Когда главная угроза – наша «безопасность»


Рубен М
ЕГРАБЯН
Редактор Русской версии издания «Аравот», Ru.Aravot.am
Ереван

 

Система взглядов на национальную безопасность, на вызовы и пути и методы их преодоления, сложившаяся в Армении в силу объективных и субъективных факторов за период Независимости, а также основанная на этом парадигма отношений Армении с другими государствами в настоящее время переживает тяжелый кризис.

Судя по заявлениям последнего времени со стороны армянских официальных лиц, осознание этого имеет место быть, и это хорошо. Однако, осознание осознанием, но возможности реализации осознанного крайне ограничены по внутренним и внешним причинам, так же имеющим объективный и субъективный характер, и это плохо. А хуже то, что нынешней власти придется исправлять многое: то, что по недомыслию было предыдущими упущено в первые годы Независимости, а в период президентства Роберта Кочаряна, совпавшего с первым и вторым сроками Владимира Путина, превратилось в методичную сдачу суверенитета в обмен на политическую поддержку репрессивного криминально-олигархического режима, а затем все это перешло в наследство к власти нынешней и стало тяжким бременем.Однако, почти десятилетие правления власти нынешней ознаменовалось не тем, чтобы использовать возможность и проанализировать качество такого сомнительного наследия, а тем, что продолжалось движение по инерции, и сдача суверенитета в обмен на поддержку еще более слабой власти продолжалась «на всех парах».

Сегодня мы уже «дожили» до того, что пошли в ход наглые требования, которые не позволяли себе ни советские вожди, ни даже османские султаны – посягательство на армянский язык, причем в самой дешевой форме – в увязке… с водительскими правами. И это в условиях, когда Армения стоит перед свершившимся фактом: она уже является государством с усеченным суверенитетом во всех отношениях – политическом, экономическом. И наши отношения с внешним миром происходят «с высочайшего позволения», а зачастую – непозволения со стороны Кремля. Наше право на принятие политических решений «делегировано» не только каким-то непонятным «наднациональным» органам типа ОДКБ и ЕАЭС, которые «возглавляют» декоративные фигуры армянского происхождения, но решения принимает за них Кремль. Наше право на принятие политических решений присвоили при нашем попустительстве даже российские государственные корпорации-монополисты, возглавляемые друзьями Путина. Но, наконец, на этот раз армянская власть ответила на непристойное предложение «на месте», жестко и недвусмысленно отвергнув его. Дошло.

Но дошло ли вместе с этим, что весь пройденный путь нуждается в фундаментальном пересмотре, тем более, когда наш «стратегический союзник» в результате оказался главной экзистенциальной угрозой для армянской государственности по факту, и стал целыми кораблями и эшелонами поставлять наступательное вооружение режиму Алиева, заведомо зная, что это грозит возобновлением войны?

Становится более чем очевидным, что с нынешней политической и экономической системой, основанной на нынешних «стандартах» и «ценностях», наше государство и наше общество остались с крайне ограниченным ресурсом, необходимым, чтобы преодолеть период, полный высоких рисков и высокой вероятности внешнеполитических форс-мажоров, в том числе и военного характера. К тому же, эмиграция, преимущественно в Россию, ставшая как артериальное кровотечение, снижает и без того низкую сопротивляемость общественно-государственного организма.

Остается главный вопрос – а что с этим делать? «Где альтернатива?», — как любят спрашивать армянские, поневоле, апологеты кремлевского «евразийства».

Свобода слова, имеющаяся в Армении и являющаяся несомненным достижением гражданского общества, позволяет начать об этом говорить и институционализировать площадки, где об этом можно заявить. Экспертное сообщество, пресса и неправительственные организации Армении достигли за прошедшие годы уровня, позволяющего квалифицированно обсуждать создавшуюся ситуацию, повышать уровень политического и гражданского сознания общества, подготовить его интеллектуально и психологически к возможным поворотам.

Разлом и взаимное отчуждение между обществом и государством (уже не только властью, а государством), начавшееся с референдума по конституции и выборов 1995-го, с каждым избирательным циклом только усугубляло ситуацию, а насильственные действия со стороны властей в 2004, 2008гг. против мирных демонстрантов, не согласных с провозглашенными итогами выборов, участников разных гражданских акций протеста, судебные преследования в условиях отсутствия независимых судов, в широком сегменте общества породили иллюзию того, что обсуждать больше нечего, и «разговор окончен», вопросы решаются только силой, в том числе силой оружия.

И если дискурсы в обществе «вращаются» вокруг этого, то у власти может возникнуть соблазн провозгласить своих оппонентов либо «террористами» (или «экстремистами»), либо их симпатизантами, а борьбу с инакомыслием назвать «борьбой с терроризмом», что, кстати, является «любимой игрушкой» авторитарных режимов, типа российского, сирийского или турецкого. Это к тому, насколько опасно для идеи государственности как таковой постепенное и методичное сокращение поля легальной деятельности – политической, экономической, культурной и т.д. В этом отношении оценка Freedom House по Армении, а по сути – предупреждение, остается актуальной: у нас неконсолидированный авторитарный режим с высоким уровнем коррупции и монополизации, с угрозой консолидации. В наших условиях трудно это назвать общественным благом, налицо – самая большая внутренняя угроза безопасности.

Серж Саргсян публично заявляет, что «не так, чтобы в НАТО нас ждут с распростертыми объятиями», а также косвенно указывает на факт того, что НАТО и его члены не смогли ничего поделать, когда по вине Турции процесс нормализации межгосударственных отношений с Арменией провалился. Конечно, не ждут. Но также очевидно, что ждать не будут, если не будет определенных предпосылок для ожиданий. Претензии к НАТО и ЕС – это отдельный вопрос, и они более чем обоснованы, в том числе и потому, как они поступают в отношении нашего соседа – Грузии, а также борющейся с российской агрессией и оккупацией Украиной, почему 5-ая статья до сих пор не распространяется на Грузию, открывая «дорогу» и нам, почему уже четвертый год виснет в воздухе вопрос поставок оборонительного оружия Украине и многое другое.

Оккупированные советским режимом балтийские страны ждали этого дня 50 с лишним лет. Да, Запад не признавал их «добровольное присоединение» к СССР, но не более того, и воевать с Москвой никто и не собирался из-за этого. Не мирились с де-факто оккупацией и многократно брошенные Западом поляки. Разное было, но к моменту развала советской империи общества этих стран были мотивированы идеями, которые обсуждались еще во времена, когда Москва была «в зените», идеями ненасильственного внутреннего сопротивления, категорического неприятия реалий советского, российского «образа жизни».

Очевидно, что сейчас нет необходимости собираться на кухнях в квартирах, чтобы обсуждать разные вопросы, сегодняшние реалии другие, и слава Богу. Но должно быть ясно, что без изменения мышления, воззрений и видения нашего будущего, нашей Мечты, без критического подхода к сегодняшним реалиям, когда наша «безопасность», превратившаяся в «алиби», уже сама стала угрозой, мы, как и столетие назад, не сможем противостоять вызовам и воспользоваться шансами, которые неизбежно откроются перед нами в ближайшем будущем. А сегодня у нас есть все возможности, чтобы системно об этом думать, а также открыто, без обмана и самообмана, об этом говорить. «Вначале было Слово…».

 

Share

Comments are closed.