Арцахская проблема и позиция Ирана

Гоар ИСКАНДАРЯН

Иранист

Ереван

Начиная с первой Карабахской войны, Исламская республика Иран выступала за территориальную целостность Азербайджана и не раз призывала решить конфликт путем переговоров и даже предлагала свои посреднические усилия. После формирования Минской группы роль Ирана в этом вопросе сократилась. 

Но вспыхнувшая 27 сентября 2020 года вторая Карабахская война выявила все те проблемы, решение которых все эти годы удавалось откладывать. 

Учитывая ряд мировых развитий, а также внутриполитические проблемы в Армении, Азербайджан решил урегулировать конфликт военным путем, к чему он неприкрыто готовился все эти годы, зачастую нарушая все мыслимые нормы военного баланса. 

В первые дни войны Иран призвал немедленно прекратить военные действия и сесть за стол переговоров, чтобы решить вопрос путем переговоров. Затем министр ИРИ М. Дж. Зариф заявил, что у них есть выработанный план переговоров, который они хотели бы представить сторонам, и, по мнению Тегерана, он заинтересует всех. Спустя несколько дней ИРИ выступил с адресованным обеим сторонам довольно жестким заявлением, призвав проявлять сдержанность и потребовав строго ограничить военные действия своими границами, не затрагивая, умышленно или нет, территорию ИРИ. Но в ходе боев в южной части Арцаха просто невозможно было этого избежать. 13 октября были сбиты два беспилотника, пересекшие воздушную границу Ирана, и Тегеран вновь выступил с жестким заявлением, отметив, что не потерпит нарушений своих воздушных и сухопутных границ, одновременно перебросив крупные военные силы на север страны. Было очевидно, что израильские беспилотники осуществляют действия не только на юге Арцаха, но и собирают информацию о северных провинциях Ирана, что не удавалось им в течение более чем 20 лет, поскольку эти территории с успехом защищались армянскими силами. 

Если в первые дни войны казалось, что Азербайджан пытается вернуть то, что потерял в начале 1990-х, то уже к 15-20 дню войны уже было очевидно, что тут не только вопрос Арцаха: Турция, Израиль, Великобритания пытаются решить серьезную геополитическую задачу, учитывая ослабление роли России и враждебность США в отношении Ирана. Следует констатировать, что все это происходит при молчаливом согласии США. Ярким свидетельством тому является неприкрытая помощь Азербайджану со стороны Турции, являющейся членом НАТО, как при планировании войны, так и ее реализации, действенное присутствие Турции было явственным также в переговорах с Минской группой. 

Неприкрытую поддержку Турции видел, естественно, и Иран, который явно замечал и интерес Израиля, что крайне беспокоило ИРИ, который понимал, что проблема вплотную подступает к его границам и каждую минуту может перерасти в региональное столкновение. Особенно Иран беспокоили переброшенные к его границе наемники из Сирии, Ливии, которые по завершении войны явно станут угрозой региональной безопасности. Президент ИРИ Хасан Рухани в одном из своих выступлений четко отметил, что генерал Сулеймани, который погиб в январе этого года, боролся в Сирии с теми же террористами, и они ни за что не позволят концентрации террористов у своих границ. 

В первые дни войны в ИРИ состоялось заседание совета национальной безопасности, в ходе которого было решено укрепить границы страны. Учитывая вышеупомянутое, сухопутные войска Корпуса стражей исламской революции были дислоцированы в северных провинциях Ирана. 

Появилась еще одна проблема. Исходя из стратегических обязательств перед своим союзником, РФ предоставила Армении виды вооружений и техники, в которых была необходимость. Об этом после войны заявил и президент РФ. Но в первые же дни войны Грузия закрыла свою воздушную и сухопутную границу для военных грузов из России в Армению. Были закрыты, естественно, воздушные пространства Турции и Азербайджана. Россия приняла решение перебросить необходимые вооружения в Армению вдоль восточного побережья Каспия, через Иран, откуда сначала сухопутным, а потом, как нам кажется, воздушным путем доставляла их в Армению. Переброска военных грузов сухопутным путем в течение нескольких дней вызвала недовольство проживающих на север Ирана тюркоязычных граждан страны, которые даже провели в Тавризе митинги, а спустя некоторое время совершили нападение на эшелоны, пытаясь не допустить их движение. Для разрядки напряженной ситуации и решения проблемы 4 октября в Тавриз отправился командующий сухопутными войсками КСИР генерал Мохаммад Пакпур. Митинг разогнали силами местной полиции. 

Очевидным был и другой фрагмент, который, думаю, должен обеспокоить Иран. Во время передвижения по южной части Арцаха турко-азербайджано-террористических группировок часть населения северных провинций Ирана не скрывала радости по этому поводу. Это, естественно, вызвало озабоченность иранских властей, которые запретили населению приближаться к границам, исходя из их же «безопасности». 

В ходе войны Иран внимательно отслеживал каждое развитие, поскольку понимал, что тот же сценарий впоследствии, по всей видимости, может быть осуществлен в отношении его самого. Хотя подобная озабоченность присутствовала, но, учитывая специфику государственного устройства Ирана, ощущался не однородный подход к вопросу. Президент и МИД Ирана пытались сохранить роль регионального актора, путем дипломатических «трюков» стараясь не остаться вне «игры», в связи с чем замминистра иностранных дел Аббас Аракчи отправился с иранскими предложениями в Москву, Баку, а затем Ереван и Анкару. Иначе к вопросу относилось духовное руководство страны. Если в 1990-х они называли территорию Арцаха «мусульманской землей» и требовали вернуть эти территории Азербайджану, то в ходе этой войны духовный лидер заявил, что Карабахская война должна завершиться, и одним из условий  он считает «возвращение территорий», оккупированных Арменией, а со стороны Азербайджана — «гарантии безопасности проживающих здесь армян». Но, с другой стороны, ИРИ допускал транзит через свою территорию в Армению тех видов вооружений, в которых нуждались армянские вооруженные силы, о чем открытым текстом заявил президент РФ в интервью телеканалу Россия. Отличную от других позицию в отношении Карабахской войны имел и обладающий в Иране реальной властью КСИР, что проявилось в твитах близких к КСИР пользователей. 

После подписания соглашения о перемирии и изучения его положений Иран ясно осознал, что после этой войны его позиции на Кавказе существенно ослабли. 17 ноября депутат Меджлиса Махмуд Ахмади Бигаш, жестко раскритиковав вмешательство Турции во внутренние дела Кавказа и вовлечение в войну, однозначно отметил, что на «Северо-востоке страны появляются проблемы, которые приведут к большой региональной катастрофе, если не будет революционной реакции со стороны Ирана». 

В самом начале войны и Эрдоган, и Алиев неоднократно заявляли, что после войны регион будет в значительной мере трансформирован, и нынешняя карта подтверждает, что угроза вплотную приблизилась к границам Ирана — в виде террористов и пантюркистских амбиций. 

Резюмируя, можно сделать следующие выводы: 

Несмотря на то, что Иран всегда официально заявлял о признании территориальной целостности Азербайджана, но из его интересов исходило превалирование армянских сил на северных границах ИРИ, о чем они, естественно, не могли говорить вслух, учитывая как эмоции тюркоязычного населения, так и важные экономические отношения с Азербайджаном и общие с Турцией интересы. 

ИРИ считает серьезной угрозой для национальной безопасности наличие переброшенных Турцией и Азербайджаном к северным границам Ирана террористических группировок, что было отмечено в выступлениях как духовного лидера, так и президента страны. 

ИРИ крайне обеспокоен вероятностью связи Нахиджевана с Азербайджаном по территории Армении: как мы уже отмечали, реализация подобных планов означает полное вытеснение Ирана с Кавказа. Если прежде для транспортировки грузов в Нахиджеван Азербайджан пользовался иранским транзитом и в этом вопросе зависел от Тегерана, то сейчас роль Ирана принижается.

Как мне кажется, Иран во время войны не сориентировался, как себя вести и как нужно позиционировать себя, поэтому предпочел нейтральную позицию: с одной стороны, на официальном уровне озвучивались проазербайджанские тезисы, а с другой Иран не последовал примеру Грузии и оставил свою границу открытой для поставок российских вооружений. Во время войны Иран заявил о своих красных линиях, после чего от него ожидали действенных шагов: одной из них были обстрелы территории Ирана и угроза его гражданам, второй — отказ от нарушения территориальной целостности каких-либо стран. Думаю, в большей степени это было связано с вероятными попытками захвата Мегри или части Сюника, и для предотвращения этого Иран сосредоточил на севере страны тяжелую военную технику и дважды провел военные маневры.

Share

Comments are closed.