ЕС — молчаливый созерцатель в Арцахе и активный примиритель во время русско-грузинской войны



Анна БЕРСЕГЯН

Аналитик 

Ереван

Вторая Арцахская война — уже реальность. Она привела к новому балансу сил на Южном Кавказе, укрепила роль ряда региональных гигантов, интегрировала новых акторов в Арцахский конфликт, а некоторых оставила за бортом. Одним из примечательных фрагментов Арцахской войны стала бездеятельность или пассивная поза ЕС в течение всей войны. Несмотря на то, что Армения и Азербайджан являются членами проекта ЕС «Восточное партнерство», ЕС вовсе не спешил с действенными шагами для установления стабильности и мира в непосредственном соседстве со своими границами. Для сравнения отметим, что в случае конфликтов в других странах «Восточного партнерства», таких, как Грузия и Украина, ЕС проявил иной, проактивный подход. 

С первых дней возобновления Арцахской войны Евросоюз принял инертную позицию, которая не переходила за грань выражения глубокой озабоченности и безадресных призывов. 27 сентября Высокий представитель ЕС по внешней политике, вице-президент Жозеп Боррель распространил заявление, в котором озвучил призыв ЕС немедленно прекратить военные действия, обеспечить деэскалацию ситуации и строго придерживаться режима перемирия. «Необходимо срочно вернуться к переговорам по карабахскому урегулированию, без предусловий — под эгидой сопредседателей Минской группы ОБСЕ», говорится в заявлении. Заявление, подобно другим призывам, озвучивавшим в те дни международными организациями и странами, было беззубым и безадресным. Никто не сомневался в том, кто в этой войне был агрессором, кто бомбил мирное население запрещенным оружием, но ЕС, подобно другим, попытался поставить знак равенства между сторонами и не осудить азербайджанскую агрессию. Спустя всего несколько дней после войны, 2 октября, ЕС принял решение о предоставлении 500 тыс. евро на гуманитарные нужды. 

В дни войны особенно активны были члены Европарламента, которые беспрерывно направляли запросы Еврокомиссии и требовали осудить агрессию Азербайджана и Турции. Примечательными оказались дебаты в Европейском парламенте 7 октября, в ходе которых подавляющее большинство (60 из 65) выступавших парламентариев безотносительно политической и партийной принадлежности заявили о полной поддержке общества Арцаха, осудили вмешательство Турции  в военные действия и потребовали признать Арцах. Но Европарламент, будучи единственным демократическим органом, не обладает правом принимать решения и законы, поэтому данные призывы так и остались в стенах парламента. 

В отличие от Европарламента, Еврокомиссия использовала совершенно другую лексику и позицию в отношении войны. Более того, в течение 20 дней обстрелов Степанакерта и Шуши ЕС так и не выступил с адресным осуждающим заявлением, однако сразу после обстрела Гянджи ЕС тут же осудил действия Армении. Потом ЕС выделил еще 400 тыс. евро на гуманитарную помощь пострадавшим сторонам. После завершения войны Европейская комиссия объявила о предоставлении гуманитарной помощи в 3 млн. евро, которые позволят помочь гражданскому населению, пострадавшему в ходе конфликта в Нагорном Карабахе и вокруг него. Позиция ЕС стала ярким свидетельством отсутствия интереса в повышении своей роли в регионе. 

На позицию ЕС влияют многочисленные факторы. Во-первых, следует отметить государственных и наднациональных акторов. Не секрет, что крупные европейские корпорации инвестировали в энергетический сектор Азербайджана, поэтому они крайне заинтересованы в соблюдении мира и стабильности. В то же время, Государственная нефтяная компания Азербайджана SOCAR является крупным акционером в энергетической сфере европейских стран, потому они и выступают на международной арене с проазербайджанских позиций. Так что, не случайно ЕС не стал реагировать на прямые угрозы собственной безопасности, которые Турция и Азербайджан создали в регионе. Президент влиятельного члена ЕС — Франции заявил, что у него есть разведданые о том, что Турция переправляет в Азербайджан сирийских наемников. Мировые СМИ также говорили об этом в полный голос, но ЕС предпочел закрыть глаза на факт, который приводит к серьезным проблемам для региональной безопасности. 

Таким образом, если резюмировать, то становится очевидно, что ЕС вовсе не заинтересован в миссии нового спасителя в нашем регионе. ЕС пытается посредством мягкой силы обрести ограниченное влияние на Армению, но не готов пересечь эту грань и получить ключевую роль в решении региональных проблем, как это было сделано во время русско-грузинской войны. 

Попробуем понять, почему ЕС проявил совершенно иную позицию во время русско-грузинской войны 2008 года. В 2003 году президентом Грузии стал М. Саакашвили, который не скрывал своих амбиций по восстановлению территориальной целостности Грузии, освобождению страны от российского влияния и вступлению в ЕС и НАТО. РФ неоднократно с помощью мягкой силы — санкций предостерегала Саакашвили от опасной игры, но Саакашвили был непререкаем в своих желаниях, тем более, что пользовался поддержкой Запада и особенно США. 

Следующим фактором, который способствовал русско-грузинскому столкновению, стало признание весной 2008 года со стороны Запада независимости Косово. Признание со стороны России независимости Южной Осетии и Абхазии стало ответным шагом на действия Запада. Спустя несколько недель после признания независимости Косово в Бухаресте состоялся саммит НАТО, на котором было принято решение о принятии дорожной карты для Грузии и Украины. Это означало перспективу членства в НАТО для Грузии и Украины, что, безусловно, было неприемлемо для РФ. Следует заметить, что данное решение особенно поддерживалось США, а ведущие страны ЕС Германия и Франция скептически отнеслись к этому подходу. В результате в августе 2008 года имела место пятидневная война, вследствие которой Грузия не только потеряла Южную Осетию и Абхазию, но и территории самой Грузии были обстреляны российскими войсками. В результате Грузия потеряла то, что давно уже потеряла, но при этом она сбросила с себя российское влияние, которое Москва поддерживала посредством конфликтов. То есть, ценой прозападной политики Грузии стало де-факто закрепление территориальной целостности. 

Пятидневная война стала хорошим способом для ЕС войти в регион и нарастить здесь свой политический вес. До 2008 года ЕС участвовал в региональных конфликтах опосредованно, но пятидневная война изменила формат вовлечения ЕС в региональных конфликтах. Во время русско-грузинской войны председательствовавшая в ЕС Франция   во главе с президентом Николя Саркози выступила с посреднической миссией. В итоге был подписан документ об установлении режима перемирия из 6 пунктов. Таким образом ЕС продемонстрировал России, что он также является активным актором в регионе, способным осуществлять посредничество в вопросах, которые ранее считались прерогативой России. В то же время, мы считаем, что это был результат обоюдовыгодной сделки между Россией, решившей в регионе свои основные стратегические задачи, и ЕС, который стремился спасти свою репутацию и укрепить ее в регионе. Но наличие в регионе «теплых» конфликтов стало еще одним намеком на то, что энергетическая политика ЕС противоречит интересам РФ, а значит, Россия не преминет обратиться и к военной силе. 

 Таким образом, русско-грузинская война анонсировала вхождение ЕС в регион Восточного партнерства, что в 2009 году получило институциональный характер. Впервые после распада СССР ЕС смог существенно нарастить свою роль в ближнем зарубежье России. Вторая Арцахская война стала пробным камнем также для ЕС и породила массу вопросов по поводу веса и влияния ЕС в регионе.

Share

Comments are closed.