Фонд “Джеймстаун”. Положительные и отрицательные результаты 44-дневной войны для Ирана

 

Граница с Ираном, архив

Длившаяся 44 дня осенняя война в Карабахе оказала серьезное влияние на Иран, как в положительном, так и в отрицательном плане, – утверждает действующий в Вашингтоне фонд “Джеймстаун”, напоминая, что Исламская Республика – единственное из региональных государств, которое десятилетиями примыкало к зоне конфликта.

“В отличие от Турции и России, Иран граничил с теми территориями, которые были заняты армянскими силами. Общая длина границы Азербайджана с Ираном составляет 750 км, из которых 138 км относились к перешедшими в 1991–1994 годах во время первой карабахской войны под армянский контроль Физулинскому, Джабраильскому и Зангеланскому районам”, – отмечает аналитик фонда “Джеймстаун”, иранец Жали Каледжи.

Эксперт, однако, особым образом подчеркивает, что в течение прошедших с 1994 года двух с половиной десятилетий перешедший под армянский контроль данный участок территории не был для Ирана источником серьезной головной боли. “В данный временной период главные угрозы были привязаны к границам с Ираком и Афганистаном”, – отмечает эксперт, подчеркивая, что ситуация на границе, проходящей по реке Аракс, изменилась 27 сентября, когда в зоне карабахского конфликта возобновились военные действия. Напомнив, что во время военных действий, ряд ракет и снарядов поразили территорию Ирана, эксперт фонда “Джеймстаун” отмечает: “В результате всего этого Иран оказался в состоянии неопределенности, стремясь занять нейтральную позицию в конфликте, который напрямую влиял на его безопасность. Аналитик обращает особое внимание на сосредоточение Ираном своих вооруженных сил у границы в дни армяно-азербайджанской войны. 

“Впервые с 1994 года подразделения регулярной армии Ирана и “Корпуса стражей исламской революции” оказались размещены на северо-западе страны вблизи границ с Арменией и Азербайджаном для несения патрульной службы. Этот шаг свидетельствует о желании Ирана не допустить какое-либо геополитическое изменение в регионе и перекройку международно признанных государственных границ”, – пишет Каледжи.

Судя по словам эксперта-иранца, в Тегеране больше всего беспокоились о судьбе 48- километровой армяно-иранской границы. Это беспокойство сильно увеличилось особенно после заключения перемирия 10-го ноября, одним из условий которого было создание транспортного коридора из основной территории Азербайджана в Нахиджеван через Сюник.

После установления перемирия в иранских социальных сетях начались обсуждения о том, что данный коридор может поставить под угрозу физическую связь Ирана с Арменией. Некоторые иранские эксперты еще более усугубили эти опасения, утверждая, что Зангезур де-юре или де-факто может оказаться в составе Азербайджана. Эта бурная дискуссия в конце концов вынудила иранских должностных лиц выступить с разъяснениями, отмечая, что “географические границы Исламской Республики не изменились и не изменятся также и в будущем” (читаем на сайте фонда “Джеймстаун”).

Одним из отрицательных последствий 44-дневной войны для Ирана, по мнению эксперта, может быть то, что оказавшиеся под контролем Азербайджана районы могут стать плацдармом для враждебных действий против Тегерана.

“Иран особенно беспокоит возможность появления вблизи его границ израильских служб разведки и безопасности. Когда юго-западные районы Азербайджана находились под контролем армянских вооруженных сил, Иран мог не беспокоиться о действиях израильской разведки вблизи его уязвимых границ”, – пишет эксперт фонда “Джеймстаун” Вали Каледжи. Однако, по словам автора статьи, использование во время войны ударных беспилотных летательных аппаратов и, в частности, ударных дронов израильского производства, один из которых поразил объект на территории Ирана, серьезно обеспокоил тегеранских должностных лиц.

“Иранские должностные лица выражают растущую обеспокоенность, что эти беспилотные летающие аппараты израильского производства могут дать возможность Израилю проводить разведывательные действия против целей, расположенных на территории Ирана”, – пишет аналитик, отмечая также, что еще одна обеспокоенность иранских властей связана с появлением на этих территориях сирийских наемников.

Однако, по мнению аналитика фонда “Джеймстаун”, начавшаяся 27-го сентября и продолжавшаяся до 10-го ноября война, обеспечила Ирану также три основных положительных результата.

Во-первых, по мнению Вали Каледжи, положительным результатом является то, что впоследствии войны Иран вновь граничит с де-юре международно признанным Азербайджаном, а не с де-факто государством Республика Арцах.

По мнению аналитика, еще одним положительным результатом последней армяно-азербайджанской войны стало то, что собственно зона конфликта переместилась к северу.

“Если в будущем война между Азербайджаном и Арменией возобновится, то она будет вестись вдали от иранских сел и поселков”, – отмечает эксперт фонда “Джеймстаун”.

И третьим наиболее важным положительным результатом, по мнению Каледжи, стало то, что теперь Иран и Азербайджан смогут вместе использовать примыкающие к Джебраильскому району Худаферинское водохранилище и электростанцию, расположенные на реке Аракс.

“Водохранилище было построено в 2008 году с финансовой помощью Тегерана. Однако факт того, что данная территория начиная с 1993 года находилась под контролем армянских сил, не давал возможность Ирану в полной мере пользоваться его потенциалом”, – пишет автор статьи, отмечая, что сейчас ситуация изменилась.

“Члены совместной ирано-азербайджанской технической комиссии 14-го декабря встретились в Нахиджеване и обсудили вопросы, связанные с совместной эксплуатацией электростанции”, – отмечено в размещенной на сайте фонда “Джеймстаун” статье.

Обобщая обзор глобальных последствий 44-дневной войны для Ирана, эксперт фонда “Джеймстаун” выразил уверенность, что: “Тегеран для обеспечения безопасности  своей 1100-километровой границы с Южным Кавказом впредь будет проводить более активную региональную политику”.

Azatutyun.am

 

Share

Comments are closed.