР игнорировать сложно.

Прогрессивная эволюция и регресс: НКР, как субъект международной политики, сформировалась в 1994 году. С 1998 года по 2008 год у НКР была отобрана даже роль армянской общины Нагорного Карабаха.

«Аналитикон»

Май 2009 г.

Share

Comments are closed.