Причины поражения и ответственные 

Васак ДАРБИНЯН

Писатель, публицист

Ереван

То, что было запротоколировано 9 ноября 2020 года, является продолжением поражения 3 февраля 1998 года. Два болезненных поражения на Карабахском фронте: одно внутриполитическое, другое — военное. Параллель мы проведем для того, чтобы выявить глубинную их связь, причины и, исходя из этого — ошибки, которые вернули нас к нулевой точке, для отхода с которой потребуются колоссальные усилия и ресурсы. 

Во-первых, почему я считаю поражением отставку первого президента.

Ретроспективным взглядом можно увидеть, что после установления перемирия в 1994 году мы почти четверть века беззащитно и в растерянности стояли перед обретенной неимоверными усилий победой. Многие из нас тогда не понимали, что происходит, не знали, как поступить с этой победой. Мы были в полной прострации — ведь долгие века мы возрождались после поражений, несколько наших поколений «питались» геноцидом, наши победы были либо от отчаяния, либо фрагментарными — на том или ином фронте, и чудеса мы творили в составе чужих армий. А тут — победа, которая наша, свое государство, только что испеченное. 

И начался раздел победы на куски, чтобы можно было ее переварить. Мы стали приватизировать и даже «партизировать» освобождение того или иного населенного пункта. Ну, самые ловкие делали это еще во время войны, но многие тогда не обращали на это внимания. А вот после перемирия начались самые ожесточенные бои — уже за лавры победы.  

Как бы ни звучало это комично или странно, но в этих неравных боях поражение потерпела политическая сила, в бытность правления которой была одержана военная победа, настоящий хозяин победы, лидер которой пытался пойти навстречу реальному варианту урегулирования нерешенного конфликта. 

И вот что произошло: президент РА Левон Тер-Петросян, столкнувшись с мощным противостоянием, не получив достаточной поддержки, подал в отставку по требованию «известных властных органов». Разъяснив, что (напоминание не стыдно) «…в сложившейся ситуации применение конституционных полномочий президента чревато угрозой дестабилизации страны». 

Разоблачение президента было несколько странным — спекуляции на Арцахской проблеме «во время кризиса власти были только завесой», а затем и скобки оказались раскрытыми: «Проблема гораздо глубже и связана с альтернативой основ государства, войны и мира»… Словом, 3 февраля 98 года стало известно вот что: «Ничего экстраординарного не произошло: просто в Армении партия мира и достойного примирения потерпела поражение». 

Последовавшие события откорректировали покрытый флером таинственности, но исполненный политической грамотности этот текст. Выяснилось, что партия мира и достойного примирения потерпела не поражение, а безоговорочную капитуляцию. Разве это было не экстраординарно? Почему нельзя было принять эту капитуляцию, тем более, что не было кровавой конфронтации с кратно превосходящим нас в оснащении врагом, не было угрозы истребления армии, как 9 ноября 2020 года… Тем более, что шанс решить судьбоносную задачу, сориентироваться в роковой момент дается только раз, и если упустить его, ретироваться, если тебе мешают и направляют в другую сторону, то пропал шанс, значит, нет единственного шанса достойного мира… Это не лозунг под крышкой кока-колы — попробуй еще раз. Еще раз такой шанс, увы, не дается…

Но самым странным стала клоунада по представлению капитуляции одержавшей победы силы как своей победы. Дискредитация победившей и вытесненной с арены силы стала сверхзадачей «известных властных органов». 

Нареченной «антинациональной» политической силе предстояло надолго распрощаться с иллюзиями получения более-менее серьезной роли в политическом пространстве, получив ярлык «предателей», «грабителей» и прочего. Эта сила больше не могла оправдываться и защищаться в логическом пространстве: черный пиар делал свое дело — день ото дня набирала обороты гонка по перераспределению нематериальных «трофеев»  давно минувшей войны. 

«Предатели», «антинационалы», «грабители» таким образом, пополнили деморализованные ряды «капитулянтов», а изгнанные из их рядов завладели лаврами победителей войны. Они — сторонники «победного» урегулирования Карабахского конфликта, иными словами — «нипядиземлисты» понимали, что лучшим способом укрепить свои позиции является дискредитация оппонентов. А для этого им, естественно, нужно было не только злословить в их адрес, но и всеми возможными способами унижать их. Чтобы приписать победу себе, а ответственность за потери и лишения оставить оппонентам, большого ума не понадобилось. Не мудрствуя лукаво их окончательно испортили, назвав период их правления годиной «мрака и стужи». 

Все это продолжалось более двадцати лет. За эти двадцать и более лет мы с завидным рвением растрачивали ресурсы одержанной в войне 90-х победы, а во время новой войны бросили на ветер последние ее крохи. 

И теперь, вместо того, чтобы окинуть весь этот период ретроспективным взглядом, взвесить то, что сделано и не сделано, проанализировать причины случившегося во всей глубине, каждый пытается как можно дальше оттолкнуть от себя ответственность, избежать всякого рода ответственности, обвиняя и донося на других. Это еще одна крайность, проявление инфантильности и строптивости, очевидцами которых мы стали в поствоенные дни. Но и это ожидаемо. Спихивание вины на других за неудачи и поражения — это для нас нечто вроде национальной традиции, идущей из глубины веков, как поиски причин неудач в других и предъявление другим счетов. Столь бурно-эмоциональное противление как первая вспышка инстинкта самосохранения, однако, не облегчает тяжесть поражения, не услащает горечь утраты. 

Оказалось, что ресурс взаимных обвинений и борьбы безграничен, но нет света, к которому мы стремимся, нет задачи что-то исправить, не формулируется цель, достигнув которую можно утешить боль… Каждый хочет в этой нездоровой грызне стать победителем. 

Но как бы ни звучали со всех сторон обвинения в адрес друг друга, очевидно, что главными ответственными за нынешнее поражение Армении являются те самые «известные властные силы» 98-го с их недальновидностью и тщеславием — вместе с не менее недальновидной и тщеславной нынешней властью. 

У нас не было и по сей день нет четко сформулированной стратегии охраны нашего суверенитета. Мы идем стихийным ходом, самотеком, спонтанно. Мы оставили на произвол судьбы внутреннее общежитие, а также сожительство с нашими соседями. Мы утеряли контроль не только в стране, но и самообладание. Мы не контролируем не только свое поведение, но и свои мысли и слова. 

Не может избежать испытаний страна, которая живет фальшью, во лжи и лицемерии, в плену неверия, которая больше десятилетия с ног до головы была вымазана  в коррупции. 

Нынешнее поражение произошло вследствие не четырехдневной и не сорокачетырехдневной войны. Нынешнее поражение Армении — это совокупность неверного, кривого хода столетий, если хотите, тысячелетий, плод обоюдного отвержения, неиссякаемого самолюбования. А главное — следствие неосознания первичного. 

Кто тот мудрый идеолог, решивший взять за краеугольный камень внешней политики не культ жизнеспособного и победившего Арцаха, а признание поражения — кажущегося вечным геноцида?  И не стали ли тысячи бесцельных жертв нашего времени следствием этого самобичевания и инерции? 

Нам нужно здравомыслие — как воздух и вода, земля и огонь, любовь и семя, чтобы признаться во всем этом. Наш язык и разум позволяют выработать формулу нашего существования в этом мире и стремиться отныне исключительно к победам. Выбраться из проклятого водоворота поражений. Для этого прежде всего следует очертить приоритеты.  Не как лозунги, а как исключающую поражение карту, как четкий путь к победам. 

В качестве первого шага мы обязаны прочертить этот путь. 

Share

Comments are closed.