Пиар-технологии на армянском телевидении

 


Анна ПАМБУХЧЯН
Медиаэксперт
Ереван

 

Современные технологии удержания власти авторитарных систем в существенной мере отличаются от методов сохранения у власти традиционных авторитарных систем прошлого века. Параллельно «развитию» авторитарных технологий всё большую значимость обретает пиар в медиа[1]. Причём, в отличие от традиционной пропаганды, в современном мире на смену традиционным технологиям приходят технологии более деликатные, что обусловлено спецификой международной системы.Авторитарное государство традиционной модели стремится к монопольному контролированию политической жизни посредством однопартийной системы. Традиционные авторитарные системы напрямую управляются исполнительной властью посредством силовых структур[2]. Для них неважно создание многопартийной системы и иллюзии плюрализма, чего нельзя сказать об авторитарных государствах современного типа, которые как минимум внешне должны обеспечить политический плюрализм.

Учитывая специфику современной международной системы, государства нуждаются в демократическом имидже в глазах международного сообщества, особенно западных структур. Армения в этом смысле не исключение. Как государство, имеющее ряд экономических проблем и огромный внешний долг, Армения не может позволить себе сохранение власти посредством насильственных авторитарных методов. Следовательно, нужно создать иллюзию наличия в стране демократических свобод, в том числе в медиасфере.

Правозащитная организация Freedom House в своих ежегодных отчётах «Свобода прессы» вот уже 14 лет относит Армению к числу «несвободных» стран[3]. Помимо фактов применения насильственных действий против журналистов, этот показатель обусловлен двумя важными обстоятельствами – систематической самоцензурой в масс-медиа и несвободным состоянием телеканалов. В век интернет-СМИ и соцсетей мы как-то склонны игнорировать значимость телевидения. Тем не менее грамотное использование интернет-медиа предполагает доступность сети и, главное, грамотности по пользованию интернетом. Число пользователей интернета в Армении, по данным того же Freedom House, составило в 2017-ом году около 58% населения[4]. Причём не понятно, какая часть этих людей использует интернет для получения информации, и на этом фоне значимость телевидения в Армении как источника информации сложно игнорировать.

Возникает вопрос: какие же незримые и новейшие антидемократические методы применяет армянское телевидение? Из-за наличия множества телеканалов в данной статье мы будем опираться на примеры с Общественного телевидения. Данный выбор обусловлен также тем, что Общественное телевидение функционирует за счёт бюджетного финансирования и, согласно закону «О телевидении и радио», обязано руководствоваться «принципами объективности, демократии, беспристрастности, плюрализма и многообразия»[5].

Замалчивание и самоцензура – как агитация

Согласно закону «О массовой информации», в частности, пункту 3 статьи 4, носящей в своём названии гарантии обеспечения права на свободу слова, в Армении цензура запрещена[6]. И хотя в Армении централизованная цензура действительно не функционирует, тем не менее, применяется самоцензура транслирующими СМИ, в частности, телевидениями.

Наличие самоцензуры в Армении было констатировано в ходе выборов 2017-го года наблюдателями от БДИПЧ/ОБСЕ: согласно предварительному мониторингу, вмешательство владельцев масс-медиа «в независимую работу редакций СМИ приводит к самоцензуре и не стимулирует критическое освещение работы правительства, в том числе на Общественном телевидении»[7]. Так, например, Общественное телевидение из-за самоцензуры широко практикует замалчивание по всем тем проблемам, которые представляют в критическом свете правящую Республиканскую партию.

Во время предвыборных кампаний парламентских и муниципальных выборов 2017-го года Общественное телевидение формально соблюдало объективность и беспристрастность. В ходе предвыборной кампании партии получили время в prime time — 18:00-00:00, и с точки зрения распределения времени все партии освещались в равной мере, однако за пределами технического освещения все те случаи и инциденты, которые могли негативно сказаться на имидже Республиканской партии, просто замалчивались. Так, например, Общественное телевидение как минимум трижды избежало критики в адрес Республиканской партии. Причём все три случая касались громких разоблачений противозаконной деятельности партии, которые широко освещались в интернет-СМИ и обсуждались в кругу общества.

Первый случай касался разоблачения «Объединения информированных граждан» по поводу того, что директора 120 школ и детсадов собирали голоса в пользу Республиканской партии в рамках предвыборной кампании к парламентским выборам 2017-го года. 24-го марта были обнародованы записи телефонных бесед с директорами, в которых они подтверждают факт изыскания голосов для РПА. Публикация стала предметом широких публичных обсуждений, но Общественное телевидение не обратилось к данной теме не только в период с 18.00 до полуночи, но и предпочло замалчивание данной темы в информационных выпусках в следующие дни.

То же самое происходило при выявлении так называемого дела «Зибиликс», когда представители предвыборного блока «Елк» нашли в мусорной урне у штаба возглавлявшего списки РПА на выборах Совета старейшин Еревана Тарона Маркаряна документы, которые напоминали материалы по организации подкупа избирателей.

Третий инцидент был связан с нарушением избирательных прав сотрудников компании «САС Групп». Хотя 14-го апреля в главном выпуске новостей «Оракарг» Общественное телевидение обратилось к записи, которая свидетельствовала о том, что руководство «САС Групп» принуждает сотрудников голосовать за РПА, но об инциденте говорилось в течение каких-то 14 секунд, без деталей и подробностей и упоминания Республиканской партии.

По времени – равноправие, по методу освещения – дискриминация

Хотя любая правящая партия имеет возможность приоритетного институционального освещения в СМИ (institutional coverage), то есть более частого официального освещения, тем не менее в случае с Общественным телевидением данное обстоятельство в неэлекторальный период выливается в форменное игнорирование других партий. Мониторинг Общественного телевидения вне выборов указывает на то, что Общественное телевидение посвящает Республиканской партии несравнимо больше эфирного времени. Мониторинг прайм-тайм за апрель-август 2017-го года продемонстрировал, что вне времени, выделенного под агитацию, Общественное телевидение освещает исключительно Республиканскую партию, либо вовсе игнорируя иные политические силы, либо освещая их вне контекста, нередко с издевательским акцентом.

Так, к примеру, 19 июня в репортаже о партии «Еркир цирани» в подкадровом тексте бегущей строкой шло: «Еркир цирани: эмоциональные женщины против хладнокровных мужчин», а лексика во время общего освещения, построенная на каламбурах, больше напоминала сплетни о разводе соседей, чем об объявлении недоверия части членов партии другим членам. Причём в репортаже применялись те самые слова «развод» и «измена»[8]. Более того, во время репортажа транслировались фрагменты речи только тех мужчин – членов партии, которые обвиняли женщин в излишней эмоциональности. Фрагменты их выступлений и избранная журналистом лексика создавали негативный фон восприятия для зрителей.

То же самое можно сказать об инициативе фракции «Елк» по выходу из ЕАЭС, о которой в начале её представления, в середине сентября, вовсе не давалось информации[9], а уже в конце сентября и начале октября началось пристрастное освещение. Так, в репортаже от 3-го октября, когда Общественное телевидение освещало обсуждения в парламенте по данному вопросу, не было приведено ни одного аргумента «Елк» в пользу выхода из ЕАЭС, зато щедро цитировались мнения представителей РПА о том, что «Елк» во время предвыборной кампании не заявлял в своей программе о выходе из ЕАЭС, и в самом блоке нет единого мнения по этому поводу[10]. Причём предположение об отсутствии единого мнения во фракции оттеняло весь репортаж. Иначе говоря, в двух вышеназванных примерах оппозиционные партии представлялись в свете некого внутреннего раскола, что, безусловно, влияло на подсознание зрителя. Между тем подобное освещение проблем Республиканской партии трудно даже вообразить.

Следует отметить, что широко применяются и методы визуального давления. Так, например, качество кадров с предвыборных мероприятий РПА на парламентских выборах было выше, чем, скажем, с кампании блока АНК-ДПА. Или же на кадрах с предвыборных встреч РПА пустые места в зале не показывались, а в репортажах об оппозиционных партиях внимание акцентировали именно на пустых местах, а не на собравшихся в зале.

Подобные визуальные технологии позволяют незримо влиять на подсознание избирателей.

Аналогичные методы применяются как Общественным телевидением, так и другими телеканалами, имеющими республиканское покрытие. Учитывая отсутствие в Армении крупных и влиятельных телеканалов, не подверженных политическому влиянию, а, следовательно, передающих альтернативную информацию, можно заключить, что есть необходимость создания общественных институтов по контролю за телевидением и информирования широких масс о применяемых ими пиар-технологиях. Гарантия независимости телевидения является одним из залогов демократического развития Армении, если не главным условием.

 

[1]Термины «пропаганда» и «пиар» используются в статье как эквивалентные

[2]https://freedomhouse.org/report/modern-authoritarianism-origins-anatomy-outlook

[3]https://freedomhouse.org/report/freedom-press/2016/armenia

[4]https://freedomhouse.org/report/freedom-press/2017/armenia

[5]http://tvradio.am/resources/menu//adminzonetv/elections/5e895ade8982b0d5f6349d5bc8fd7411.pdf

[6]http://parliament.am/legislation.php?sel=show&ID=1890&lang=arm&enc=utf8

[7]http://www.osce.org/hy/office-for-democratic-institutions-and-human-rights/elections/armenia/309471?download=true

[8]https://www.youtube.com/watch?time_continue=1464&v=VINzmbv-YxI

[9]http://uicarmenia.org/wp-content/uploads/2017/09/H1-EAEU-midterm-report-arm.pdf

[10]https://www.youtube.com/watch?v=w-PTVmEezPM

Share

Comments are closed.