Со временем возможности Track-2 сужаются

avaz_gasanovАваз ГАСАНОВ
Директор Общества Гуманитарных Исследований
Баку

Многие сейчас утверждают, что Минский процесс вместе с Мадридскими принципами зашел в концептуальный тупик. Говорится также о необходимости переформатирования или обновления этого процесса. В последнее время я тоже часто касаюсь этой темы: по мере углубления негативных отношений между двумя конфликтующими сторонами и затруднениями в нахождении ими путей решения всегда начинают обвинять третью сторону.

Разумеется, Минский процесс является продуктом 20-летней давности. Помимо состава Минской группы, имеется необходимость также в обновлении работы, которую она проводит в направлении решения конфликта. Если предложения, выдвинутые до сих пор Минской группой, и встречи, организованные ею, не дали результата, значит, группа должна увеличить свою динамичность, разнообразить средства воздействия.

Хотя, если взглянуть на предложенные ею варианты решения конфликта, трудно выдвинуть пакет предложений совершеннее, чем мадридские принципы. Мадридские принципы являются хорошим конспектом для основных базовых соглашений по решению конфликта. Основной вопрос заключается в том, что конфликтующие стороны должны выдвинуть обширный пакет предложений на основе того самого конспекта. А делают ли они этого? Нет!

Критика сторонами Мадридских принципов была бы обоснованной в том случае, если б был разработан детальный документ о предложениях по отраженным там тезисам, и, наряду с внутренней аудиторией, его обсудили бы с участием международных экспертов и модераторов. Естественно, в этом случае всем стало бы ясно, что же именно не устраивает Азербайджан и Армению в исполнении или неисполнении этих тезисов.

Теперь, к примеру, представьте себе, что в Азербайджане и Армении чуть ли не 10 министерств разрабатывают национальный план действий для развития сельского хозяйства в объеме целой книги и представляют его парламенту. А для решения нагорно-карабахского конфликта не оглашается даже десятистраничный документ с тем, чтобы население и модераторы узнали позицию сторон относительно того, почему скрываются основные принципы решения конфликта.

Мне кажется, что мадридские принципы были обсуждены лишь эпизодично в определенных кругах с ограниченными возможностями и не дошли до инстанций более высокого уровня. Его следует рассматривать не как документ, оглашающий решение конфликта, а как документ, используемый сторонами для разработки своей «домашней заготовки», опираясь на него.

Другое важное обстоятельство — общественность не имеет абсолютно никакой информации о сути Мадридских принципов. Если учесть то, что в Азербайджане с каждым годом растет процесс отстранения людей от политических процессов, надо полагать, уменьшается и потребность в получении информации и интерес к ней. Сейчас разъяснение людям вариантов решения нагорно-карабахского конфликта, который наносит ущерб их общему развитию, стало труднее. Длительное отсутствие решения конфликта снижает доверие у людей.

По мере уменьшения надежд в обществе начинают углубляться милитаристские настроения. А по мере того, как снижается вера в мирное урегулирование конфликта, люди начинают игнорировать предложения, независимо от их содержания. Так, общество больше склоняется к радикализму из-за безысходности.

Возможно, в Нагорном Карабахе проявляет себя ситуация, отличающаяся от этого. Там у людей мало надежд относительно будущей стратегии и они более оптимистичны относительно реального положения. А в Азербайджане у людей нет уверенности относительно того, какие последствия будут у конфликта в будущем, хотя они оценивают реальное положение оптимистично. По этой причине мы больше встречаемся с такими мнениями, как «война неизбежна».

На фоне всей этой неопределенности, все же, посредством обсуждения в обществе мадридских принципов можно доказать людям существование альтернативного и интеллектуального подхода. К тому же, это очень важно. Я не могу сказать, какова ситуация в Армении, но в Азербайджане открытых дебатов относительно мадридских принципов не было. Этот вопрос находится вне поля зрения прессы, особенно электронной, хотя в ограниченных кругах экспертов обсуждения ведутся.

Поскольку мадридские принципы не обсуждены в обществе, трудно излагать рассуждения по поводу того, как они оцениваются социумом. Так как телевидение, являющееся источником массовой информации, находится под контролем правительства и олигархов, по телевидению населению передаются только лишь официальная информация и позиция людей, которые поддерживают эту линию. Возможности граждан страны по получению информации из газет и интернет-сайтов тоже невелики. Поэтому я не помню, чтобы организовались интеллектуальные обсуждения относительно этих принципов. Устами официальных лиц озвучивается лишь анализ определенных принципов.

Хотя среди экспертов, участвующих в миротворческом процессе и являющихся более открытыми международному сообществу, ведутся обсуждения мадридских принципов, но их охват очень ограничен и у них почти нет выхода к широкой аудитории, за исключением нескольких интернет ресурсов. Утверждать то, что в их подходах имеются серьезные различия, довольно трудно.

Разумеется, есть отличия в преподнесении принципов и в подходах к их обсуждению обществом. Это прежде всего связано с тем, что, по мнению некоторых, властям в первую очередь следует обращать внимание на вопросы, решение которых найти легче, чтобы люди могли верить в то, что решение конфликта находится на какой-то стадии. Эксперты больше предпочитают начинать с обсуждений гуманитарных проблем. Например, сюда относятся такие вопросы, как решение ситуаций, связанных с попавшими в плен и заложниками, создание коммуникаций между жертвами войны, формирование комиссии по перемирию, передача дел тех, чья вина в совершении преступлений на войне доказана, с возможностью их помилования в будущем.

В свое время связывались определенные надежды с работой на уровне Track-2 в мирном процессе. К сожалению, со временем возможности сужаются. Я имею в виду не только возможности гражданского общества, но и возможности всех политических институтов и населения поговорить о мире. Даже если и в прошлом совместные инициативы вызывали у людей раздражение, попыток по их предотвращению не было. Раньше правительство не мешало миротворческим инициативам, понимая, что это параллельный процесс, хотя и относилось к ним с недоверием. А теперь ситуация такова, что в обществе создается впечатление отсутствия нужды в параллельных процессах.

Если несколько лет тому назад представителям гражданского общества давали возможность высказать свое мнение в газетах и телевидении, то в последние 6 лет их лишили этой аудитории. Уменьшилось количество совместных проектов гражданского общества Азербайджана и Армении, а взаимные поездки вовсе прекратились. Вдобавок к этому, в Азербайджане заморожены счета организаций гражданских организаций, процесс регистрации проектов приостановлен, и нет ясного представления о том, как будут работать здесь международные доноры.

Странно то, что, по мере сужения миротворческих возможностей гражданского общества, официальные круги тоже упускает возможности маневрирования по ходу процесса. Тем самым у них уменьшаются каналы для опровержения аргументов тех слоев населения, которые недовольны затягиванием конфликта.

Но, несмотря на это, у миротворческого процесса имеются перспективы. Прежде всего, поскольку государства региона не заинтересованы в нарушении стабильности на Южном Кавказе, я уверен, они не станут способствовать разжиганию войны. С точки зрения восстановления отношений с мировым сообществом Ирану невыгодно находиться в центре конфликтного очага, и Россия тоже не заинтересована в том, чтобы Азербайджан и Армения были вновь вовлечены в войну, превратившись тем самым для нее в дополнительный фронт. Хотя это не мешает России вооружать оба государства и способствовать усилению или ослаблению их мощи.

Азербайджан верит, что, по мере усиления в военном плане, он принудит Армению вернуть земли мирным путем, а у Армении растет заинтересованность в формировании более гибкой и всесторонней политики на фоне усиления Азербайджана. Волей-неволей обе страны попали в зависимость от политических процессов, происходящих как на Западе, так и в евро-азиатском пространстве.

Мне не верится, что у них есть широкие возможности проведения политики по отмежеванию от процессов, происходящих на Западе и в евро-азиатском пространстве, или политики, которая была бы далека от подхода последних к замороженным конфликтам. К тому же, обе стороны должны быть готовы взвесить выгоды, которые им может принести мирное урегулирование. В противном случае им будет трудно скоординировать общество для управления процессами по мирному урегулированию.

Share

Comments are closed.