Не стать вновь жертвой наказания чужих


Рубен МЕГРАБЯН
Редактор русской версии «Аравот»
Ереван

Свободный Мир вновь обрел реального лидера после четырехлетнего «вынужденного простоя», и отныне авторитарные режимы и авторитаризм как таковой возведены в ранг угрозы национальной безопасности Соединенных Штатов.

А четырехлетний перерыв будто вывернул Запад наизнанку, выставив наружу противоположность всего, что составляло и продолжает составлять залог его лидерства. Это была противоположность не только в смысле диаметральных расхождений практики от провозглашенных ценностей, «интересов» от принципов, но и все то, против чего Свободный Мир пытался бороться в 20-ые и 30-ые, и лишь отчасти успешно, из-за чего и поплатился новой – второй по счету мировой войной, которую, по убеждению Черчилля, «было легче всего предотвратить».

Это четырехлетие, 2016-2020 гг., было «эпохой расцвета» для нынешних авторитарных клептократических диктатур, спрут транснациональной коррупции опутал политические институты в демократиях, международный бизнес стал их объектом «интеграции». Человек, занимающий Белый дом на протяжении четырех лет, публично ставил под сомнение трансатлантический альянс, альянсы в Азии, сложившиеся после Второй мировой, зато «пинал» дезориентированных европейских союзников, публично выражал симпатии хозяину Кремля и новоявленному султану, препятствуя введению новых санкций, дав им, фактически, полную свободу рук…

Один из самых проницательных российских политологов – Андрей Пионтковский, метко замечает, что если политика Чемберлена по умиротворению бесноватого диктатора и его сателлитов в Европе длилась неполных два года – 1938-39гг., а оставшаяся практически в одиночестве перед лицом нацизма и большевизма британская демократия еще через год выдвинула Черчилля, то после безусловной победы в Холодной войне Западу потребовался 21 год, чтобы наконец ответить на публично поставленный вопрос: «Who is Mr Putin?».

Важно не столько то, что президент Байден ответил утвердительно на прямо поставленный вопрос, является ли президент России Путин убийцей, сколько то, что «он еще заплатит». Новая администрация США и не скрывает, что намерена буквально «завалить» российское государство, его руководителя с его окружением всевозможными санкциями за всю их деятельность, которую называют «злонамеренной» и «злокачественной», а название России приводится при перечислении угроз в одном ряду с Северной Кореей и международным терроризмом через запятую.

По данному вопросу не особо отстают от Вашингтона и его европейские союзники – Лондон и Брюссель. Европейский Союз в лице представителя Ж. Борреля фактически вторит Байдену, заявляя, что Путин несет ответственность за убийства в России, а в Британии корректируют стратегию безопасности, согласно которой, Россия – вызов, угроза, фактически, враг. Параллельно с этим, события касательно Европейского континента, в том числе – в ее постсоветской части, полностью укладываются в логику процесса, в частности – впервые приземление стратегического бомбардировщика ВВС США B1BLancer в Польше, инициатива в Сенате США по оказанию военной помощи Украине в размере 300 млн долларов ежегодно, заявление генсека НАТО о том, что альянс «рассчитывает», что Грузия и Украина станут ее членами, новые инициативы в формате «Большой семерки» о сохранении «крымских» санкций против России и поддержке инициированной Украиной международной «Крымской платформы», направленной на восстановление ее территориальной целостности, очевидное расширение военного присутствия США в Греции, расширение оборонного сотрудничества Греции с Францией, США, арабскими странами перед лицом турецкой угрозы и ряд других.

Кстати, о Турции и турецком факторе. Внутрисистемная, общественно-политическая мутация, которую переживает соседняя с нами страна за последние полтора десятилетия и особенно после 2016 года, выплеснулась за ее границы в виде неоосманского проекта с ярко выраженным антизападным и антилиберальным трендом. И как оказалось, формальный союзник США по НАТО сориентировался в своих предпочтениях: оценки Байдена Анкарой названы «неподобающими», а ответ Путина – «умным» и даже «элегантным». Фактически, невзирая на полувековой альянс с Западом, благодаря которому и состоялась беспрецедентная модернизация Турции, нынешний ее руководитель шлет искреннее послание Кремлю: «Мы с тобой одной крови, а не с Америкой». Хотя это как раз тот случай, когда никогда не нужно говорить «никогда»…

Очевидно, что сегодня История встала перед очередным крутым поворотом, и на нашем пути его нужно преодолеть во избежание того, чтобы вновь стать жертвой «обстоятельств» наказания чужих.

Готовы ли мы к такому крутому повороту? И что останется в регионе после поворота, когда «дорога выпрямится»? После поражения в 44-дневной войне Армения оказалась перед лицом новых вызовов. Один из главных среди них – неопределенность в отношениях с внешним миром, причем, как с непосредственными соседями, так и центрами силы, не находящимися в непосредственном соседстве, прежде всего – с США и Европейским Союзом.

Очевидно, что без такого исхода войны русские ни в каком другом случае не оказались бы в Лачинском коридоре и по периметру вокруг Нагорного Карабаха (точнее, той части, что от него осталось), а с другой стороны, Россия не легитимировала бы военное присутствие Турции в Азербайджане (вот «о чем» этот «совместный российско-турецкий центр мониторинга» в Агдаме). Наш регион, тем самым, оказался в очередной раз заложником имперских амбиций двух давно, казалось бы, знакомых субъектов, имеющих свои «счеты» с Западом, что их объединяет при том, что остальное, собственно, разъединяет.

В эту игру старается органично войти и Иран, и в предлагаемом Анкарой формате «3+3», в этом своего рода «расширенном» ремейке русско-турецкого договора 1921 года, Тегерану также выделяется почетное место, а Россия развивает ту же идею, но преломляя ее через собственную призму, например, продвигая возможность договоренности по «интеграции в Евразийский союз». Не суть важно, что в этой формуле плюсуется к чему. Абсолютно очевидно одно: в этой «формуле» Армении и Грузии, как и всему региону в целом, достаются «минусы» в угоду трем «большим ребятам» — «минус связи с Западом» и «минус суверенитет».

Нетрудно догадаться, что они же являются главными бенефициарами продолжения внутриполитических кризисов в Армении и Грузии, притом, что кризисы имеют разное происхождение при разных условиях. Как и становится понятным, отчего же так торопится Москва, и почему «не может» решить вопрос армянских военнопленных согласно пункту 8 совместного трехстороннего заявления от 9 ноября и банально двурушничает в вопросе возобновления переговоров в формате сопредседателей МГ ОБСЕ.

Это удавка на шее региона, накинутая руками склонного с молодости к азартным играм Алиева в самый подходящий момент для Москвы и Анкары и в самый неподходящий – для Еревана и Тбилиси. И заявление несдержанного на язык Эрдогана о том, что впредь гарантами безопасности региона могут быть Анкара, Москва и Баку – как раз «об этом». За весь постсоветский период никогда еще интересы Армении и Грузии, при всей очевидной разности «мотивов», не были так близки, как сегодня, что не нуждается в пространных разъяснениях.

Но для реализации такой общности интересов по «размыканию» этой удавки необходимо восстановление способности властей в Ереване и Тбилиси к суверенным решениям в русле собственных – сопряженных интересов, которое во многом будет идти вразрез с имперско-авторитарными региональными представлениями Москвы и Анкары, как и Баку иже с ними.

Ключи к решению этой задачи – в Ереване и Тбилиси, и предстоит большая «домашняя работа», качество выполнения которой и предопределит возможность совместных действий. А в этом плане время уже работает против нас.

 

Share

Comments are closed.