Санкции США/ЕС против России и их воздействие на Армению



Степа
н САФАРЯН
Основатель и руководитель проектов Армянского института международных отношений и безопасности
Ереван

 

27 июня Конгресс США подавляющим большинствм голосов принял законопроект о сохранении, дополнении и ужесточении санкций против России, Северной Кореи и Ирана, который 2 августа подписал президент США Дональд Трамп. Пакет санкций положил конец неопределенности в политике США в российском и иных направлениях, которая возникла после избрания Дональда Трампа президентом США 8 ноября 2016 года и его инаугурации 20 января 2017 года.В отличие от 2014-16гг., когда основанием для санкций служили поводы, обусловленные украинским (аннексия Крыма, гибридная война и вторжение на Восток Украины), сирийским конфликтами, данный закон прибавил еще один резон – вмешательство в президентские выборы США 2016 года и кибербезопасность. В совокупности санкции распространились на военные и разведывательные агентства России, на субъектов, которые осуществляют бизнес с вовлеченными в оффшорные нефтяные проекты компаниями, а также всех тех, кто принимает участие в прокладке нефтегазовых трубопроводов внутри России. Закон таргетирует ряд отраслей российской промышленности, нанося новый более мощный удар по уже ослабленной после введения в 2014 году, после аннексии Крыма, санкциями экономике. Что касается сферы кибербезопасности, то установлены санкции против любых компаний, которые будут замешаны в кибератаках от имени правительства России и тех, кто подчиняется им или действует от их имени. Закон требует также представлять межведомственные доклады о ключевых политических деятелях и олигархах России, которые будут содержать оценки источников их состояния и доходов, коррупционные факты и их связи с президентом РФ.

С точки зрения Армении особенно важно понять воздействие всего этого на нашу страну, что может проявиться в следующих аспектах: 1. Влияние санкций и ухудшения ситуации в российской экономике на армянскую экономику, которая пребывает в зависимости от российской, 2. Влияние санкций на бизнес армянских предпринимателей в России, которые имеют также бизнес-проекты в Армении, 3. Прямое воздействие санкций на российских промышленных и финансовых гигантов, представленных и в Армении в числе 3000 российских компаний.

Российские мишени санкций и армянские следы

Санкции США и ЕС, введенные в 2014-16гг. и дополненные и ужесточенные Конгрессом законом 2017 года, охватывали не только ближайшее окружение В. Путина, пророссийских деятелей и сепаратистов в Крыму и на Востоке Украины, но и ряд ключевых отраслей экономики России, которые тесно связаны с украинским кризисом и правящей верхушкой.

Финансово-банковская сфера: армянские афтершоки санкций, непризнанный и ненаказанный рэкет в Армении

Первым элементом секторальных санкций против России стал запрет европейским инвесторам и резидентам предоставлять государственным российским банкам (с 50% и более акциями, принадлежащими государству, за исключением их филиалов, действующих на территории ЕС) среднесрочное и долгосрочное финансирование, осуществлять на рынке ценных бумах прямую или косвенную куплю-продажу первичных акций и инструментов со сроком погашения более 90 дней, предоставлять брокерские услуги или участие в их выпуске или иных инструментах. Из числа подобных банков деятельность на экономическом и финансовом рынке в Армении или на пространстве ЕАЭС осуществляют Внешэкономбанк (VEB или ВЭБ), Газпромбанк, банк VTB (ВТБ), Сбербанк и Россельхозбанк, которые находятся под санкциями ЕС/США или только США.

Внешэкономбанк является банком развития России (100% акций принадлежит государству), который ответственнен за «поддержку проектов, стимулирующих конкурентное превосходство российской экономики внутри страны и за ее пределами». ВЭБ в Армении был связан с крупными проектами. В частности, с июня 2009 года «с целью повышения экономии энергии, снижения потерь в электрических сетях и усовершенствования интеграции энергетических систем в СНГ» ВЭБ совместно с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) финансировал проект модернизации ЗАО «Армянские электросети», который с 2006 года входил в российскую группу «ИНТЕР РАО ЕЭС». В рамках проекта ЕБРР предоставил Армянским электросетям 42 млн. евро, а ВЭБ – 22,5 млн. евро.

После того, как в 2014 году ВЭБ оказался в черных списках ЕС и США, Кремль институционировал его инструменты и «миссию» также в формате ЕАЭС, обеспечив фронт работы на евразийском пространстве: ВЭБ и Евразийский банк реконструкции и развития подписали ряд меморандумов о сотрудничестве на пространстве ЕАЭС с цельюсотрудничества с банками развития стран-членов», “поддержки инициаторов перспективных проектов и софинансирования конкретных проектов. Видимо, в означенных рамках и было скоординировано «евразийское сотрудничество» ВЭБ и Армянского банка развития, который, как и аналогичные банки стран-членов, «обязан» поддерживать и сотрудничать с проектами структуры, являющейся важнейшим инструментом кредитования и реализации геополитических и геоэкономических проектов Кремля.

Второй важный кредитор подобных проектов – финансовая рука компании Газпром и один из трех крупнейших российских банков – Газпромбанк, 35,5% акций которого принадлежит Газпрому, 49,6% — НПФ «Газфонд», а 10,2% —  ВЭБ-у. Так что, для Кремля это более чем банк. В капитале армянского Areximbank у него была доля до 7 октября 2016 года, когда завершилась  сделка по купле со стороны ЗАО «Регион» 100% акций ЗАО «Группа Арэксимбанк-Газпромбанк», которая потом слилась с Ардшининвестбанком. Это, пожалуй, также случилось в результате ухудшения положения Газпрома из-за санкций. Но он не единственный сталкивается в последние 4 года с серьезными проблемами в Армении.

Еще один банк, оказавшийся под санкциями США и ЕС, — ВТБ, 60,9% акций которого, или 45% уставного капитала принадлежит министерству финансов России и Федеральному агентству управления госимуществом. Он поддерживает «продвижение российской продукции на мировом рынке и развитие международного сотрудничества» посредством сети дочерних и ассоциированных представительств. ВТБ-Армения является одной из его 10 дочек. При поддержке руководства Армении и России в марте 2004 года Внешторгбанк купил у президента компании «Мика лимитед» Михаила Багдасарова 70% акций Армсбербанка. Согласно финансовой отчетности, в последние 4 года банк также работает с убытками, и его дальнейшее пребывание в Армении под сомнением.

Вошедший в сентябре 2014 года в списки подсанкционных США один из крупнейших российских банков Sberbank/«Сбербанк» (50%+1 акций принадлежат ЦБ РФ) является одним из крупнейших банков России. Входящий в его группу Sberbank Capital LLС в сентябре 2014 г. приобрел 25.64% уставного капитала GeoProMining Investment (CYP) Limited (Кипр). Компании, зарегистрированной в оффшорной зоне на Кипре, принадлежит GeoProMining Group, которая владеет серьезными активами и рудниками в Армении (золото, медь и молибден) в лице Сотского месторождения, обогатительной фабрики и пр..

И, наконец, Россельхозбанк, 100% акций которого принадлежат государству и который также является одним из крупнейших российских банков, намерен посредством своего представительства в Армении «осуществлять совместные проекты с армянскими финансовыми институтами и компаниями», «сотрудничать с государственными органами и международными организациями», «осуществлять российские инвестиционные проекты и мониторинг двусторонних и многосторонних соглашений с участием банка».

Подобное серьезное присутствие и разветвление российских банков в финансовой сфере Армении не могло не оказаться «полезным» Кремлю, особенно после того, как экономика и финансовый рынок России стал сотрясаться с 2014 года от санкций, а перспективы деятельности и долгосрочного кредитования крупнейших российских компаний стали более чем туманными. А это значит, что перекачка валюты и капитала в Россию даже из маленькой Армении путем манипуляций и спекуляций должна была стать одним из шансов для Кремля.

Российское направление, безусловно, всегда было доминантным в многолетней статистике частных трансфертов. Так, в результате глобального финансового кризиса 2008-2009 годов, в 2009 году существенно сократились объемы частных трансфертов из России в Армению, затем начался стабильный рост, который прервался в связи с наложенными на Россию санкциями в 2014 году и в течение последующих трех лет.

Однако, помимо прямого воздействия на Армению и ее экономику, в квартальных и годовых показателях переводов частных лиц в 2008-2017 гг. можно заметить и другой «таинственный тренд»: хотя во время упомнутых двух форс-мажоров объемы трансфертов из России в Армению сократились, зато вырос отток финансов из Армении в Россию – в  2009 и в 2014-16гг.. Стоит напомнить, что во время первого форс-мажора цены на нефть и газ были еще на высоте, Россия получала серьезные доходы и сверхприбыли в этой сфере, не были наложены упомянутые санкции. Между тем после 2014 года мировые цены на энергоносители зафиксировали рекордный спад, России закрыли доступ к кредитам и на крупные финансовые рынки. После таких контекстных изменений и санкций 2014 года, а параллельно – и начавшихся на рынке ценных бумаг Армении аномальных колебаний и девальвации национальных валют, деньги из Армении стали стабильно перетекать в Россию, а вток в Армению стал сокращаться.  Ярким проявлением этого тренда стал период с ранней осени до декабря 2014 года, когда объективная (экономическое взаимопроникновение) синхронность колебаний на финансовых рынках Армении и России совпала с субъективными факторами (спеклятивно-манипуляционными), что привело к большей турбулентности. И вряд ли в этих манипулятивных механизмах в Армении отсутстововала роль российских банков и финансово-экономического сегмента.

Вскоре Россия доказала многочисленными шагами, что одной из альтернатив для ее съежившейся под санкциями экономики является выуживание любой ценой капитала из карманов населения в Армении и других постсоветских стран путем организованного хищения или иных методов. Очередным доказательством стали Армянские электросети – весной 2015 года они представили заявку на повышение тарифа на электроэнергию на 17 драмов в Комиссию по регулированию общественных услуг (КРОУ), но обоснования не выдерживали никакой критики, и было очевидно, что это всего лишь способ выудить дополнительные средства. Несмотря на массовые протесты «Нет грабежу» и «ЭлектрикЕреван», тариф все же повысили, на 7 драмов. Зато в результате изменился владелец Армянских электросетей – сначала в сентябре 2015 года они были проданы кипрской оффшорной компании Лиорманд Холдинг лимитед, а в августе 2017-го перепроданы  крупному российскому предпринимателю армянского происхождеия Самвелу Карапетяну.

Процесс «выцеживания» денег из Армении проявляется и в авиационной сфере, где российские компании также занимают доминантные монопольные позиции.

Следовало бы обратить особое внимание на нефтегазовую отрасль, но это тема отдельного исследования.

Резюмируя, хотелось бы отметить, что у России нет решений и для преодоления новых санкций, хотя она вынуждена столкнуться с тем, с чем уже сталкивалась, и делать то, что ей удалось делать. Ухудшаюшееся состояние российской экономики будет по-прежнему оказывать прямое и косвенное воздействие на экономику Армении – начиная с частных трансфертов и кончая средним и крупным бизнесом.

И, наконец, наиболее очевидным и сравнительно стабильным источником финансовых средств для России останется продажа вооружений, что неминуемо приведет к росту рисков военных действий в зоне карабахского конфликта.

Воистину, сложные времена ожидают не только Россию, но и Армению, пока она сверхинтегрирована с российской экономикой, а значит, интегрирована с санкциями, и не диверсифицирована ни экономически, ни политически.

Share

Comments are closed.