Армения-Арцах: оперативные и стратегические задачи


Акоп БАДАЛЯН
Журналист
Ереван

14 апреля было распространено заявление сопредседателей Минской группы ОБСЕ Попова (Россия), Шефера (США) и Висконти (Франция), которым они заверили в своей готовности возобновить посреднические усилия и призвали стороны к восстановлению диалога и армяно-азербайджанских контактов на уровне министров иностранных дел.

После 44-дневной турецко-террористической войны против Арцаха вопрос будущего Минской группы стал одним из самых обсуждаемых. Его следует рассматривать в двух плоскостях. Первая – армяно-азербайджанская, то есть отношение непосредственно трех сторон конфликта, а вторая – отношение самих стран-сопредседателей и силовых центров в целом, которые непосредственно заинтересованы как в арцахских, так и в общем южно-кавказских региональных реалиях и перспективах.

С первым ракурсом, пожалуй, все ясно. В частности, то, что Азербайджан заявил об отсутствии своей заинтересованности в продолжении деятельности сопредседательства Минской группы. Об этом Алиев заявил еще в прошлом году, в ходе первого после войны визита в регион сопредседателей. Принимая их в Баку, Алиев сказал, что не приглашал их, просто встретился с ними, раз уж они приехали. Ереван, как известно, имеет совершенно иную позицию и неоднократно заявлял о своей заинтересованности в активации работы в формате сопредседательства Минской группы. Глава МИД Армении заявил, что Ереван считает необходимым сильное сопредседательство. Несколько неопределенно выглядит позиция официального Степанакерта. Президент Арцаха прибыл в Ереван для встречи с сопредседателями, но так и не встретился, заявив, что формат не полный. Свой первый и пока еще последний поствоенный визит в регион в декабре прошлого года сопредседатели совершили без российского представителя, который, по официальной версии, не участвовал в поездке из-за заражения коронавирусом.

Относительность позиции Арцаха обусловлена тем, что в вопросе управления ситуацией в республике чрезвычайно важную миссию взяла на себя Россия. А отношение России к будущему формата сопредседательства Минской группы, мягко говоря, неоднозначное. И тут мы сталкиваемся со вторым аспектом – международным, что, кстати, является решающим фактором в деле определения будущего формата сопредседательства.

Россия не заинтересована в активизации сопредседательства Минской группы. В то же время, Москва, видимо, заинтересована в сохранении группы, но в таком режиме который позволит ее активизировать в любой момент. Турецко-террористическая война против Арцаха завершилась трехсторонним соглашением под эгидой России, которое, однако, де-факто было двусторонним –русско-турецким. Сейчас ситуация колеблется между двумя форматами – де-юре обладающим единственным мандатом сопредседательством и де-факто управлением ситуации русско-турецким мандатом. Для России участие в формате сопредседательства Минской группы является в сложной региональной игре уникальным фактором превосходства в отношении Турции, но зависящим не только от России.

Дело в том, что этот фактор может сработать против Турции, если этого захотят два других сопредседателя – США и Франция, особенно – США. А желание это зависит от того, в какой степени сама Россия пожелает работать в этой игре с США, естественно, по правилам или на условиях США. И пока Россия по этому вопросу как минимум визуально сохраняет жесткие отвергающие позиции, вероятность того, что США могут помочь России использовать превосходство в отношении Турции, крайне мала. Другое дело, если США сами попытаются активизироваться и вмешаться в русско-турецкую игру, которой, фактически, был сдан Кавказ в период президентства Трампа, что и привело к войне, с помощью которой Турция утвердилась на Кавказе. Тогда еще кандидат в президенты США Байден в дни войны критиковал своего конкурента Трампа, который не вмешивался в происходящее в столь важном для США регионе события. Многие были склонны рассматривать эти заявления как предвыборную попытку «завоевать сердца» армянской общины. Но представляющие новую администрацию дипломаты в последние недели выступили с рядом заявлений, которые свидетельствуют о как минимум просматриваемых намерениях Вашингтона восстановить непосредственную роль.

Возможно, именно этим обеспокоен Алиев, который на днях выразил недовольство «безучастностью» США к Азербайджану и тем, что госсекретарь Блинкен позвонил в Ереван и обошел вниманием Баку. Дело в том, что в качестве канала активации США может рассматриваться армянская повестка, потому что на противной стороне – сформированная русско-турецкая повестка, которую и следует разбить.

С другой стороны, однако, судьба формата сопредседательства Минской группы зависит не только от ситуации в зоне арцахского конфликта. Этот вопрос стоит рассматривать в более широком контексте – внерегиональном. Речь идет как об украинской плоскости, где эскалация достигла сверхвысокого, предвоенного градуса, так и об ирано-ближневосточной, где недавно произошло важное событие – презентация 25-летнего ирано-китайского договора, которым Китай, по крайне мере, согласно букве договора, берет на себя «опеку» над Ираном. Это не может оставить безучастными США и опять обостряет вопросы по Кавказу – оставить регион, а вместе с ним и формирующиеся амбиции Китая, на усмотрение механизма двойного сдерживания России и Турции, или вступить напрямую в игру?

Армения и Арцах стоят перед серьезнейшей задачей формирования поствоенной политики, где оперативно-краткосрочные решения могут порой вступать в диаметральное противоречие с плановыми среднесрочными и долгосрочными задачами. Сейчас сверхвелика роль Турции и России, следовательно, необходима работа, исходя из этих реалий. Завтра регион может оказаться в эпицентре китайско-американского соперничества, и это будет подразумевать совершенно другие форматы. С другой стороны, не стоит исключать и то, что в стратегической перспективе Москва будет рассматривать китайские амбиции по проникновению из Ирана на Южный Кавказ как вариант сдерживания США, если турки смогут договориться с китайцами. А тенденции к этому,  несмотря на наличие уйгурской проблемы, проявляются уже несколько лет, и Пекин работает с Анкарой над общим знаменателем.

Однозначно одно: для обеспечения оперативности и гибкости в сложной ситуации Армении и Арцаху следует в максимально краткие сроки поставить на рельсы модернизации внутренние форматы политико-экономической «конкуренции».

 

 

Share

Comments are closed.