НЕПРИМЕНЕНИЕ СИЛЫ КАК ОДИН ИЗ МЕХАНИЗМОВ РЕГИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

ВЗГЛЯД ИЗ СТЕПАНАКЕРТА

 


Масис МАИЛЯН
[1]

«Начиная с местного и каждодневного уровня и вплоть до уровня мирового порядка, пусть ненасилие станет отличительным стилем наших решений, наших отношений, наших действий, политики во всех ее формах».[2]

Папа Римский Франциск

1 января 2017г.

 

Введение

Неприменение силы является одним из основных принципов международного права. Полное название этого принципа – неприменение силы или угроза силой. Важно заметить, что страны вступившие в ООН, ОБСЕ и некоторые другие международные межправительственные организации  взяли на себя обязательство придерживаться этого важного принципа международного права и международных отношений. В Хельсинском заключительном акте указывается, что никакие соображения не могут использоваться для того, чтобы обосновывать обращение к угрозе силой или к ее применению в нарушение этого принципа.[3] То есть, приверженность государств принципам международного права и выполнение взятых на себя международных обязательств неукоснительны и не могут обставляться предварительными условиями и требованиями. В случае с Нагорно-карабахским конфликтом его стороны (Нагорный Карабах, Азербайджан и Армения) взяли на себя дополнительные обязательства по поддержанию мира в регионе, отраженные в подписанных в 1994-1995 годах соглашениях о прекращении огня.[4]

В основопалагающих документах международного права термин «сила» имеет широкое толкование. В международно-правовых документах речь идет не только о неприменении вооруженных сил, но и невооруженном насилии с целью принуждения другого госудрства к отказу от полного осуществления его суверенных прав. Осуществляемая Азербайджаном и Турцией многолетняя блокада транспортных и энергетических коммуникаций Нагорного Карабаха и Армении является примером невооруженного насилия. Другими словами, осуществление блокады коммуникаций без соответствующего решения Совета безопасности ООН является не только враждебным актом, но и противоправным применением невооруженной силы. Совет безопасности ООН выступает в качестве уполномоченного органа, который определяет существование любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии и делает рекомендации или решает, какие меры следует предпринять для поддержания или восстановления международного мира и безопасности.[5] Во всех четырех резолюциях  Совета безопасности ООН по Нагорному Карабаху содержится призыв к конфликтующим сторонам и государствам региона воздержаться от любых враждебных актов и восстановить экономические, транспортные и энергетические связи.[6]

Актуальность темы

Четкое следование принципу неприменения силы или угрозы силой всеми шестью странами Южного Кавказа может стать эффективным механизмом  обеспечения региональной стабильности и способствовать мирному разрешению имеющихся конфликтов. В грузино-абхазском и грузино-осетинском контекстах обсуждалась возможность подписания соглашений о неприменении силы. Идея принимается всеми сторонами, но сушествует проблема формата подписания соглашения: Тбилиси готов подписать соответствующий договор с Москвой, а Абхазия и Южная Осетия хотели бы иметь договор с Грузией.

Неприменение силы или угроза силой является одним из трех «Mадридских принципов» – предложений международных посредников по Карабаху, которые обсуждаются сторонами конфликта с конца 2007 года. Двумя другими принципами для нагорно-карабахского урегулирования обозначены территориальная целостность и право народов на самоопределение. Данные предложения сопредседателей Минской группы ОБСЕ были подержаны президентами стран-посредников (Россия, США и Франция).[7]

О необходимости подписания договора о неприменении силы не раз выступали представители властей и экспертного сообщества Нагорно-Карабахской Республики.[8] К сожалению, мирные инициативы Степанакерта не находят положительного отклика в Азербайджане. Как заявил советник главы МИД НКР Р.Заргарян, Баку отказался от предложения заключить соглашение о неприменении силы и об отводе снайперов с линии фронта.[9]

На самом деле, юридически оформленный отказ всех трёх конфликтующих сторон от использования силовых методов для решения политических проблем обладает большим миротворческим потенциалом, может открыть широкие возможности для установления доверия и мирной трансформации конфликта. Важным жестом доброй воли может стать признание Азербайджаном права Нагорно-Карабахской Республики на существование, в то время как международное признание права граждан НКР на самоопределение способно сыграть стабилизирующую роль. Подобные шаги Азербайджана, НКР и Армении, а также международных силовых центров способны закрыть военную перспективу и создать равные для всех конфликтующих сторон возможности для активного продвижения мирного диалога.[10]

Соглашение о прекращении огня , как и другие соглашения, подписанные в 1994-1995 годах главами оборонных ведомств трех конфликтующих стран, предполагало обеспечение трансформации бессрочного перемирия в прочный мир. Однако последующие развития в регионе и в переговорном процессе отдалили мирную перспективу.

По общему признанию, боевые действия, имевшие место на границе Нагорно-Карабахской Республики и Азербайджана в апреле 2016 года, по своим масштабам и интенсивности были беспрецедентными с момента подписания Соглашения о прекращении огня. Боевые действия в апреле возымели крайне негативное влияние на процесс мирного урегулирования Нагорно-карабахского конфликта. Азербайджан, начав новую вооружённую агрессию, не только сорвал переговорный процесс и нарушил взятые на себя международные обязательства, но и попытался денонсировать бессрочные Соглашения о прекращении огня и Соглашение об укреплении прекращения огня[11], подписанные официальными представителями всех трех сторон.[12] Ноты о фактической денонсации принятых ранее документов были распространены Постоянным представительством Азербайджана при ОБСЕ 11 апреля 2016 года[13]  и Постоянной миссией Азербайджана при ООН 14 апреля 2016 года. Тем самым власти в Баку попытались отказаться от документов, под которыми наравне с Азербайджаном стоят подписи официальных представителей руководства НКР. В тексте ноты от 14 апреля очевидно стремление азербайджанской стороны заменить подписанные с НКР и РА документы устными договорённостями о восстановлении перемирия от 5 апреля 2016 года, достигнутыми начальниками генеральных штабов Вооруженных Сил Армении и Азербайджана в Москве. Следует отметить, что именно благодаря равноправному участию властей НКР в разработке и принятии вышеназванных соглашений удалось в течение 22 лет поддерживать мир в зоне конфликта.

Несмотря на заявления стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ о том, что документы 1994-1995 гг. остаются основой перемирия[14], правовая база прекращения огня останется сомнительной, пока официальный Баку не отзовёт свои ноты, либо не будут сделаны официальные заявления на уровне МИД или президента Азербайджана о приверженности ранее принятым соглашениям.

Хотя неукоснительное следование принципу неприменения силы и угрозы силой является одним из международных обязательств государств-членов ООН и ОБСЕ, тем не  менее, выходом из сложившегося правового вакуума может быть подписание между сторонами соглашения о неприменении силы, в преамбуле которого стороны могли бы подтвердить свою приверженность документам, подписанным в 1994-1995 годах.

Посредническая Минская группа ОБСЕ могла бы сыгрть ключевую роль  в достижение такой договоренности между сторонами. Прежде всего, международные посредники должны разубедить руководителя Азербайджна, который считает что «Сегодня в мире понятие «международное право», можно сказать, уже потерпело крах. Сейчас основной фактор – это сила. Это так. Мы живем в реальном мире. Поэтому мы должны стать еще сильнее, создать еще более могущественную армию».[15] Очевидно, что ставка на силу и нигилистическое отношение к международному праву, как основу международных отношений, углубляет пропасть недоверия между соседними народами и препятствует созданию механизмов обеспечения регионального мира и безопасности.

Важным фактором восстановления доверия между конфликтующими обществами и  поддержания стабильности на Южном Кавказае мог бы стать отказ стран региона от невооруженного насилия. В частности, открытие всех коммуникаций, создание возможностей для кооперации между народами региона, несомненно, создаст необходимые предпосылки для развития Южного Кавказа в максимально безопасных условиях.

 

[1] Масис МАИЛЯН – председатель Арцахского общественного совета по внешней политике и политике безопасности (FSPC-Artsakh.org). Автор книги «Карабахский мирный процесс. Взгляд из Арцаха» (Ереван, Де-Факто, 2016 г.).

[2] Послание Папы Франциска на Всемирный день мира 1 января 2017 года, Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/obschestvo/3920263

[3] СОВЕЩАНИЕ ПО БЕЗОПАСНОСТИ И СОТРУДНИЧЕСТВУ В ЕВРОПЕ ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ АКТ, http://www.osce.org/ru/mc/39505?download=true

[4] Соглашение о прекращении огня с 12 мая 1994 года было подписано руководителями военных ведомств НКР, Азербайджана и Республики Армения. Полный текст документа доступен по ссылке: http://www.vn.kazimirov.ru/doc10.htm

В. Казимиров, «КАРТ-БЛАНШ. Карабах: из прошлого и нынешнего ради будущего», http://www.ng.ru/cis/2016-04-15/3_kartblansh.html

[5] Устав ООН, http://www.un.org/ru/sections/un-charter/chapter-vii/index.html

[6] Основные международные документы по НК урегулированию, http://vn.kazimirov.ru/docs.htm

[7] Joint Statement on the Nagorno-Karabakh Conflict by Barack Obama, President of the United States of America, Vladimir Putin, President of the Russian Federation, and Franсois Hollande, President of the French Republic, https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2013/06/18/joint-statement-nagorno-karabakh-conflict-barack-obama-president-united-

[8] Рубен Заргарян: «Карабахская мирная позиция и модель урегулирования востребована Россией», http://www.democracy.ru/article.php?id=2243

[9] Рубен Заргарян, «Ключ к урегулировнию – признание Нагорно-Карабахской Республики», http://vestnik.mid.gospmr.org/?newsid=132

[10] Азербайджану следует признать право Карабаха на существование: эксперт
Подробности: https://regnum.ru/news/1925034.html

[11] Текст Соглашения доступен по ссылке: http://www.vn.kazimirov.ru/doc12.htm

[12] Кроме указанных соглашений, 26-27 июля 1994 года главы оборонных ведомств НКР, Азербайджана и Армении подписали документ, согласно которому они подтвердили свои обязательства по сохранению перемирия вплоть до заключения большого политического соглашения о полном прекращении вооружённого конфликта. Копия документа и история его принятия доступна по ссылке: http://www.mk.ru/politics/2016/04/24/otec-mirnogo-soglasheniya-po-nagornomu-karabakhu-rasskazal-kogda-perestanut-strelyat.html

[13] В. Казимиров, «КАРТ-БЛАНШ. Карабах: из прошлого и нынешнего ради будущего», http://www.ng.ru/cis/2016-04-15/3_kartblansh.html

[14] МИД РФ: соглашения о прекращении огня в Нагорном Карабахе бессрочны,
http://tass.ru/politika/3230167

Joint Statement by the Heads of Delegation of the OSCE Minsk Group Co-Chair Countries, http://www.osce.org/mg/287531

[15] Выступление И.Алиева в приграничном с НКР г. Тертере, 3 декабря 2016 года, http://azertag.az/ru/xeber/1016029

Share

Comments are closed.