Новый железный кулак Германии

Флориан Гетман, Кевин Хейгн, Аннет Майриц и Мишель Винде

Подслушивание пользователей WhatsApp, случаи слежки за детьми, обыски без повода[1]: с ростом угрозы терроризма все активнее обсуждается необходимость более жестких мер безопасности. Как складываются мнения германских партий по этому поводу?

«Терроризм никак не скажется на моей обыденной жизни, на чужой – может быть, но не на моей». Это обычная рефлексия людей. Рядовые граждане, как правило, именно так отвечают на вызовы терроризма, пытаясь не особенно впадать под впечатление от терактов, несколько потерявших свое воздействие. Да, пожалуй, именно так.

Но реальность выглядит иначе: параллельно росту интенсивности терактов за прошедшие месяцы росли и тревоги людей. И все же, их нельзя обвинять. Сейчас многие спрашивают себя: насколько защищена Германия на сегодняшний день? Оправданы даже дискуссии по поводу политических последствий, в ходе которых речь идет об ужесточающихся законах.

«Наши структуры безопасности, как и общество в целом, ежедневно сталкивается с новыми угрозами», заметил в беседе со SPIEGEL представитель СДПГ, министр внутренних дел земли Нижняя Саксония Борис Писториус.

Но каков охват тем подобных обсуждений в стране, где основополагающие права человека всегда были в центре внимания? Многие удивляются, как случилось, что все изменилось так быстро. «Аббревиатура ВБ[2] превратилась в универсальный ключ, который беспрепятственно открывает двери законодательства, — анализирует «Южно-германская газета» и продолжает: — Единственный вопрос, на который пока нет четкого ответа – откроет ли этот ключ замок безопасности, гарантированный основополагающими правами».

Именно из-за подобных настроений во время обсуждения земельными министрами внутренних дел вопроса о слежке за подростками под защитой Конституции поднялся большой шум. В ходе встречи земельных министров внутренних дел в Дрездене было принято решение об установлении контроля за короткими сообщениями в мессенджере «WhatsApp», и в ближайшее время структуры безопасности Германии начнут брать отпечатки пальцев всех подростков в возрасте от 6 до 14 лет, нашедших убежище в Германии.

Новый железный кулак Германии не обойдет стороной и предвыборную борьбу в Бундестаг. Тема внутренней безопасности обрела в Германии императивную значимость, оказав воздействие на повестки всех партий, которые были избраны 4 года назад.

Дискуссии по поводу внутренней безопасности ужесточились из-за конкуренции с правыми популистами из АДГ[3].

Рассмотрим вкратце расклад мнений партий по этому вопросу.

 

ХДС/ХСС[4]

Союз сейчас в большей мере настроен к выдвижению более категоричных законопроектов по поддержке антитеррорисической борьбы, чем во время выборов в Бундестаг в 2013 году. Хотя уже во время прошедших выборов они требовали больших объемов видеонаблюдения, конституционного внедрения практик сбора коммуникационных данных и принятия более жестких законов, позволяющих выдворять из страны совершивших преступления иностранцев, сейчас палитра их предложений пополнилась обысками без повода и контролем «WhatsApp». В ходе нынешних встреч земельных министров внутренних дел поднимаются даже вопросы о получении в будущем разрешений на ДНК-тесты, идентификацию по возрасту, глазам и цвету кожи, а также определения страны происхождения.

Министр внутренних дел Баварии, представитель ХСС Йоахим Херман также является автором предложения, согласно которому следует под защитой конституции установить контроль над детьми из исламистской среды. «Террористы уже совершили целый ряд тяжких преступлений, и государство должно быть последовательным в этом вопросе», сказал Херман. Поводом для такого предложения послужила попытка 12-летнего подростка совершить подрыв самодельной бомбы на рождественском рынке в Людвигсхафене в декабре 2016 года.

СДПГ[5]

«Мы не игнорируем эту сферу, просто мы не считаем ее столь ключевой, как другие сферы», — говорит министр внутренних дел земли Нижняя Саксония Писториус. На деле этот  вопрос в последние годы в повестке социал-демократов почти не рассматривался: ничего не изменилось даже в период председательства Зигмара Габриэля, который пытался вести свою партию в стиле некогда «железного» министра внутренних дел Отто Шилли.

И все же, для предвыборной борьбы социал-демократы подготовили состоящий из 10 пунктов и пропитанный духом «Шилли» документ, согласно которому, например, следует принять видеослежение в особых случаях, при наличии особых предпосылок.

С целью контроля иностранцев, подозреваемых в терроризме, нужно упростить возможности их депортации, кроме того, партия  предлагает принять решение о контроле означенных лиц с помощью прикрепляющегося к ноге аппарата.

«Зеленые»

В предвыборной борьбе 2013 года «Зеленые» выступали со следующим лозунгом: «Безопасность служит свободе, а не наоборот». Лозунг 2017 года содержит иную тональность – «Без безопасности нет свободы, и наоборот».

Если прежде партия акцентировалась на защите гражданских прав, то теперь она рассматривает также тему «политики эффективной безопасности».

В частности, «Зеленые» отвергают идею сбора телекоммуникационных данных, но пока по этому вопросу не проводят масштабных дискуссий. Если в свое время они категорически отвергали видеонаблюдение, то сейчас считают его приемлемым. Вопрос о лучшей экипировке полицейских не нов, тем не менее, «Зеленые» на него реагируют острее,  чем когда бы то ни было. Они также считают, что потенциальных преступников следует держать под контролем, что иностранцы-правонарушители должны немедленно депортироваться, сомнительные лица, просящие убежища, должны методично проверяться: это предложения, которые несколько лет назад выдвигал ХДС/ХСС.

«Левые»

Слова «неконтролируемые, открытые границы», «слабая полиция» и подобные выражения редко встречаются в дискурсе «Левых». Но именно ими воспользовалась в начале года Сара Вагенкнехт, чтобы обвинить Ангелу Меркель в пособничестве теракту в Берлине.

И это не первый случай. Выдвигая в течение месяцев жесткие требования по предоставлению убежища и беженцам, лидер «Левых» пытается привлечь на свою сторону электорат АДГ. И хотя это не классическая смена лагеря, но позиция Вагенкнехт выделялась на фоне партии – своими провокационными заявлениями она заслужила острую критику всех лагерей.

Консенсусная развязка «Левых» по вопросам безопасности следующая: партия требует принципиально крупных денег для общественного сектора, в том числе, для модернизации полиции. Так или иначе, в долгосрочные цели «Левых» входит сокращение возможности государства ограничивать свободу личности под защитой Конституции, с дальнейшим прекращением деятельности секретных служб вообще.

ПСД[6]

Что касается либералов, то они не признают какого бы то ни было «безосновательного обретения и хранения личных данных», требуя кардинальных реформ в инфраструктуре германских сил обороны. Но даже либералы стали избегать жестких комментариев, в частности, по теме обысков без повода.

Партия только теоретически продолжает отклонять такие обыски. В ходе партийного форума в самой крупной по численности населения земле Северный Рейн-Вестфалия ПСД пришла к следующему консенсусу: принять понятие «тактический обыск» и его необходимость. Такой обыск можно осуществить без подозрения, но,  в отличие от обыска без повода, тактический обыск может быть осуществлен только при наличии выраженного повода.

 

Специально для «Аналитикон» перевел с немецкого Нарек Халафян

Оригинал` SPIEGEL

[1] Обыски без повода (Schleierfahndung) практика персонального контроля, применяемая силовыми структурами Германии, при которых без особого повода или подозрений, исходя из соображений безопасности, обыскиваются те или иные лица, их имущество или его часть.

[2]Внутренняя безопасность – герм. IS – Innere Sicherheit:

[3] Альтернатива для Германии, политическая партия в Германии . герм. AfD (Alternative für Deutschland)

[4] Христианско-демократический союз/Христианско-социалистический союз

[5] Социал-демократическая партия Германи

[6] Партия свободных демократов

Share

Comments are closed.