Арцахская освободительная борьба и религия

Ашот САРКИСЯН
Заведующий отделом по вопросам национальных
меньшинств и религии при аппарате Правительства НКР
Степанакерт

На начальном этапе Арцахского национально-освободительного движения, когда была поставлена задача воссоединения с матерью-Арменией, инициаторы Движения (не важно, «извне» или «изнутри») считали приоритетной политическую борьбу и политические требования. Но национально-освободительная борьба имеет свои закономерности, игнорирование которых может привести к тяжелым последствиям.

Отложив в сторонку философию и последующий ход Движения, отметим лишь, что Арцахская война вынудила все армянство консолидироваться, независимо от партийных, религиозно-конфессиональных предпочтений, ибо на кону был вопрос выживания нации.

Как говорится в известной пословице, когда воюют нации, сталкиваются прежде всего цивилизации. В нашем случае – христианство с мусульманством. Между прочим заметим, что религия – это форма общественного самосознания и мировоззрения. Каждый народ, нация в течение истории, в соответствии со своим верованием, религией, формировал свой социальный образ жизни и цивилизацию.

В преддверии Арцахской войны, на последнем этапе формирования Сил самообороны НКР, 1 ноября 1991 года в Степанакерте было создано  6 оборонительных районов. Связь между этими районами и общим командованием ССО НКР осуществлялась посредством «полицейской» радиосвязи, которая с легкостью прослушивалась противником. Они все время вклинивались в линию с сообщениями типа «Вазген, Вазген, как слышно моллу» (подразумевается Католикос Вазген Первый). Конечно, не случайно к армянам азербайджанцы обращались изначально как к христианам. С другой стороны, противник с самого начала стремился придать войне религиозный оттенок, будучи убежденным в поддержке исламского мира. И они не ошиблись в своих расчетах – в Арцахской войне приняли участие тысячи добровольцев и наемников из мусульманских стран.

То, что в Арцахской войне на стороне Азербайджана воевали афганские моджахеды, утверждал американский представитель США в ОБСЕ Джон Корнблюм, который осенью 1993 года в Вене, на еженедельной встрече Постоянного совета ÑБСЕ, выразил обеспокоенность, сочтя присутствие моджахедов на Кавказе весьма опасным развитием.

22 декабря 1993 года президент Армении Левон Тер-Петросян направил письма президенту Афганистана Бурхануддину Раббани и премьеру Гульбеддину Хекматияру, в которых выразил озабоченность в связи с тем, что в составе азербайджанских подразделений в ходе карабахского конфликта воюют афганские моджахеды. Левон Тер-Петросян выразил надежду, что это происходит без ведома афганского руководства, и эти факты вызовут соответствующую реакцию.

В ответном послании Раббани пишет: «Я получил и изучил Ваше письмо о некоторых безответственных афганцах, которые участвуют в Карабахской войне. Афганская сторона понимает озабоченность руководства Армении. Мы не одобряем участие граждан Афганистана в военных действиях в НК… Участие некоторых наемников, называющих себя моджахедами, не может испортить добрые отношения между Арменией и Афганистаном». Но даже участие афганских моджахедов не спасло азербайджанскую армию от поражения, хотя при повторном взятии Горадиза их роль была ключевой.

В середине августа 1993 года Гейдар Алиев, который недавно стал президентом после свержения Абульфаза Эльчибея, тайно командировал в Афганистан замминистра внутренних дел Ровшана Джавадова, который должен был договориться с Хекматияром по поводу отправки в Азербайджан наемников. Афганистан оказывал Азербайджану военную помощь согласно межгосударственным договоренностям. Спустя пару недель моджахеды уже квартировались в городе Мингечаур, неподалеку от Нагорно-Карабахской Республики. Число афганских наемников колебалось в пределах 1500-2000, штаб-квартира была в Баш Карвенде, к северу от Агдама.  В марте-апреле 1994 года представители Хьюман Райтс Уотч видели моджахедов в бакинской гостинице «Азербайджан», неподалеку от минобороны и в городе Барда.

С целью получить помощь для внесения перелома в ход войны, азербайджанское руководство вело переговоры с властями Украины, Пакистана, Афганистана, Турции и даже с лидером самопровозглашенной Ичкерии. За исключением Украины, все остальные страны официально оказали Азербайджану военную и дипломатическую помощь. В составе азербайджанской армии против нас воевали те, кого сейчас международное сообщество называет международными террористами.

В азербайджанских документах афганские наемники упоминаются как «особый контингент». Начиная с августа 1993 года, они принимали участие в боях на юго-восточном направлении арцахского фронта. Примечательно, что президент Гейдар Алиев использовал афганских наемников для сдерживания деморализованного состава своей армии: попавшие в плен в годы Арцахской освободительной войны афганские наемники в один голос утверждали, что помимо участия в боях на передовой, их использовали также в качестве карательных батальонов. Отряды наемных афганских моджахедов располагались в тылу азербайджанских войск и получали особый приказ – расстреливать отступавших азербайджанских солдат.

В Арцахе побряцали оружием и чеченские боевики. Известно, что в 1993 году чеченский отряд под командованием Шамиля Басаева принимал участие в боях за Кармираван и Агдам. Примечательно, однако, что отряд Басаева оказался не в состоянии пресечь уничтожение огневых точек в Агдаме со стороны армянских войск. Басаев со своим отрядом покинул Арцах в феврале 1994 года, оставив здесь 188 погибших.

В Арцахской войне принимали участие и боевики известных турецких отрядов «Серые волки», которые, потеряв в боях при высоте Урьян ял в Мартунинском районе шестерых и столько же раненых, обратились в бегство, оставив на поле боя погибших, раненых и большое количество вооружения. Близ местечка Геворкаван «волки» также потерпели поражение и ретировались.

В Арцахской войне принимали участие также наемные арабы и представители иных мусульманских наций.

Вновь возвращаясь к религиозной теме, отметим, что большинство зарегистрированных сейчас в РА и НКР религиозных организаций и сект финансируются извне, причем, 80% этих финансов выпадает на долю Турции и Азербайджана. Финансирование в основном осуществляется опосредованно. То есть, турецкие или азербайджанские организации и предприятия финансируют некие религиозные организации, которые, в свою очередь, направляют часть средств армянским сектам. Цель очевидна – разделить народ на нетерпимые друг к другу религиозные общины. А чтобы представить, что может произойти, если раскол нации происходит по религиозной линии, достаточно вспомнить Ирландию, Сербию, Ирак и понаблюдать за геополитическими процессами в арабском мире.

Так что, к религиозному аспекту следует относиться со всей серьезностью и принять соответствующую концепцию.

Share

Comments are closed.