Афганистан – как эпицентр столкновения интересов

 

Вардан ВОСКАНЯН
Востоковед
Ереван

 

Кабул – ключ к «Вновь Азии»?

После того как последний солдат международной коалиции сил НАТО покинет землю Афганистана, который последние 40 лет почти все время пребывал в состоянии войны, центральное правительство Кабула останется лицом к лицу с уже контролирующим немалые территории страны и почти осадившим столицу движением «Талибан», его вооруженными силами и сторонниками, которые пытаются возродить исламский эмират.

Нарушение политического, равно как и военного баланса между внутренними и международными силами в Афганистане породило серьезнейшую озабоченность и выявило новые вызовы, потому что именно в этой, казалось бы, Богом забытой стране пересеклись интересы таких мировых и региональных держав, как Россия, США, Китай, Индия, Иран, Пакистан и даже Катар и Саудовская Аравия.

Именно в такой сложной ситуации не желает оставаться вне афганской геополитической игры эрдогановский режим Турции, который стремится после вывода войск НАТО, фактически, «овладеть» аэропортом Кабула, разместив здесь турецкий военный контингент. Данное намерение полностью умещается в логику оглашенной еще в 2019 году министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу концепции Турции стратегического характера «Вновь Азия». Согласно этой инициативе, геополитические притязания Турции и ее интересы распространяются не только на Ближний Восток, но и Южную и Центральную Азию, выходя за пределы тюркоязычных государств региона и достигая – ни много ни мало – Бангладеша и Индонезии. Именно в этом плане расположенный на перекрестке между Ближним Востоком, Центральной и Южной Азией Афганистан обрел для Турции колоссальную важность страны-ключа – с целью удовлетворить экспансионистские иллюзии Эрдогана, а значит, Кабул становится для Турции «крепостью», контроль над которой, по мнению Анкары, позволит беспрепятственно продвигаться в северном и юго-восточном направлениях.

В сложившейся в Афганистане и вокруг него довольно сложной и чреватой новыми геополитическими развитиями ситуации турецкая сторона, судя по всему, заинтересована найти альтернативные пути, ведущие в Афганистан, одной из которых может стать дорога, включающая в себя в качестве бастиона аэропорт в Баку или строящийся аэродром в Физули, который, как говорит Ильхам Алиев, будет в состоянии принимать и тяжелые борты. И именно тут могут войти в противоречие амбиции эрдогановского режима с одной стороны, и иранские и российские геополитические интересы – с другой, а значит, «Вновь Азия» может столкнуться, образно говоря, с горами Малого Кавказа, по южную сторону которых – Иранское плато, а по северную – бескрайние российские степи.

«Студенты» против

Основная проблема, однако, состоит в том, что фиксирующее день ото дня победу за победой движение «Талибан», которое было сформировано как военная и политическая структура студентов духовных медресе, ни в коем случае не желает видеть в Афганистане иностранное, в том числе турецкое военное присутствие. Анализ риторики талибов указывает на то, что движение не только выступает против турецкого захвата аэропорта Кабула, но и всеми способами будет бороться с этим, превратив турецкий контингент, фактически, в осажденный в аэропорту безнадежный «гарнизон», логистические поставки которому будут затруднены или вовсе невозможны, учитывая ряд факторов:

1․ В отличие от турецкого контингента и военнизированных объединений-сателлитов в Сирии и Ливии, у Турции нет прямых – сухопутных или морских –  коммуникаций с Афганистаном, так что, снабжение своего контингента в Кабуле Турции придется осуществлять исключительно воздушным путем;

2․ Через Азербайджан такие пути можно будет получить только по воздушному пространству Ирана, Туркменистана, Узбекистана и Таджикистана, из коих официальный Иран выступает против присутствия НАТО в Афганистане, даже в лице турецкого контингента, Туркменистан проводит официальную политику нейтралитета и неприсоединения, а Узбекистан и Таджикистан прежде чем предоставить свое воздушное пространство Турции, направят взоры в сторону Москвы, с которой, кстати, уже сейчас проводят масштабные учения,

3․ Официальная Москва, равно как и Тегеран, как минимум никак не заинтересована в присутствии Турции или других стран НАТО в смежном с являющейся ее зоной жизненных интересов Центральной Азией Афганистане, потому вряд ли она направит позитивные сигналы Узбекистану и Таджикистану, тем более, что последний является также членом ОДКБ.

Учитывая все это, единственным путем вожделенной Турцией дислокации в кабульском аэропорту остается договориться с талибами, о чем уже из уст лично Реджепа Тайипа Эрдогана звучат заявления, на которые, впрочем, «Талибан» пока отвечает решительным «нет».

Воюют американцы, а выигрывают иранцы

Параллельно явным геополитическим амбициям Турции, имеющий непосредственную границу с Афганистаном вкупе с глубокими историко-культурными связями Иран сам пытается взять под контроль внутриафганскую ситуацию. На это были нацелены состоявшиеся недавно в Тегеране переговоры представителей центральных властей Афганистана и движения «Талибан», по завершении которых официальный представитель имеющего с шиитским Ираном глубокие идеологические разногласия талибов не только положительно оценил посреднические усилия Ирана, но и направил слова признательности Тегерану за старания по достижению внутриафганского примирения.

Подобный дипломатический реверанс «Талибана» в сторону Ирана имел место на фоне жестких заявлений в адрес Турции, что еще раз указывает на то, что в Афганистане может повториться, говоря полушутя, иракский сценарий – «воюют американцы, а выигрывают иранцы». При этом, в отличие от Турции, которая пытается взять под контроль только кабульский аэропорт, причем, силами турецкой армии, Иран в Афганистане уже обладает вооруженными формированиями местного происхождения, к которым совсем недавно прибавились новые в лице, в частности, ополчения «Хашд аль-Ши’и» – по подобию проиранского иракского «Хашд аль-Ша’би». Учитывая все это, иранские позиции в молчаливой ирано-турецкой конкуренции в Афганистане выглядят более выгодными.

Москва не верит в новые форматы

На фоне всех этих развитий к ситуации в Афганистане не может оставаться индифферентной официальная Москва, которая многие годы, как ни прозвучит это парадоксально, работая даже с представителями признанного в России террористической организацией «Талибана», упорно стремилась и в итоге достигла вывода из Афганистана американских и натовских войск. Так что, и для Москвы почти однозначно неприемлемо присутствие даже ограниченного контингента страны-члена НАТО Турции, да еще в такой стратегически важной точке, как кабульский аэропорт – место, которое вместе с остальным Афганистаном в прошлом веке довольно успешно контролировал СССР.

С целью наращивания своего влияния на внутриафганские процессы Россия также выступает с определенным успехом как посредник между кабульскими властями и представителями талибов, пытаясь таким образом ограничить пространство для маневрирования других региональных и внерегиональных акторов. Следовательно, создание второго Астанинской формата по примеру сирийского, где Россия попыталась бы совместить свои стратегические и безопасностные интересы с турецкими и иранскими устремлениями, на данный момент кажется нереальным.

Параллельно всему этому примечательно, что в рамках как ОДКБ, так и двухстороннего русско-таджикского военного сотрудничества официальная Москва заметно нарастила свое военное присутствие в соседнем с Афганистаном Таджикистане, на своей и без того самой крупной зарубежной военной базе, и пытается сформировать новый трехсторонний формат Россия-Таджикистан-Узбекистан, который хотя пока окончательно не оброс мясом, но уже уподобился мощному «кулаку», который может не только защитить Центральную Азию от поступающих с юга сигналов дестабилизации, но и в случае необходимости нейтрализовать турецкие амбиции в Афганистане.

Положение в Афганистане пока крайне динамичное и изменчивое, но одно очевидно – возврат к ситуации под контролем НАТО уже невозможен.

 

 

 

Share

Comments are closed.