ВОЗДЕЙСТВИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ НА РАЗРЕШЕНИЕ/ТРАНСФОРМАЦИЮ НАГОРНО-КАРАБАХСКОГО КОНФЛИКТА

 


Артак АЙУНЦ
[1]

 

КРАТКОЕ РЕЗЮМЕ

После 4-дневной войны в апреле 2016 года в Нагорном Карабахе (НК), перспектива мирного урегулирования Нагорно-карабахского конфликта в ближайшем будущем кажется крайне маловероятной для многих в Армении, Азербайджане и НК. Несмотря на факт активизации посреднических усилий со стороны стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ (Россия, США, Франция), в частности России, реабилитировать переговорный процесс сразу после окончания 4-дневной войны, все еще остается много вопросов, без решения которых невозможно представить сближение позиций сторон конфликта для подписания рамочного мирного соглашения.Основными препятствиями на пути мирного процесса остаются факторы как внутреннего, так и внешнего характера. В обществах, доверие к “другому” практически отсутсвует. В ходе последних двадцати пяти лет атмосфера вражды, ненависти и недоверия постепенно росла, не оставляя практически никакого пространства для взаимоприемлемого решения на основе компромиссов и идеи мирного сосуществования. Ситуация «ни войны, ни мира», поддерживающая статус-кво на протяжении многих лет, трансформировала подход мирного урегулирования конфликта на основе компромиссов в подход восприятия конфликта (и его разрешения) в “игру с нулевой суммой”, когда победа одной из сторон обязательно влечет за собой поражение другой стороны.

Несмотря на вовлечение международных организаций в мирный процесс Нагорно-карабахского конфликта, как на официальном уровне (Track 1), так и на неофициальном гражданском уровне (Track 2), процесс никак не способствовал устранению страхов, проблем и мнимых угроз по отношению к “другой стороне”. Отсутствие какого-либо успеха в процессе достижения мирного разрешения конфликта усилиями международных посредников связано и с тем фактом, что интересы стран-сопредседателей Минской группы часто расходятся. При этом, этих стран нет мандата для оказания необходимого влияния через формат Минской группы ОБСЕ для принуждения властей Армении и Азербайджана достичь мирного соглашения; механизм, который использовался в урегулировании других этнополитических конфликтов, таких как, например, в Боснии и Косово.

Международная поддержка инициатив в области пострения мира имела неоднозначное влияние на мирный процесс Нагорно-карабахского конфликта. С одной стороны, такого рода поддержка до сих пор является единственным механизмом, способствующим поддержанию диалога между различными слоями общества, с другой стороны, инициативы построения мира на гражданском уровне были отодвинуты на дальный план, в частности, со стороны Азербайджана. В течение последних нескольких лет, позитивные подвижки и ожидания от мирного процесса постепенно исчезали, и единственной возможностью для Азербайджана изменить статус-кво во многом остается военный путь.

МИНСКИЙ ПРОЦЕСС ОБСЕ

С самых ранних стадий Нагорно-карабахского конфликта, ОБСЕ стала ведущей международной организацией выступавшей в роли посредника между армянами и азербайджанцами, способствуя процессу урегулирования конфликта, возникшего в последние годы существования Советского Союза и связанного с процессом образования новых независимых государств на пост-советском пространстве. В 1992 году в Хельсинки, Совет по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (СБСЕ) заявил о начале конференции вокруг Нагорно-карабахского конфликта, которая должна была состояться в Минске и обеспечить платформу для переговоров с целью мирного урегулирования конфликта. Минская конференция до сих пор не была созвана, в то время как Минская группа ОБСЕ[2] – Организация по Безопасности и Сотрудничеству в Европе, которая была переименована в 1994 году, сделала несколько предложений по урегулированию конфликта. Тем не менее, ни одно из этих предложений не имели успеха, и все онибыли отклонены со стороны Армении, Азербайджана или НК в разные годы.

Документ по мирному соглашению, который на сегодняшний день является предметом переговоров между Арменией и Азербайджаном, называется “Мадридские принципы”.[3] Основные принципы в данном документе касаются ключевых аспектов конфликта, таких вопросов как: возвращение территорий вокруг Нагорного Карабаха Азербайджану, возвращение всех беженцев и внутренне перемещенных лиц, миротворческая операция для поддержания мира и обеспечения безопасности, а также вопрос промежуточного и окончательного статуса НК. Несмотря на то, что данные принципы четко вырисовывают контуры мира, тем не менее, эти принципы не дают ответа на важные детали, такие как, например, рамки окончательного статуса Нагорного Карабаха: будет ли проведен референдум, какую территорию он будет охватывать, кто будет участвовать в нем, в какие временные сроки он будет проведен и т.д. Подобные детали не ясны по отношению и к другим принципам. Мадридские принципы сформулированы в форме “конструктивной двусмысленности”, из-за которого все стороны конфликта не доверяют им. Но что еще хуже – это сущeствующее недоверие по отношению к “другой стороне” конфликта.

Ситуация “ни войны, ни мира” усугубляет недоверие и обостряет антагонизм между сторонами конфликта. Нагнетание атмосферы войны вместе с увеличением военных арсеналов продолжают ставить под угрозу мирный процесс. Стороны конфликта регулярно прибегают к насилию, пытаясь найти решения военным путем начиная с лета 2014 г. Последняя эскалация насилия привела к локальной полномасштабной войне в апреле 2016 года, в результате которой погибло около 200 человек со всех сторон конфликта. Неэффективность усилий Минской группы ОБСЕ и постепенное увеличение влияния России в регионе привело к одностороннему посредническому процессу под контролем России, которая старается возобновить мирные переговоры между Арменией и Азербайджаном.

На данном этапе, ключевой мерой по восстановлению переговорного процесса является выработка механизма мониторинга расследований инцидентов вдоль линии соприкосновения конфликта. В качестве меры по укреплению доверия, в целом необходимы определенные шаги на пути достижения любого мирного соглашения в будущем. Выработка такого механизма может способствовать реабилитированию мирного процесса и созданию благоприятных условий для продолжения переговоров. Это предложение было поддержано со-председателями Минской группы ОБСЕ, но до сих пор препятствуется со стороны Азербайджана. В то время как Армения утверждает, что без такого механизма в действии нельзя доверять «другой стороне» и в полной мере участвовать в переговорах, Азербайджан настаивает на том, что такой механизм будет способствовать укреплению неблагоприятного для него статуса-кво, и что внедрение такого механизма будет также способствовать повышению обороноспособности Армении.

Из всего этого можно сделать следующее заключение: усилия Минской группы ОБСЕ не увенчались успехом и ни только не приблизили стороны конфликта к миру, но и не смогли обеспечить безопасную жизнедеятельность гражданского населения вдоль линии соприкосновения конфликта. Полевая миссия ОБСЕ, выполняющая мониторинг на линии соприкосновения, а также мониторинг придерживания соглашения о прекращении огня, в том числе гуманитарных вопросов, не способна предупредить эскалацию военных действий, поскольку мандат миссии не включает принятие необходимых мер для обеспечения безопасности и сохранения хрупкого мира.

РЕЗОЛЮЦИИ СОВЕТА БЕЗОПАСНОСТИ И ГЕНЕРАЛЬНОЙ АССАМБЛЕИ ООН

Официальные переговоры между сторонами Нагорно-карабахского конфликта по-прежнему ведутся в рамках Минской группы ОБСЕ, которая является единственной международной организацией, имеющей мандат на проведение переговоров. Тем не менее, другие международные организации, такие как ООН и Совета Европы также в определенной степени были вовлечены в процесс разрешения Нагорно-карабахского конфликта.

Совет Безопасности ООН принял 4 резолюции во время войны в Нагорном Карабахе в начале 1990-х годов. Все четыре резолюции были приняты в 1993 году, в разгар войны.

Первая резолюция призывала стороны к “прекращению военных действий и выводу армянских войск из Кельбаджара и других оккупированных районов Азербайджанской Республики после их оккупации 3 апреля 1993 года”.[4] Вторая резолюция требовала “немедленного прекращения всех военных действий, призывая вывести армянские войска из Агдама и других оккупированных районов Азербайджанской Республики и подтверждая резолюцию 822 ООН».[5] Третья резолюция была принята “для сохранения режима прекращения огня, прекращения военных действий и вывода армянских войск из недавно оккупированных районов Азербайджана -Физули (23 августа 1993), Джебраил (26 августа 1993), Губатлы (31 сентября 1993 года)”.[6] Наконец, четвертая резолюция осуждала “недавние нарушения режима прекращения огня установленного между сторонами, что привело к возобновлению военных действий; призывала правительство Армении использовать свое влияние над армянами Нагорно-карабахского региона Азербайджанской Республики с целью достижения выполнения мер принятых резолюциями 822, 853 и 874; а также требовала от сторон немедленного прекращения военных действий, призывая к выводу армянских войск из Азербайджанского района Зангилана”.[7]

Единственная резолюция Генеральной Ассамблеи ООН относительно Нагорно-карабахского конфликта была принята14 марта 2008 года, на 62-й сессии Генеральной Ассамблеи под названием: «Положение на оккупированных территориях Азербайджана». Фактически, это пятый документ, принятый ООН в отношении Нагорного Карабаха и первый документ Генеральной Ассамблеи ООН.[8]

Несмотря на то, что эти резолюции были приняты Совбезом ООН, они не ссылались на седьмую главу Устава ООН, и поэтому они не являются обязательными. Азербайджан регулярно прилагает усилия для внесения Нагорно-карабахского конфликта в рамки мандата ООН, где у нее есть существенная поддержка со сотроны других исламских государств и международных организаций, таких как, например, Организации Исламская Конференция. Тем не менее, армянская сторона и страны-сопредседатели Минской группы ОБСЕ регулярно подчеркивают, что ООН и другие международные организации должны следовать логике мирного процесса Минской группы ОБСЕ, воизбежание односторонней поддержки одной или другой стороны конфликта.

РЕЗОЛЮЦИИ ПАРЛАМЕНТСКОЙ АССАМБЛЕИ СОВЕТА ЕВРОПЫ (ПАСЕ)

Парламентская Ассамблея Совета Европы приняла несколько резолюций по отношению Нагорно-карабахского конфликта. Первая резолюция была принята в 2005 году, со следующей формулировкой: “Значительная часть территории Азербайджана все еще оккупирована армянскими силами и сепаратистские силы все еще контролируют Нагорно-карабахский регион”. В принятой резолюции также напоминается о резолюциях 822, 853, 874 и 884 Совета Безопасности ООН и призывается, чтобы “все заинтересованные стороны соблюдали их и вывели вооруженные силы со всех оккупированных территорий”.[9]

В 2016 году ПАСЕ приняла еще одну резолюцию, относительно Сарсангского водохранилища в НК со следующей формулировкой: “Жители приграничных районов Азербайджа­на намеренно лишены воды”. В резолюции отмечалось о необходимостипрекращения со стороны Армении использования водных ресурсов обеспечивающих подачу воды в приграничных районах Азербайджана из водохранилища Сарсанга расположенного в НК в каче­стве политического инструмента.[10]

Данная резолюция была широко раскритикована в Армении и НК. Звучали призывы к Совету Европы воздержаться от подхода, который потенциально может нанести вред мирному процессу под эгидой Минской группы ОБСЕ. А Минская группа, в свою очередь, выступила с заявлением к ПАСЕ, с тем, чтобы данная организация не предпринимала шагов, которые могут подорвать мирный процесс в рамках Минской группы».[11]

МИРОТВОРЧЕСКИЕ УСИЛИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО СООБЩЕСТВА

На уровне гражданского общества международное сообщество долгое время поддерживает инициативы по построению мира вокруг Нагорно-карабахского конфликта. Гасанов выделяет несколько этапов международной поддержки в течение последних 25 лет.[12] Первый этап можно охарактеризовать как предварительный этап, охватывающий период войны в 1992-1994 годах, а также короткий период после соглашения о перемирии. В этот период основной задачей местных неправительственных организаций, занимающихся построением мира, было предотвращение дальнейшей эскалации войны и инициирование помощи властям в решении гуманитарных вопросов, таких как обмен военнопленных и заложников, выявления лиц пропавших без вести, предоставление поддержки беженцам и ВПЛ.

На следующем этапе, между 1994-2000гг, международные организации приступили к реализации проектов, направленных на инициирование диалога между различными группами людей, в том числе молодежи, журналистов, руководителей НПО, представителей интеллигенции и т.д. Средства на даном этапе, предоставлялись в основном со стороны США, через международные государственные и неправительственные организации.

На следующем этапе, примерно с 2000 по 2007, несколько международных организаций по построению мира объединились в Консорциум с целью координации усилий в рамках миротворческой деятельности. Консорциум состоял в основном из Британских миротворчерских организаций, таких как Международная Тревога, Ресурсы Примирения и ЛИНКС. Эти организации осуществляли разные проекты, ориентированные на различные категории людей, особенно тех, которые непосредственно пострадали в результате конфликта. “Включение” охватывало молодежь, женщин, жителей приграничных районов, бывших комбатантов, ВПЛ и беженцев, людей, которые могли сыграть позитивную роль и привнести свой вклад в процесс мирной трансформации конфликта.

С 2007 по 2013, Консорциум расширился и при поддержке Европейского Союза в конце 2000-х годов было создано Европейское партнерство за мирное урегулирование Нагорного-карабахского конфликта (EPNK). По сей день, EPNK остается единственной многовекторной инициативой по построению мира, поддержанию диалога и мер по укреплению доверия между сторонами конфликта, в атмосфере чуть ли ни тотального отсутствия доверия между почти всеми слоями общества.

Однако, международная поддержка в области построения мира не всегда приветствовалась на региональном уровне. В частности, согласно Шириеву, в Азербайджане “на ранних этапах международной поддержки Баку приветствовал контакты между армянскими и азербайджанскими представителями гражданского общества … [но], начиная примерно с 2009 года власти Азербайджана пытаются самостоятельно спонсировать инициативы народной дипломатии на фоне тупиковой ситуации вокруг официальных переговоров по Карабаху. В последние годы, азербайджанские власти открыто критиковали как иностранные инициатививы по построению мира, так и участников такого рода инициатив, в частности, трое известных активистов и борцов за мир в Азербайджане -Ариф Юнус, Лейла Юнус и Рауф Миркадыров, которые в течение многих лет вели диалог с армянскими коллегами, были заключены в тюрьму в 2014 году по обвинению в шпионаже в пользу Армении[13] «В таких условиях остается мало надежды, что инициативы по построению мира будут иметь позитивное влияние на мирный процесс и что они не будут использованы властями для достижения собственных политических интересов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Несмотря на усилия Европейского союза, инициативы по построению мира на уровне гражданского общества остаются весьма неубедительными. Крайне негативные настроения внутри Армении, Азербайджана и Нагорного Карабаха оставляют очень мало надежды среди участников, заинтересованных в продолжении диалога и укреплении инициатив по построению мира, чтобы открыто и искренне вести диалог без опасений за собственную жизнь. Официальный мирный процесс зашел в тупик, власти Армении и Азербайджана рассматривают любые шаги к компромиссу как угрозу безопасности: к примеру, армяне отказываются обсуждать вопрос освобождения территорий, прилегающих к НК без твердых гарантий безопасности и будущего статуса Нагорного Карабаха; азербайджанцы же отказываются рассматривать любые идеи или меры по укреплению доверия, воспринимая их как меры поддерживания статуса-кво.[14]

Несмотря на столь негативную картину происходящего, все же можно выделить несколько областей, в рамках которых общественные организации могут работать и внести хотя бы минимальный вклад в миротворчество, среди них:

– образовательные программы, с целью предоставления знаний о трансформа­ции конфликтов и миротворчества;

– применение методологии критического мышления в попытках понять “другую сторону”;

– общественные дискуссии о перспективе достижения устойчивого мира и ста­бильности в регионе;

– выявление инициатив, направленных на диалог между сторонами конфликта вокруг вопросов, представляющих взаимный интерес, в том числе безопасности, прав человека, экономики и т.д.;

– диверсификация форматов инициатив направленных на поиск мира в регио­нальные, тематические и профессиональные форматы, создавая благоприят­ную почву для реализации проектов с участием представителей гражданских обществ с целью обезопасить участников от возможных преследований после возвращения домой, которые часто случаются при двусторонних (армяно-азер­байджанских) форматах.

 

 

[1] Др. Артак Аюнц имеет более чем десятилетний опыт работы в области исследований и анализа конфликтов на Южном Кавказе и Центральной Азии, он обладатель степени магистра Ереванского государственного университета по социологии и степени магистра по разрешению конфликтов Брэдфордского университета Объединенного Королевства

[2]  http://www.osce.org/mg

[3] Ayunts, A., Madrid Principles: Basis for Conflict Settlement or War?

[4] Security Council resolution 822 (1993) [Armenia-Azerbaijan]

http://www.refworld.org/docid/3b00f15764.html

[5] Security Council resolution 853 (1993) [Armenia-Azerbaijan]

http://www.refworld.org/docid/3b00f15a60.html

[6] Security Council resolution 874 (1993) [Armenia-Azerbaijan] http://www.refworld.org/docid/3b00f1684.html

[7] Security Council resolution 884 (1993) [Armenia-Azerbaijan]

http://www.refworld.org/docid/3b00f16520.html

[8]  62/243. The situation in the occupied territories of Azerbaijan

http://www.un.org/en/ga/search/view_doc.asp?symbol=A/RES/62/243

[9] CoE, PACE: “The conflict over the Nagorno-Karabakh region dealt with by the OSCE Minsk Conference”

[10] CoE, PACE: “Inhabitants of frontier regions of Azerbaijan are deliberately deprived of water”;http://assembly.coe.int/nw/xml/ XRef/Xref-XML2HTML-EN.asp?fileid=22429&lang=en

[11] Press Release by the Co-Chairs of the OSCE Minsk Group

http://www.osce.org/mg/217732

[12] Hasanov, A., Взгляд из Баку, П риближение перспективы мира: 20 лет гражданского миротворчества в контексте нагорно-карабахского конфликта, InternationalAlert, 2013, стр. 9 http://www.international-alert.org/sites/default/files/NagornyKarabakh_CivilPeacebuilding20Years_RU_2013.pdf

[13] Shiriyev, Z., Azerbaijan: Is Platform for Peace an Olive Branch or PR Stunt? January, 2017; http://www.eurasianet.org/ node/82166

[14]  Ayunts, A., What next for civil society peacebuilding post–4-day war inNagornoKarabakh? October 2016

http://www.civilnet.am/news/2016/10/03/What-next-for-civil-society-peacebuilding-post%E2%80%934-day-war-in-Nagorny-Karabakh-NK/301058

 

Share

Comments are closed.