Странная война

Давид СТЕПАНЯН 

Журналист

Ереван 

Очередную Арцахскую войну в период с 27 сентября по 9 ноября уже успели окрестить как 44-дневную. Тем не менее, в силу целого ряда факторов, эту войну, скорее, можно охарактеризовать как странную. Причем, весьма странную. И это отнюдь не только впечатление автора этих строк. Аналогичного мнения придерживаются многие непосредственные участники развязанных турецко-азербайджанским тандемом боевых действий. Странная война, в которой генералы бросали вверенные им подразделения и уезжали в Ереван. Шла мобилизация, но некоторые части на передовой не сменялись все 44 дня войны. Война, в которой некоторые части все 44 дня ожидали приказа к наступлению, но не было не только приказа, но и того, кто бы этот приказ отдал и т. д, и т.д. Вопросов, на которые и сегодня нет ответов, со временем становится все больше. И это отнюдь не попытка оправдать собственное поражение, а лишь попытка встать на путь поиска истинных причин возникновения подобной ситуации…    

Изначально необходимо признать, что Армения и Арцах оказались к этой войне не готовы. Не готовы в политическом, геополитическом, моральном и, конечно, военном плане. За 26 лет, прошедших со дня завершения первой Арцахской войны, военно-политическое руководство той же Армении связало и ограничило безопасность страны союзом с Россией: двусторонним и в рамках ОДКБ. Все бы хорошо, но ни в одной бумажке Арцах в качестве субъекта обеспечения безопасности Россией не упоминался. Более того, из Москвы годами твердили, что защищать Арцах в случае чего не будут. На этом фоне, за исключением последних двух лет, на вооружение ВС Армении и Армии обороны Арцаха поступало оружие «со складов». Как правило, российских. 

Таким образом, к 27 сентября Арцах в политическом плане представлял собой «серую зону», напичканную, часто неисправными, вооружениями из прошлого века. В противовес этому Азербайджан на протяжении последних десятилетий последовательно вооружался. В страну поступали новейшие виды вооружений на миллиарды, десятки миллиардов долларов. Из России, Израиля, Украины, Беларуси, Пакистана, Чехии и, конечно, Турции. Таким образом, к пресловутой «войне 5-го поколения» ее стороны подошли совершенно с разным настроем и самое главное — оснащением. 

А теперь от объективных причин поражения вернемся к причинам субъективным. Информация о брошенных на передовой собственными офицерами подразделениях начала поступать с первых же дней войны. Людей привозили на позиции, где целыми днями оставляли без еды, воды и вообще всякого снабжения, без указаний к действиям и самое главное без руководства. На отдельных участках непонятные, но, видимо, реально информированные люди с первых же дней войны призывали военнослужащих и особенно добровольцев оставить позиции и ехать домой, поскольку «все уже обговорено и сдано», а «вы остались в окружении одни». В результате многие люди, искренне намеревавшиеся воевать с врагом, оставляли позиции и реально оголяли тылы частям, воевавшим на других позициях. Аналогичным образом повели себя некоторые офицеры, включая генералов. 

В целом, ситуация на разных участках боев была противоположно разной. На некоторых участках, к примеру, на севере, армянские солдаты и добровольцы героически стояли до конца, не отступив ни на сантиметр от занимаемых позиций. Успешно державшаяся первые недели на самом пике азербайджанского наступления на юге армянская оборона потом внезапно рассыпалась, и началось отступление. Защищавшие Гадрут армянские подразделения, отступив по непонятным причинам, оставили город беззащитным, создав угрозу окружения соседнего Мартуни. При этом, линия обороны на мартунинском направлении держалась до последнего дня боев. А город-крепость Шуши, согласно многочисленным свидетельствам участников боев, мы просто сдали. 

И вот здесь, а именно в Шуши, на первый план выступает еще одно, весьма странное обстоятельство – это направление азербайджанского наступления. Если Азербайджан и Турция действительно намеревались захватить весь Арцах, а именно такое намерение годами декларировалось Алиевым, то основной натиск, по идее, должен был быть сосредоточен на равнинных направлениях. Таковым являлось центральное агдамское направление с перспективой прямого выхода на Степанакерт и, почему нет, завершения войны с его захватом. Но азербайджанская армия от активных действий на данном направлении почему-то воздерживалась весь период боевых действий, предпочитая атаковать на севере и юге. И если на в основном равнинном, южном направлении подобные действия имели смысл, то на севере азербайджанская армия с первого же дня уперлась в неприступные арцахские горы. Еще более странно выглядит упорное протискивание азербайджанцев по непроходимым ущельям в направлении Шуши. Начало которому, между прочим, положила сдача Гадрута. 

Отдельной темой является захват азербайджанцами Шуши. По информации российских журналистов, а другой у нас так и не появилось, в последний день войны – 9 ноября в городе находилось всего около 200 азербайджанских военных. Как такому ограниченному контингенту противника удалось захватить город-крепость, не понятно. Еще более непонятны сделанные за неделю до этого и адресованные всему армянству призывы президента Араика Арутюняна “встать на защиту Шуши”. В то время как официальные источники Минобороны Армении рапортовали об успешной обороне города, пресс-секретарь арцахского президента Ваграм Погосян неожиданно заявил о потере Шуши. Причем, бои вокруг и в самом городе шли после этого еще несколько дней. И даже 10 ноября после фактической капитуляции в Шуши все еще держались отдельные армянские отряды. Более того, проникшие в Шуши через ущелья и столь легко захватившие город-крепость азербайджанцы почему-то, попросили командование российских миротворцев предоставить им возможность сменить гарнизон с использованием дороги через Бердзор…    

На фоне всех этих странностей вывод буквально напрашивается. Азербайджанской армии совершенно незачем было захватывать Агдам, поскольку он уже был обещан им на блюдечке. Незачем захватывать Степанакерт, где должен был быть размещен штаб российских миротворцев. А вот Гадрут и Шуши ну никак не могли стать объектами послевоенной сдачи, что и предопределило их судьбу еще в ходе войны. Исход 44-дневной войны был предрешен еще до ее начала. Предрешен не храбро сражавшейся армянской армией,  не турецко-азербайджанской армией, тем более не террористическим скопом и даже не многомиллиардным оружием. Исход войны был предрешен геополитикой. Тем, что на культурном языке называется геополитическими, стратегическими, в некоторых случаях «жизненными интересами». Для некоторых стран он заключался в добыче золота на вновь обретенных Азербайджаном территориях. Для некоторых возможностью надавить, почему нет, дестабилизировать Иран. Для некоторых возможностью превратить Азербайджан в собственную колонию. А для некоторых — в столь долгожданном размещении собственной военной базы в Арцахе с целью давить на всех и вся. Иными словами, Арцах, словами классика, просто «взяли и поделили». И карта дележки была нарисована изначально.  

Так уж получилось, что очередная реализация всех этих геополитически-шкурных интересов в очередной раз обернулась для армянского народа трагедией. Тысячи убитых, раненых, более сотни тысяч беженцев, разрушенный в прямом и переносном смысле Арцах – вот цена, которую нам пришлось заплатить за полученное Алиевым высочайшее разрешение «восстановить территориальную целостность». Цена, заплаченная за все эти интересы азербайджанским народом, не известна и вряд ли когда-нибудь станет известна. Зачем портить праздник? Ведь главное – это «земли», прошу прощения, геополитические интересы. А людей-солдат-шахидов, кому как угодно, бабы еще нарожают. Очередному поколению ведь еще предстоит подрасти… к очередной войне: освободительной, захватнической, гибридной, мировой или странной…  

P.S. И напоследок еще одно важное обстоятельство. Должная организация обороны, мобилизации, информационной кампании, жесткого подавления любого распространения пораженческих настроений в Арцахе и Армении, как минимум, внесла бы серьезные коррективы в планы иностранных дельцов. И странную войну теоретически можно было закончить, как минимум, в те же сроки, но со значительно меньшими территориальными и самое главное человеческими потерями. Не говоря уже о должной подготовке к этой войне на протяжении последних 26 лет. Странную войну было невозможно предотвратить, но минимизировать потери было возможно вполне. И это также надо признать и отдать должное как мужеству армянского воина, как и недальновидности и неспособности армянского руководства к выполнению собственных функций и обязанностей.             

 

       

Share

Comments are closed.