Некоторые задачи дипломатии РА в условиях современной глобальной миграции


Арман НАВАСАРДЯН
*
Эксперт
Ереван

 

Современная миграция обретает все новые формы и качества в сравнении с прежними проявлениями. Во-первых, резко возрастают масштабы миграции как между странами и материками, так и внутри отдельных государств, то есть, расширяется география миграции. По данным ООН, в 2010 году международная миграция достигла 214 млн. человек, что в 3 раза больше, чем в 1960 году. За тот же период численность населения земли, проживающего за пределами мест своего рождения, выросла с 2,2% до 3,1%.Глобальная миграция охватывает новые социально-этнографические прослойки населения, которые прежде были оседлыми. Появляются новые виды миграции. Например, бизнес-миграция. Или налоговая миграция, при которой люди пользуются возможностью перемещения в другие страны во избежание высоких налогов. Ширится и инвестиционная миграция, когда люди вкладывают деньги в создание новых производств за рубежом. Некоторые страны поощряют такое развитие миграции, создавая новые виды виз. В США и Франции существуют визы для «невест». Крупные миграционные потоки создают религиозные паломничества (паломничество в Мекку и Мадину, хадж). Большой размах получает туризм. По некоторым подсчетам, к 2020 году число туристов перевалит за 1,6 млрд.

Миграционные потоки используются наднациональными преступными группировками, которые превращают группы мигрантов в своих жертв. Мигранты становятся объектом эксплуатации и рабства для международных преступных группировок.

В результате глобальных миграций в ряде стран появились крупные диаспоры. 21 век условно называют диаспоральным веком, поскольку новообразованные диаспоры непрерывно растут и начинают играть все более значимую роль в культурной и социально-экономической жизни стран прибытия. В свою очередь представители диаспор инвестируют в страны, откуда они прибыли, формируют имидж своих стран, обеспечивая их политический лоббинг «на новой родине». Учитывая растущую роль диаспор, определенные государства активизируют политику по эмиграции и защите интересов своих соотечественников, создаются специальные министерства, как, например, министерство Диаспоры в Армении.

Миграция в новонезависимой Армении несет в себе ряд упомянутых фрагментов глобальной миграции. В то же время армянская миграция имеет присущую ей особую историческую и национально-этническую специфику. А какова наша задача сейчас, когда спустя шесть веков нам удалось восстановить независимость и вернуться в вожделенную гавань государственности?

Мы не откроем Америку, если скажем, что основы нашей государственности и национальных интересов в пространстве и времени пожирают три негативных явления (монстра) – монополии в социал-экономической жизни, коррупция в общественно-политических сферах и эмиграция. Причем, последняя является производной от двух первых.

Статистические данные вызывают озабоченность: за январь-июнь 2017 численность постоянного населения Армении сократилась на 6200. Если обратиться к опубликованному 21 июня докладу ООН, то можно узнать, что население Армении в 2050 году составит примерно 2 миллиона 700 тысяч, а в 2100 – 1 миллион 849 тысяч. Не нужно быть футурологом, чтобы понять – если так будет продолжаться, то над нашим генофондом и государством – как субъектом международного права – нависнет серьезная угроза. Нарастающая угроза миграции не может не беспокоить думающих людей – на родине и за рубежом, которые пытаются подвергнуть серьезному анализу генезис этого порока и предпринять меры по его обузданию.

Не может быть двух мнений по поводу того, что основным мотивом эмиграции является сложная экономическая ситуация и безработица. К этому можно добавить и ряд духовных и этнопсихологических явлений, которые являют собой наследственный код нации и нуждаются в серьезном научном исследовании. Еще в 5 веке государственные мужи и церковь не осуждали отъезд населения из страны и нахождение «родины» на чужбине. Земля, родина как святость не воспринималась армянами как абсолютная экзистенциональная категория. Этот тренд, нацеленный на истребление нации, развивался в течение веков и дошел до нас в виде индульгенции «живи там, где хорошо».

Выражение «это не страна» можно услышать от каждого второго покидающего страну. От тех, кто продает на выборах свой голос за 5 тыс. драмов, от тех, кто облачен научными титулами, но утерял надежду. Они повторяют, как попугаи жако, это циничное и аморальное выражение о стране, родившей, вскормившей и обучившей их, везде – начиная с консульств иностранных государств, куда они приходят за визами, и до трапа самолета. Эти непотребные слова служат оправданием для всех тех, кто покидает страну – как для недоученных мещан, так и высококачественных специалистов, эстетичных служителей искусства и государственных деятелей.

Есть еще один вид тех, кто покидает страну – состоятельные люди, у которых нет ни времени, ни охоты оправдываться. Прежде они вывозят из страны под безразличным оком правоохранительных органов наворованное, потом уезжают сами – молча, без банкетов и салютов. Да Бог с ними. Не им спасать страну, и для нуждающихся они также не станут Морганом и Манташевым.

Пути миграции различны. Например, пару лет назад моя дальняя родственница – молодая девушка, вознамерилась уехать в Германию. Любой ценой и каким угодно образом. Зная о крайне низком уровне ее интеллектуальных и практических способностей (настолько низком, что, как говорится, лыка не вяжет), я спросил ее, чем она собирается заниматься в Германии. Ответ сначала меня огорошил, потом здорово развеселил. «Поеду сдамся Красному Кресту», – ответила она, не моргнув глазом, с выражением жертвенности, достойной христианина, поднимающегося на костер инквизиции. Через пару лет ее отец с довольным видом рассказывал всем, что его дочь уехала, «удачно сдалась» германским властям и теперь «прекрасно живет».

Среди тех, кто собирается уехать, можно встретить людей, заявляющих о гонениях со стороны режима – за политические убеждения, нетрадиционную сексуальную ориентацию (при необходимости они могут это доказать на месте), за религиозную дискриминацию и массу других совершенных  и несовершенных грехов.

Безусловно, лучше всего эмигрировать законным путем. Разрешение отправиться за границу называется ‹‹green card››, что, видимо, является данью неоспоримому величию и мощи Америки.

Ахиллесовой пятой эмиграции является дефицит информации или дезинформация о стране, на которую направлены вожделенные взоры граждан Армении, отвернувшихся от нее. И если человек, не моргнув глазом, заявляет, что «это не страна, и пора валить», то он должен хотя бы примерно представлять себе, где «настоящая страна» и куда «валить». Между тем, эмигрируют как раз те, кто ни разу не был за границей, или те, кто знаком с чужбиной разве что из окна автобуса. Есть, конечно, эмигранты, которым довелось долгие годы жить за границей, даже нажить там бизнес и дом, но и они не в полной мере понимают, что их ждет в этой стране, хотя они успели сжечь все мосты с родиной и перейти Рубикон необратимости.

Но обвинять  граждан Армении подобным образом в том, что они встали на путь эмиграции – самое легкое дело, а заодно и хороший способ оправдать «отцов» нации. За четверть века после провозглашения независимости нам, к сожалению, не удалось сформировать хотя бы основы политической  философии, создать доктрину государственной политики и стратегии, в основе которой должна быть политико-субнациональная идеология армянского этноса. А патриотическое движение по освобождению Арцаха, которое стало наивысшим взлетом пробуждения национального духа, увы, стало блекнуть под воздействием ряда факторов (чем еще объяснить то, что и по сей день находятся люди, которые вывозят десятилетних сыновей за границу, чтобы им не пришлось потом служить в армянской армии).

Перед Республикой и всем армянством на данном этапе развития стоит архиважная задача создания теоретического и практического концепта Родина-Диаспора, Диаспора-Родина. По нашему убеждению, в основе подобной теории должна быть заложена философская категория Арменияцентричности. Не игнорируя важность сохранения и развития колоний, необходимо вывести в приоритет политическое, социально-экономическое и культурное развитие Армении. Будет могучая и развитая Родина – она начнет подпитывать и Диаспору (хотя, по большому счету, любая диаспора обречена на ассимиляцию).

При жесткой и выработанной такой доктрине можно будет перейти и к решению проблем колоний, которых масса, и они нуждаются в последовательной и целенаправленной работе. Не вдаваясь в детали конкретной работы с колониями, добавим лишь, что государственная политика РА по сообщению с Диаспорой нуждается в фундаментальном пересмотре и трансформации.

В первую очередь имеется в виду то, что в современных реалиях мира и в условиях международных отношений официальная дипломатия должна дополняться и укрепляться возможностями публичной дипломатии и «мягкой силой», без которых означенная работа будет половинчатой и неэффективной. Между тем и Армения, и ее колонии обладают весьма ценным потенциалом. Остается лишь его задействовать.

 

*Заведующий кафедрой Мировой политики и международных отношений Российско-армянского (Славянского) университета, Чрезвычайный и Полномочный посол

 

 

 

Share

Comments are closed.