Когда главной становится экономика

 


Вероника Фьелингер и Зиа Вайзе

Торговля, рабочие места, отпускные турне… Новое политическое кредо Германии в отношении Турции негативно сказывается, прежде всего, на тесных экономических отношениях двух стран, что может стать головной болью для обоих государств.

Продолжающееся месяцами, даже более года, обострение в турецко-германских отношениях вступает в новый этап: в политических дискурсах обеих стран появляются заявления, полные обоюдных угроз, которые свидетельствуют о том, что чаша терпения правительства Германии по поводу Турции почти наполнена. Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль заявил в свою очередь о выработке «нового курса» в отношении Турции.Данный «новый курс» касается в первую очередь экономических отношений и сферы туризма. Правительство Германии ужесточило систему туристического консалтинга[1] и заявило, что необходимо пересмотреть эффективность так называемых «Гермес-гарантий», которые являются своеобразной государственной системой страхования германских компаний за рубежом.

«Пусть Германия знает, что нас не напугать подобными заявлениями», таков был ответ президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Министерство иностранных дел Турции осудило заявление Габриэла, назвав его «неприемлемым» и обвинив Берлин в применении «двойных стандартов».

В качестве обоснования упомянутых заявлений турецкой стороны в ход пускаются те же политические обвинения: Германия на собственной территории не предпринимает мер против таких считающихся террористическими группировок, как Курдская рабочая партия и движение гюленистов, но требует, чтобы Турция отпустила подозреваемых в причастности к терроризму лиц, в частности, германского активиста Петера Штойднера, а также 9 других граждан Германии, в числе которых журналистов Дениза Ючели и Месале Толуи.

Зеленым светом для ужесточения системы туристических рекомендаций Германии стало то, что граждане Германии без предъявления обвинений в установленном порядке находятся под арестом, им запрещено пользоваться помощью посольства. «Лица, которые намерены отправиться в Турцию с частными или коммерческими целями, получат рекомендации, основанные на ужесточенных соображениях безопасности», таков нынешний подход министерства иностранных дел Германии в отношении тех, кто собирается посетить Турцию. Пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калин назвал подобные рекомендации  «политически безответственными», а сам Эрдоган – «неприемлемыми».

Как отразится подобный поворот на планах германских туристов, пока не ясно. Забронированный отпуск может быть бесплатно отменен только в случае официального туристического запрета, но не ужесточения туристических рекомендаций. Как отмечает пресс-секретарь туристической организации «Tui», после заявления Габриеля многие обратились в организацию с вопросами, а некоторые даже внесли корректировки в программу своего путешествия или вовсе отменили бронь. Пресс-секретарь отмечает, что Турция, тем не менее, продолжает считаться безопасной страной, пока нет официального туристического запрета как такового.

Проблем у Турции хватало и до «нового курса». Согласно свежей статистике Министерства туризма Германии, за первые пять месяцев этого года Турцию посетило 864.000 германских туристов. Для сравнения отмечается, что за тот же период этот показатель составлял 1,16 миллиона, а в 2015 г. — 1,55 миллионов.

Туристов привлекают сниженные с целью компенсировать потери цены на маршруты в Анталию и Бодрум. В любом случае, подобные политические обострения не сказываются серьезно на ритмах облюбованных туристами крупных турецких курортов, в том числе и потому, что особенно в западных приморских регионах Турции оппозиция имеет массу сторонников. Вот почему вероятное снижение числа туристов, скорее, будет во вред экономическим силам, придерживающимся отличных от правительства политических взглядов.

Турцию, собственно, больше беспокоит перспектива пересмотра государственных гарантий германских экспортных компаний. Хотя в первом квартале этого года в Турции был зарегистрирован экономический прирост, темпы роста замедлились: стоимость турецкой лиры снизилась, зато повысились уровень инфляции и безработицы. В подобных условиях Анкара просто не в состоянии направлять в адрес иностранных инвесторов политические угрозы.

Прекращение деятельности германских компаний может означать для Турции одно – масштабную экономическую катастрофу. Как отметил пресс-секретарь Эрдогана Калин, Германия является крайне важным торговым партнером Турции. Федеративная республика является крупнейшим рынком сбыта турецкого экспорта, а порядка 7000 германских компаний создали в Турции более 60 тыс. рабочих мест.

Вот почему министр экономики Турции Нихат Зейбекчи пытается внести во все это ясность, заверяя обеспокоенных инвесторов, что «германские инвестиции в Турцию на 100% обеспечены турецким правительством, государством и законом». По его словам, германский кризис носит временный характер.

А что касается публикации в ZEIT, в которой отмечается, что турецкое правительство предоставило Криминальной полиции Германии список компаний и персоналий (в который вошли также Даймлер и BASF), обвиняемых в связях с проживающим в США проповедником Фетулла Гюленом, то турецкий министр опроверг эту информацию. «Это ложь», сказал Зейбекчи. Такую же позу принял и Эрдоган, назвав это «черным пиаром».

Зейбекчи также призвал воздержаться от заявлений, которые могут нанести ущерб экономическим отношениям. «Германии следовало бы пересмотреть неподобающие комментарии», сказал министр экономики Турции.

«Наша доля на рынке Турции продолжает расти», заявил пресс-секретарь торгового концерна «Ceconomy», который принадлежит крупнейшей в Европе компании, занимающейся торговлей электроникой, Мелиа-Сатурн, 40 магазинов которых работают в Турции. «Мы продолжаем с тем же рвением инвестировать в местный рынок», отметил пресс-секретарь. Дюссельдорфский концерн «Метро», который представлен в Турции с 1990 года, по словам его пресс-секретаря, «внимательно отслеживает перспективы местных экономических и политических развитий». «Метро» также изыскивает возможности для дальнейшего расширения в Турции.

Но без государственных гарантий экспорта германские производители могут оказаться перед лицом серьезных рисков, поскольку именно эти гарантии ограждают их от угроз экономических потерь за рубежом. Секретарь департамента зарубежной экономики Промышленно-торговой палаты Германии (DIHK) Фолкер Трайер считает, что «в подобных условиях сложно представить новые инвестиции».

Тем не менее, очерчивающийся на горизонте коммерческий коллапс скажется и на Германии. По данным Статистической службы Турции, в мае в Турции было реализовано германских товаров и услуг порядка на 1,6 млрд. евро. «Мы ожидаем 100-процентный спад в объемах экспорта из Германии в Турцию, учитывая произошедшие события и их ущербный потенциал», сказал Трайер.
[1] В ряде стран функционирует система официального предупреждения готовящихся к путешествиям граждан о проблемах с безопасностью в местах назначения.

Специально для «Аналитикон
перевел с немецкого Нарек Халафян.

Оригинал` Zeit

Share

Comments are closed.