Жизнь наполовину

Назик Арменакян, 4plus

Каждый год безработица и нищета вынуждают армян искать работу за границей, в основном в России. Миграция глубоко повлияла на население страны и традиционную армянскую семью: мужчины отправляются на заработки, оставляя жен и детей дома. Целые деревни в конечном итоге населены женщинами, которые воспитывают детей. Некоторые из мужчин никогда больше не возвращаются, просто исчезают. Большинство возвращается назад, принося с собой отпечатки длительных периодов отдаленности, включая передающиеся половым путём болезни (ЗППП) и ВИЧ/СПИД, которые затем передаются их женам.Миграция – общенациональная проблема. В области Гегаркуник, находящейся на востоке Армении на границе с Азербайджаном, один из самых высоких показателей в стране по численности населения, занятого сезонной работой за границей, главным образом – в строительном секторе в России: около 14,7 процента 231 800 жителей являются мигрантами. В докладе, опубликованном в 2015 году, было отражено, что мужья 44 процентов женщин работали или работают за рубежом, в среднем по стране этот показатель составляет 25 процентов.

«В 2014 году Национальный центр по профилактике СПИДа начал проводить периодические анонимные тесты на ВИЧ, гепатит В и С в деревнях по всему региону, – рассказывает 61-летняя Мелания Геворгян, директор амбулатории деревни Сарухан. – Вся информация является конфиденциальной, и в клинике нет данных по числу инфицированных, но если организация продолжает тестирование, то это означает, что  проблема существует».

Статистики почти не существует, но, по некоторым оценкам, 50% случаев ВИЧ-инфекции в Армении обнаружены среди мигрантов.

Арцванист, деревня с населением в 3060 человек. Находится на южном берегу озера Севан и имеет один из самых высоких показателей трудовой миграции в области Гегаркуник.

 

34-летняя Татевик Оганесян на поле с сыном Кареном. Татевик живет с сыном, дочерью и свекровью: ее муж был сезонным рабочим в России более 15 лет.

 

Вардуи Бадалян и Арут Тороян на свадебной фотографии 2011 года. 25-летняя Вардуи живет со своими двумя дочерьми, свекровью и бабушкой своего мужа. Ее муж каждый год в мае уезжает на заработки и возвращается в конце ноября. Его не было при рождении ни одного из детей.

 

Вардуи с новорожденной Мане — ее второй дочерью. Вардуи говорит, что она предпочла бы, чтобы муж был рядом, пока дети еще маленькие. “Кому нужен [отец] через 20 лет?”.

Плюшевые игрушки дочерей Вардуи.

 

Семейный врач навещает новорожденную Мане.

 

Овцы в Дпрабаке. В этой деревне живет менее 1000 человек.

 

Сенокос в Ераносе. Мужья этих женщин часто едва знают о тяготах тяжелых сельскохозяйственных работ.

 

Мариам Чатикян — 46 лет. В течение последних десяти лет ее муж ездит из Сарухана в Россию, куда он отправляется каждую весну в поисках сезонной работы, несмотря на свою инвалидность 2-го уровня. Образование является ключевым для женщин, утверждает она, и стремится сделать все возможное, чтобы обеспечить полное образование для своей 13-летней дочери.

 

Рипсиме Ованнисян живет в Арцванисте со своими двумя дочерьми Термине и Эрмине, которым соответственно четыре года и девять месяцев. Когда она вышла замуж в 18 лет, ее муж уже работал в России с апреля по ноябрь. Две ее беременности были тяжелыми, теперь ей 23 года и она недостаточно сильна, чтобы выдержать еще одну.

 

Эта молодая женщина узнала, что ВИЧ-инфицирована, когда ждала второго ребенка. Она заразилась инфекцией от своего мужа, который работал в России. После женитьбы он снова уезжал на заработки, но нерегулярно. Поскольку она подвергалась насилию со стороны мужа, она ушла от него и теперь живет одна с двумя детьми, борясь с нищетой и клеймом разведенной женщины.

 

В селе Еранос стоит большой, шикарный дом с небольшой часовней во дворе. Владельцы эмигрировали и переселились в Россию. Возвращаются в родную деревню всего несколько недель в год. Строительство больших домов является одним из приоритетов для тех, кому удалось получить более высокооплачиваемую работу, это признак богатства и статуса.

 

Ноутбук в доме Хатун Джамхарян. Компьютеры становятся все более популярными в сельских домах, поскольку новые технологии обеспечивают регулярную связь между трудовыми мигрантами и их семьями.

 

Гоар Тороян, которой 21 год, вышла замуж в начале 2017 года и забеременела через месяц после свадьбы. Ее муж ушел на работу через три месяца после того, как они поженились. В зимнее время в области Гегаркуник часто совершаются браки, поскольку трудовые мигранты возвращаются домой. И можно забеременеть до весны.

 

32-летняя Хатун Джамхарян со своим тестем Суреном в Ераносе. Хатун взяла на себя и сельскохозяйственную работу, и домашние дела. Ее муж приезжает и уезжает, ведь кто-то должен содержать дом.

 

  CHAI KHANA

Share

Comments are closed.