Религия как катализатор этноконфессиональных конфликтов

Большинство разворачивающихся сегодня религиозных конфликтов являются лишь религиозно окрашенными политическими конфликтами

Максим БАРБАШИН
Кандидат социологических наук
Ростов-на-Дону

Согласно ст. 14 Конституции РФ, Российская Федерация — светское государство, в котором ни одна религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной, а религиозные объединения отделены от государства. Однако, реальный исторический опыт говорит о сложном воздействии религии на общественные процессы. Начавшийся с развалом Советского Союза и, определенно, длящийся до сих пор переход от авторитарных к демократическим тенденциям развития процесс, в российском обществе сопровождается усилением конфессиональной нетерпимости.

Конфликтный потенциал межконфессионального контакта питается, прежде всего, экономическими и политическими источниками. А пламенного борца за веру и пламенного революционера, как еще заметил Макс Вебер, объединяет стремление «силой установить на земле абсолютную справедливость».

Усилению межконфессиональной напряженности способствует нарушение государственными органами и должностными лицами конституционных принципов отделения религиозных объединений от государства и равенства религий перед законом, а также сильная тенденция к превращению русской православной церкви в государственную церковь.

В результате православие в центральных регионах России выступает в роли разновидности современной массовой культуры, с определенным набором ритуалов, передаваемых по центральным каналам телевидения, выступлениями известных священнослужителей и политиков, причем, такие выступления все больше и больше напоминают телевизионные шоу.

Лозунги превращения русского православия в государственную религию, а России — в «православную державу», эксперимент по введению общеобразовательного предмета «Основы православной культуры» находят однозначный отклик в среде народов мусульманской и буддийской культур, способствуя усилению антирусских, националистических настроений, фактически, способствуя этноконфессиональной напряженности.

Принадлежность противостоящих сторон в конфликтной ситуации к различным религиям способствует ее перерастанию в полномасштабный, затяжной, а нередко и насильственный конфликт. Межконфессиональные противоречия стимулируют рост негативных отношений между этносами. Часто это происходит в связи с тем, что люди, посещающие сегодня религиозные службы, не являются подлинно религиозными людьми. Они приходят в церкви, совершают религиозные обряды, руководствуясь не только религиозными чувствами, но и соображениями социального престижа, социального комфорта: «Потому что так все делают».

В результате религиозной оказывается только «оболочка», в то время как «содержание» остается неизменным с коммунистической эпохи — атеистическим.

Поэтому, считают некоторые аналитики, разворачивающиеся сейчас религиозные конфликты являются, скорее, религиозно окрашенными политическими конфликтами, религиозный аспект которых искусственно подогревается, провоцируется более, чем существует в действительности.

Тем не менее, в этнополитических конфликтах используются и религиозные лозунги, причем, участниками столкновений движет ограниченное понимание религии как того, что «надо защищать». При этом они не воспринимают веру как источник идеалов и норм поведения. В результате религия теряет свое гуманистическое предназначение и становится средством политической борьбы.

К религии человека, как заметил французский писатель Эрве Базен, может подтолкнуть и «тяга к чему-то торжественному, и потребность в простых и ясных ответах, и желание застраховать себя на будущее…». «Религия, и только она, — писал Джавахарлал Неру, — определяет совокупность наших ценностей, наших стандартов, указывает принципы и направления человеческой деятельности». Но при этом он отмечал: «Религия, однако, стремится к сокрытию правды, имеет тенденции к установлению форм и догм, поощряет церемониалы и практику, которые быстро теряют свое значение».

В этом случае возникают условия, позволяющие использовать религию для межэтнической конфронтации, подготовки этнической общности к противоборству с религиозным противником. В священных текстах отыскивается аргументация, оправдывающая те или иные этнополитические притязания. Таким образом, межнациональный конфликт существенно отягощается, приобретая черты межконфессионального противоборства, еще более сокращая возможности рационализации поведения противодействующих сторон.

Кроме того, увеличению продолжительности конфликта и усилению его ожесточенности может способствовать солидарность с конфликтующими сторонами, которую высказывают единоверцы из других стран, их моральная и материальная поддержка (в том числе поставками оружия и направлением боевиков).

http://evrazia.org/article/1988

Share

Comments are closed.