«Объединённая» безответственность

 


Рубен М
ЕГРАБЯН
Редактор русской версии газеты «Аравот»
Ереван

 

5-го октября с.г. Национальное собрание Армении подавляющим, в широком смысле, большинством голосов ратифицировало соглашение с Россией о создании «Объединённой армяно-российской группировки войск». Это подавление количеством поданных «за» голосов со стороны провластных депутатов, независимо от того, называются они «властью» или «оппозицией», произошло на фоне отсутствия внятных и членораздельных ответов на ставшие риторическими вопросы.Однако изначально эти вопросы далеко не риторические, более того, ответы на них вполне себе существуют и, материализуясь, дают о себе знать со временем всё больнее для армянской государственности.

Это соглашение, беспрецедентное по сути и по последствиям, обозначает новый этап в процессе передачи руководством Армении практически всех реальных рычагов управления страной. В обоснованиях со стороны властей мы услышали о тревожном факте, что, оказывается, ещё в период правления первого президента Левона Тер-Петросяна соглашение об «объединённой группировке» было подписано как документ под грифом «совершенно секретно», и новое соглашение лишь «восполняет пробелы» в порядке его функционирования. То есть этот «процесс сдачи» начался два десятилетия назад…

В документе, в первом же пункте «Положения», говорится, что «объединённая группировка» создаётся в целях «обеспечения военной безопасности в регионе». Для её обеспечения власти Армении в разные времена принимали решения о вступлении в блок ОДКБ, о размещении российской военной базы в Армении, передали российским погранвойскам под охрану границы с Турцией и даже с Ираном. Однако, как оказалось, с точки зрения Армении, с военной безопасностью у нас, мягко говоря, не только не всё в порядке, но и угроза возобновления войны со стороны Азербайджана нарастает. Стало быть, всего этого комплекса не хватает, и, как нам объясняют, нужно ещё и «объединённую группировку» создавать.

Дабы избежать исторических экскурсов, можно лишь с 2014-го года воочию убедиться, как Россия соблюдает ею же подписанные договоры и как произвольно их трактует, при этом ещё и обвиняя оппонентов в их нарушении, как в случае с Будапештским меморандумом 1994-го года, гарантирующим неприкосновенность границ Украины и её безопасность.

Что же касается Армении, то на фоне передачи России всех стратегических отраслей экономики, заключения кабальных, по сути, соглашений о гарантиях эксклюзивных и монопольных прав российских государственных энергетических и транспортных корпораций (Газпром, Роснефть, РЖД), создание ещё и «объединённой группировки», или же «восполнение пробелов» в уже созданной на бумаге группировке говорит о том, что процесс потери суверенитета Арменией приобрёл ускорение свободного падения.

Таких «объединённых группировок» не создавал даже СССР в странах-сателлитах, каковыми были до его бесславного развала государства-члены Организации Варшавского договора. Да, базы были, воинские контингенты были, были и интервенции под кодовым названием «интернациональный долг», но «объединённых группировок» всё же не было, к тому же, был аналог 5-ой статьи Договора НАТО – статья 4-ая, тогда как в ОДКБ и, как отмечается в армяно-российском соглашении, в «Кавказском регионе коллективной безопасности» нет ничего подобного. Зато «Государства-члены принимают решение о размещении на своих территориях группировок войск (сил), объектов военной инфраструктуры государств, не являющихся членами Организации, после проведения неотложных консультаций (согласования) с другими государствами-членами» (статья 7 Устава ОДКБ). То есть у России больше нет обязанностей, но есть права, становящиеся всё больше.

Налицо все признаки того, что в отношении Армении Россия успешно применила модернизированную «доктрину Брежнева» по ограничению её суверенитета, причём, на более жёстких условиях, чем это было в брежневские годы в отношении «союзных» стран Восточной Европы. Это и есть, условно, «доктрина Путина», пущенная в ход с 2012-го года, с началом его третьего срока президентства, когда МИД РФ обнародовал новую Концепцию внешней политики, по которой «интеграционные процессы на постсоветском пространстве» были объявлены приоритетом. И после добровольно-принудительного отказа официального Еревана от Соглашения об Ассоциации с ЕС 3-го сентября 2013-го года процесс потери суверенитета Арменией стал приобретать просто обвальный характер. Степень контроля Россией политико-экономической системы возросла до масштабов, когда с добавлением ещё и военной «объединённой» компоненты можно без преувеличения говорить о де-факто оккупации страны при сохранении лишь номинальной независимости, более сокращённой, чем у стран-сателлитов СССР.

Следует подчеркнуть, что ни у одной страны-члена ОДКБ или ЕАЭС нет такой степени зависимости от воли Кремля, закреплённой юридически. В этом отношении довольно показательны результаты голосования представителями Армении по Украине в унисон с Россией и рядом стран-изгоев, не выдерживающие никакой критики и однозначно бьющие по репутации страны и всей системе её отношений с внешним миром.

В этих отношениях не только содержится противоестественная асимметрия, но и кроется «объединённая» безответственность: с российской стороны – в отношении региональной безопасности, а с армянской – в отношении своего будущего.

В соглашении об объединённой группировке определённые полномочия предусмотрены для командования ВС РФ, в частности, её Южного округа. Вообще, Южный округ ВС РФ – довольно интересное объединение с центром в Ростове-на-Дону, включающее не только весь российский воинский контингент, размещённый в Армении, но и в оккупированных Абхазии, Южной Осетии, аннексированном Крыму, в районах, примыкающих к международно-признанным границам Украины, на востоке которой российские войска под флагом «ДНР-ЛНР» совершили агрессию и сосредоточили внушительных масштабов силы и средства.

Фактически, этот округ объединяет все конфликтные зоны на постсоветском пространстве, за исключением Приднестровья, а также проблемные с имперских позиций национальные субъекты Северного Кавказа на обширной территории между северным Прикаспием и северо-восточным Причерноморьем. Важно понимать, с какой структурой придётся «объединять» свои войска Армении. Это структура, находящаяся в «непосредственном соприкосновении» с управляемыми конфликтами, разрешение которых России противопоказано, поскольку их неразрешённость является самой весомой гарантией продолжения российского присутствия в регионе, который, по характеристике экс-генсека НАТО Андерса Фог Расмуссена (кстати, озвученной им в ходе визита в Армению в 2012-ом году), является самым фрагментированным на глобусе именно по причине этих конфликтов. Этот округ – главный фактор, посредством которого ситуации в Донбассе и в Нагорном Карабахе коррелируют как сообщающиеся сосуды.

«Если мы хотим мира на Кавказе, надо весь Кавказ интегрировать в ЕАЭС», – без стеснения заявляет в Ереване советник Путина по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев. Весь абсурд сказанного состоит в том, что в России, являющейся единственным бенефициаром этой фрагментированности, работает советник по вопросам «региональной интеграции», который, к тому же, говорит о «мире на Кавказе» через «если», сам являясь при этом одним из главных поджигателей войны против Украины и занимающий по этой причине «почётные» места во всех персональных санкционных списках, утверждённых в США и ЕС, начиная с 2014-го года. Он говорит о «мире на Кавказе», подразумевая под этим «русский мир на Кавказе».

По определению Игоря Эйдмана и Давида Шахназаряна, в настоящее время идёт первая мировая гибридная война. И очевидно, что регион Южного Кавказа стал одним из её важных фронтов, где Армения подвергается самым ожесточённым и циничным атакам со стороны именно нашего «стратегического союзника». К сожалению, её итоги для Армении на данный момент неутешительны: Армения теряет свою субъектность в системе международных отношений и рычаги, посредством которых ситуацию можно собственными силами выправить в краткосрочной перспективе.

В Армении России стало много, слишком много, критически много.

 

Share

Comments are closed.