Установление регионального сотрудничества на поствоенных Балканах


Эдик АРУТЮНЯН
Эксперт по вопросам Западных Балкан
Ереван

Известно, что сотрудничество в экономической и политической сферах, а также в сфере безопасности в поствоенных зонах способствует региональной реинтеграции и имеет ключевое значение в деле установления долгосрочного мира. И чем действеннее форматы регионального сотрудничества, тем устойчивее регион к новым вызовам. Но зачастую внедрение форматов кооперации в постконфликтных зонах сталкивается с объективными препятствиями. Перед лицом таких препятствий оказались Балканы после распада в конце прошлого века бывшей Социалистической Федеративной Республики Югославия (СФРЮ).

В результате распада СФРЮ регион столкнулся с нижеследующим рядом многогранных войн между обретшими суверенитет государствами, которые известны под общим названием Третья Балканская война:

  1. 10-дневная война за независимость Словении 27 июня – 6 июля 1991 г.,
  2. Война за независимость Хорватии – 1991-1995 гг.,
  3. Боснийская война – 1992-1995 гг.,
  4. Косовская война – 1998-1999 гг.,
  5. Столкновения в Прешевской долине – 1999-2001 гг.,
  6. Македонское восстание с февраля по август 2001 г..

В итоге получили независимость пять государств – Словения, Хорватия, Федеративная Республика Югославия (с 2006 г. – Сербия и Монтенегро), Босния и Герцеговина и бывшая югославская республика Македония (ныне Северная Македония), а в 2008 году в одностороннем порядке о независимости от Сербии объявил Косово.

Третья Балканская война принесла большие демографические, экономические и инфраструктурные лишения всем постюгославским республикам. Давление в отношении национальных меньшинств на Балканах, этнические чистки и националистическая политика глав новонезависимых государств генерировали беспрецедентный рост шовинизма, что насадило в регионе семена нетерпимости и еще больше усложнило перспективы будущей мирной региональной кооперации.

Однако внедрение форматов регионального сотрудничества на постюгославских просторах последовало сразу же после войн. Хотя противоречия между сторонами этих войн зачастую сводили к минимуму институциональное становление региональных инициатив, они, все же, состоялись, способствуя кооперации в различных областях.

Для лучшего восприятия процесса становления регионального сотрудничества на Западных Балканах необходимо рассмотреть два этапа трансформации внедренных форматов кооперации.

Первая фаза хронологически совпадает с завершением Боснийской войны (1995 г.), когда после заключения Дейтонских соглашений возникла необходимость в установлении в регионе кооперации и устойчивого мира. Важно отметить, что в данный период межэтнические противоречия между постюгославскими странами продолжали оставаться обостренными, а этническая нетерпимость достигла беспрецедентных масштабов. В этих условиях было внедрено несколько форматов кооперации.

Первый – инициированный при участии 15 стран-членов ЕС, пяти получивших независимость постюгославских государств, США, РФ и ОБСЕ Реймонский процесс стабильности и добрососедства в Юго-Восточной Европе. В рамках инициативы были организованы 4 межправительственных и межпарламентских встречи, которые позволили реализовать проекты по межгосударственной кооперации в области политического, гражданского, культурного и информационного обмена, были финансированы 36 проектов, нацеленных на создание региональной сети, трансграничной кооперации и долгосрочного сотрудничества. Впоследствии усилия ЕС по институционализации процесса потерпели фиаско, но это подготовило почву для внедрения других форматов регионального сотрудничества.

Следующим форматом стала Инициатива сотрудничества Юго-Восточной Европы, целью которой было обеспечение в регионе имплементации Дейтонских соглашений и которая была сосредоточена исключительно на углублении экономического сотрудничества на Балканах. Процесс организации инициативы оказался не столь плавным, но он оказал еще более действенное воздействие на процесс реинтеграции постюгославского пространства, чем Реймонский процесс, поскольку при его финансировании были реализованы многочисленные проекты по деблокаде региональных коммуникаций, развитию коммерции, транспорта, энергетики, окружающей среды и частного сектора. В отличие от Реймонского процесса, он дольше сохранил жизнеспособность и способствовал созданию интеграционного органа – Совета регионального сотрудничества.

Параллельно, опять же по инициативе США, в Тиране был созван Совет министров обороны Юго-Восточной Европы, который под председательством одной из стран-членов запустил серию встреч на уровне министров и заместителей министров обороны. В результате активизации косовского кризиса между странами-членами возник ряд противоречий, но инициатива не была упразднена и функционирует по сей день.

Помимо форматов регионального сотрудничества, инициированных внешними силами, на Балканах возник формат и внутренней инициативы — Процесс сотрудничества Юго-Восточной Европы. Этот процесс также предусматривал установление сотрудничества между странами-членами посредством межправительственных встреч в сферах безопасности, правосудия, экономической, гуманитарной и социально-культурной областях.

Попытки применения этих форматов продемонстрировали, что механизмы кооперации, внедренные как внутрирегиональными, так и внешними акторами, не способны установить взаимопонимание и добрососедство между странами региона, пока националистическими правительствами проводится политика этнической нетерпимости. В итоге новая война в Косово и военное вторжение НАТО стали регрессом с точки зрения региональной кооперации.

Тем не менее, не стоит недооценивать  значимость внедренных на первом этапе форматов сотрудничества, поскольку в крайне изреженном регионе были сформированы как минимум платформы для диалога между националистическими правительствами, что способствовало осознанию важности устойчивого регионального сотрудничества и активизации межобщинных контактов.

Второй фазой можно считать форматы, возникшие после Косовской войны (1999 г.),  которые появились в условиях необходимости углубленного регионального сотрудничества, поскольку прежние не смогли либо лишь частично достигли своих целей.

Так, Совет ЕС запустил «Пакт стабильности Юго-Восточной Европы», имплементация приоритетов которого была официально возложена на ОБСЕ. Пакт устанавливал в качестве императивов преодоление продолжающейся нестабильности и локальных конфликтов на Балканах, усиление регионального сотрудничества и интеграцию региональных стран в евро-атлантические организации. Пакт стал первым документом, в котором региональное сотрудничество в Юго-Восточной Европе официально рассматривалось в контексте демократизации государств региона и интеграции в евро-атлантические структуры. По итогам семилетней деятельности заключительным докладом Пакта стабильности  был  сформирован Совет регионального сотрудничества (СРС), основной целью которого стала интеграция в евро-атлантические структуры стран, не являющихся их членами.

На втором этапе в тесном сотрудничестве с СРС в качестве отдельного формата регионального сотрудничества был внедрен Берлинский процесс или Саммит Западных Балкан. Начало Берлинскому процессу было заложено по инициативе канцлера Германии Ангелы Меркель на саммите в Берлине в 2014 году, в котором принимали участие главы правительств 7 государств Западных Балкан (Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины, Сербии, Македонии, Черногории, Албании), Косово, Германии и Австрии и представительство ЕС. В итоге было решено запустить формат Западные Балканы 6 (ЗБ6). Берлинский процесс также предусматривал интеграцию в ЕС и региональное сотрудничество как единый неотделимый процесс, но, в отличие от предшествовавших форматов, был сосредоточен именно на Западных Балканах. На последовавших после 2014 года ежегодных саммитах зачастую использовались формулировки ЗБ6+1 и ЗБ6+1+1, для описания участия ставших членами ЕС постюгославских стран – Словении и Хорватии. Цели Берлинского процесса реализуются не только в формате ежегодных межправительственных саммитов, но и ежегодных молодежных, бизнес-форумов и форумов гражданского общества.

Сравнивая две фазы форматов сотрудничества, можно констатировать, что во второй фазе удалось эффективнее обеспечить региональную стабильность, поскольку во второй фазе, несмотря на серьезные межправительственные противоречия, постюгославскому пространству удалось противостоять трем безопасностным и экономическим вызовам – одностороннему провозглашению независимости Косово в 2008 году, последовавшему за этим экономическому кризису и в 2015 году –кризису беженцев.

Примечательно, что первому периоду Регионального сотрудничества были присущи отраслевая сегментация и некоординированность, а второму – общее стремление к евро-атлантической интеграции и координация. В первой фазе имели место многочисленные и автономные инициативы, которые по-отдельности таргетировали политические, военные, экономические сферы, а во второй фазе ЕС выступал как нормативная сила, и как СРС, так и параллельно функционирующий Берлинский процесс стали рассматривать региональное сотрудничество и интеграцию в ЕС как взаимосвязанный, а точнее, идентичный процесс.

Так, постюгославские страны вместо развития формата внутрирегионального сотрудничества на Западных Балканах встали на путь интеграции в евро-атлантические структуры.

 

 

Share

Comments are closed.