Как Франция может перегнать Германию

 

Даниел  ЭКЕРТ
Финансовый редактор издания WELT
ФРГ

«Больной человек» Европы. Победа Эммануеля Макрона может сообщить Франции новое дыхание, вплоть до создания предусловий для достижения экономического превосходства над Германией. Ведь потенциал второй в еврозоне экономики колоссальный.

Недовольное лицо Франсуа Олланда за последние годы успело стать символом усталости и убожества Франции. Она получила прозвище «Больного человека» Европы, прежде всего, в экономическом смысле. Новоизбранный президент Эммануель Макрон имеет возможность вывести экономический потенциал Франции в новое, более эффективное русло.

Потенциал второй по мощи экономики Франции колоссальный. А значит, если президенту Франции удастся вернуть стране былую экономическую конкурентоспособность, то значительно возрастут и шансы существования Европейского валютного союза. Кроме того, это возымеет свое воздействие на общий расклад сил в Европейском Союзе. Кое-кто даже заговорил о том, что Франция в состоянии обойти Германию в гонке ведущих экономик материка.

«За последние десятилетия Франция и Германия постоянно сменяли друг друга на первой горизонтали экономического первенства. Настала очередь Франции», заметил главный экономист частного лондонского банка «Баренберг» Холгер Шмидинг. К концу этого десятилетия, когда завершится золотой век экономики Германии, возможно, наступит время ее соседа.

Демографические преимущества Франции

По мнению специалистов, перспективы человеческих ресурсов Франции довольно обнадеживающие. «Франция обладает рядом примуществ, например, развитыми инфраструктурами и качественной системой государственной службы».

Демографические показатели второй экономики еврозоны также перспективны. Уровень рождаемости гораздо выше, чем в Германии, и достигает двух детей в расчете на одну женщину. Это означает, что старение для Франции представляет не такую угрозу, как для Германии. Фактически, занимающая вторую строчку в Европе с точки зрения экономической мощи страна имеет самый высокий в ЕС уровень рождаемости, причем, по этому показателю Франция опережает и страны Южной Европы, и Германию, где на каждую женщину приходится 1,5 ребенка.

В прошлом, однако, наличие относительно молодого сегмента в 65-миллионном населении не принесло Франции значительных выгод. Наоборот, дефицит привлекательных рабочих мест стал причиной разворачивающейся в среде молодого населения широкомасштабной деятельности и развития массовых социально взрывоопасных настроений. Прежде всего, основной протест малых и средних предпринимателей был направлен на то, что высокие цены и бюрократия вовсе не стимулируют создание новых рабочих мест. В итоге получилось так, что около четверти молодого населения Франции остались без работы.

И именно здесь Макрон намерен предпринять решающие шаги. Во время предвыборной борьбы бывший 39-летний банкир обещал сократить взимаемые с предпринимателей налоги и таким образом стимулировать подписание трудовых договоров, чтобы работодатели могли более гибко реагировать на экономические колебания и меняющуюся конкурентную среду. Если Париж окажется в состоянии каким-то чудом осуществить эти реформы, то это продемонстрирует Германии, что некогда «Больной человек» выздоравливает.

Более дорогостоящие, чем в Германии, предприятия

Уже в 90-х годах Франция поставила перед собой цель сравниться экономически со своим восточным соседом Германией, несмотря на то, что население Франции на 23 млн. меньше, чем в Германии. Фанатичное стремление «догнать» может и на сей раз захватить «la grande nation»[1].

В настоящее время население Германии только на 18 млн. превосходит Францию. По мнению Шмидинга, если новому президенту удастся осуществить такие реформы, которые по своему содержанию будут схожи с германской «Agenda 2010»[2], и установить более высокую процентную ставку, то уже в середине этого столетия внутренний валовой продукт Франции может превысить германские показатели.

Что касается крупных французских предприятий, то они и сейчас не нуждаются в сравнении с германскими конкурентами. Очевидно, что в определенных отраслях французские товары являются лучшими в мире. Вряд ли кто-то может превзойти компанию «LVMH Moët Hennessy» в производстве предметов роскоши.

Оценивающаяся на бирже в 120 млрд. евро компания «LVMH» в смысле капитала считается более крупной, чем даже германский «SAP», биржевая стоимость которого оценивается в 115 млрд. евро. Так же, как нет в Германии равных занимающим в ряду французских акционерных обществ соответственно второе и третье места нефтегазовому концерну «Total» и фармацевтической компании «Sanofi».

В финансовом секторе Париж также отличается калибром от Франкфурта. Крупнейший банк страны «BNP Paribas» обладает в два раза более высоким уровнем капитализации на рынке и в два раза большим числом сотрудников, чем «Deutsche Bank».

В целом, уровень благосостояния во Франции выше, чем об этом принято говорить в аналитических кругах. Согласно подсчетам Международного валютного фонда, доля ВВП на душу населения во Франции равняется 34.455 евро, что всего на 3000 евро ниже аналогичного показателя в Германии. Если 39-летнему политику за время президентства удастся найти более эффективные методы, то в статистическом плане Франция может оказаться в состоянии уже в будущем десятилетии обеспечить своим гражданам такой же уровень благосостояния, какой будет в Германии.

Согласно исследованиям, развитие двуотраслевого профессионального образования и запланированные в сфере образования инвестиции поведут страну в правильном направлении. Новоизбранный президент намерен сделать особый акцент на углублении процесса узкопрофессиональной квалификации для молодых людей. Макрон планирует инвестировать как минимум 15 млрд. евро в сферу образования страны. Но позитивные сдвиги проявятся разве что через год-два.


Значение профсоюзов

Известно, что ахиллесовой пятой Франции является средний класс. Он особенно ослаб в результате недостаточно гибкого регулирования трудового рынка, а также, по мнению работодателей, из-за слишком высоких расходов в этом направлении. Именно здесь намечается старт политической деятельности Макрона. Хотя он проявил воодушевление в смысле реформ в этом направлении в 2014-2016 гг., когда занимал должность министра экономики и промышленности, однако его предложения не нашли тогда отклика в Организации развития экономического сотрудничества (ОРЭС)[3].

И все же, вряд ли следует ожидать резкого подъема за небольшой срок правления либерального президента. Успех политики Макрона в Елисейском дворце будет зависеть от факторов, которые не входят в сферу его полномочий. 18 июня состоятся выборы в Национальное собрание Франции 15-го созыва, а «En Marche!»[4] Макрона – это, скорее, политическое движение, чем состоявшаяся партия.

«Если Макрон намерен успешно реформировать страну, то он нуждается в мощном правительстве», пишет главный экономист частного банка «Merck Finck» Роберт Грейл. Получит ли он эту поддержку, пока еще не ясно. Не ясно также, придут ли к согласию крупные профсоюзы, или, как прежде, за очередной попыткой уреглировать правовое трудовое поле последуют недельные забастовки и манифестации.

И все же, один из крупнейших французских профсоюзов «CFDT»[5] уже проявляет признаки поддержки. Есть еще один фактор, который может оказаться полезен Макрону. Французская элита с тревогой наблюдает за тем, что страна вступает в очередную гонку с Германией. Возможно, вечное желание сравниться со страной по ту сторону Рейна и станет главной авантюрой, которая может сообщить новый импульс для очередного взлета Франции.

 

Оригинал публикации доступен по ссылке:  WELT

Специально для «Аналитикон» перевел с немецкого
Нарек Халафян

 

[1] фр. «великий народ»։
[2] «Agenda 2010»-ը (герм. «Повестка — 2010») – система реформ социального обеспечения и трудовых отношений, которая была разработана и осуществлена коалиционным правительством Социал-демократической  партии Германии и партии Зеленых.
[3] Организация развития экономического сотрудничества  (англ.  Organisation for Economic Cooperation and Development, OECD)
[4] Фр․ «Вперед!»
[5] Французская демократическая Конфедерация труда (фр․ Confédération française démocratique du travail)

Share

Comments are closed.