Мадридские принципы: «транзитный вокзал» и закрытая дверь

Naira-HayrumyanНаира АЙРУМЯН
Журналист
Ереван

Ощущение такое, что Мадридские принципы в карабахском процессе придуманы не для урегулирования конфликта, а, скорее, для заморозки статус-кво в регионе и недопущения несогласованных действий. Посредники, предложившие мадридские принципы, явно не спешат их реализовать, в противном случае три великих державы – Россия, США и Франция – нашли бы способы «уговорить» Армению и Азербайджан принять предлагаемые «компромиссы».

Надо заметить, что заложенные в мадридских принципах шаги предполагают настолько неприемлемые для Армении и Азербайджана мероприятия, что не могут восприниматься как компромиссные.

Предлагаемые посредниками решения содержат в себе как минимум два принципа, неприемлемых для армянской стороны – это «деоккупация» районов вокруг Карабаха и размещение международных миротворцев. Согласие с этими принципами означает для армянской стороны отказ от итогов кровопролитной войны, что совершенно не принимается ни обществом, особенно, карабахским, ни большей частью элиты, ни армией. Это также означает существенное снижение уровня национальной безопасности, что не может быть одобрено властью и обществом.

В предложениях содержится также не приемлемый для азербайджанской стороны принцип – проведение референдума о статусе Карабаха и обеспечение сухопутной связи Армении с Карабахом, что, фактически, означает правовой отказ Баку от территории бывшей НКАО и определенных прилегающих районов. Это сложное решение для Баку, и в нынешних условиях Азербайджан вряд ли примет это условие.

Неприемлемость Мадридских принципов для сторон карабахского конфликта подтверждает, что они, скорее, призваны не открывать, а закрывать двери. В связи с этим возникает естественный вопрос – зачем посредникам закрытые двери, зачем им сохранять статус-кво в Карабахе и придумывать для этого целый сложный комплекс изначально неприемлемых принципов? Разве посредники не заявляют, что статус-кво должен измениться?

Как ни странно, но Карабахская проблема является единственным в мире вопросом, по которому президенты стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ – Россия, США и Франция – выступили с целым рядом совместных заявлений. Ни одна другая проблема не удостоилась такой «чести». Однако, это вовсе не означает, что они придерживаются единого мнения по карабахской проблеме, скорее, это говорит о том, что карабахская проблема представляет собой особую важность и, быть может, является ключом к другим проблемам или регионам.

Каждая из стран-сопредседателей хотела бы стать единственным фасилитатором процесса урегулирования, чтобы получить возможность влиять на ситуацию в регионе в будущем. В условиях углубляющихся противоречий между Россией и Западом ни одному из сопредседателей не хотелось бы упускать из рук столь важный инструмент, как карабахское урегулирование.

В этих условиях о вероятности решения карабахского конфликта можно будет говорить только в двух случаях: если в противостоянии России и Запада одна из сторон потерпит сокрушительное поражение, или если стороны заключат новый «мир».

В этой связи следует задуматься, могут ли Россия и Запад договориться и приступить к новому «разделу мира»? Очевидно, что нынешняя административно-территориальная система в мире является результатом договоренностей, достигнутых после двух мировых войн. Карабахская проблема – следствие одной из таких договоренностей, и ее решение возможно только в случае правовой отмены прежней договоренности и заключения новой. Это касается прежде всего соглашений после Первой мировой войны и русско-турецких договоров, в соответствии с которыми земли, на которых проживали армяне, были разделены между Турцией и Советской Россией.

Новый раздел мира и новый Вестфальский договор выглядят, конечно, не совсем реальными, однако, очевидно, что меняются так называемые зоны влияния держав, которые можно назвать неоимпериями. И в соответствии с этими трансформациями традиционные зоны влияния России, в которые входит и Кавказ, могут изменить свой статус. Хотя не исключается, что в результате новой «сделки» Запад «уступит» Кавказ России – в обмен на какой-то более важный регион. Так или иначе, это предполагает заключение нового «договора», который будет включать и Карабах.

Несмотря на то, что противоречия между Россией и Западом выглядят пока довольно жесткими, можно заметить, что они достигают дна, и «примирение» становится неизбежным, потому что альтернативой является Третья мировая. Остается вопрос, на чьих условиях состоится примирение и какое место в этом новом глобальном статус-кво займет Карабахская проблема. Это в немалой степени будет зависеть от того, изменится ли статус Турции в геополитике и возникнет ли новый русско-турецкий союз, который вновь станет «хозяином» карабахской проблемы и Армянского вопроса в целом.

Исходя из этого, Мадридские принципы можно считать если не формальным, то, по крайней мере, переходным документом, удобной вывеской. Тем более, что эти принципы, судя по всему, так и не были обговорены до конца, и не ясно, существуют ли механизмы реализации данных принципов. В частности, не понятно, кто должен гарантировать договоренности, чьи войска будут выполнять миротворческую миссию и прочее.

Судьба Мадридских принципов, безусловно, зависит от того, кто станет «главным» в регионе Южного Кавказа. В этом смысле карабахский конфликт является, пожалуй, одним из самых зависимых от глобальных тенденций проблем. Вот почему форсирование карабахского урегулирования без внесения определенности в глобальную конфронтацию и региональный контекст, выглядит, скорее, как авантюра.

Наличие мадридских принципов не помешало каждой из стран-сопредседателей в 2014 году организовать встречи президентов Армении и Азербайджана. Однако, встречи эти, организованные при посредничестве Владимира Путина, Франсуа Олланда и Джона Керри, принесли только один ощутимый результат – статус-кво не изменился, противоречия проявились еще глубже, и три страны-посредника, фактически, продемонстрировали, что не уступят друг другу карабахские ключи.

Самое интересное, что даже вступление Армении в Евразийский экономический союз не подтвердило «примат» России в решении карабахской проблемы. Хотя Армения является членом пророссийского военного блока ОДКБ и ЕАЭС, другая сторона – Азербайджан – проводит неоднозначную политику, вступая в переговоры то с Россией, то с ЕС. Кроме того, собственно Карабах остается за бортом международных структур, представленных в регионе, а значит, может действовать самостоятельно.

Ситуация может измениться, если России удастся уговорить Баку вступить в Евразийский союз, соответственно, открыть коммуникации из Армении и Ирана в Россию, взамен на некие уступки в карабахском вопросе. Однако, этот вариант не кажется пока вероятным.

Наличие Мадридских принципов, одобренных президентами трех стран-сопредседателей, не мешает каждой стране иметь свои планы по карабахскому урегулированию. Например, в 2010 году Россия попыталась предложить Армении и Азербайджану свой план, детали которого не известны, но, скорее всего, он отличался от мадридских принципов. По крайней мере, говорится, что он предполагал размещение в зоне карабахского конфликта российских, а не международных войск.

Детали видения США и Франции также не известны, хотя можно полагать, что нынешний статус-кво для них предпочтительнее российского варианта развития событий, и они его активно торпедируют.

Судя по всему, то, что происходит за пределами мадридских принципов, гораздо практичнее и реальнее, чем сами принципы, и аналитикам следует следить именно за глобальными развитиями, а не самим карабахским урегулированием. Тем более, что собственно урегулирование давно в тупике – президенты Армении и Азербайджана предпочитают не общаться. Например, несмотря на присутствие обоих в Москве на празднествах по случаю Дня победы 9 мая, их пути так не пересеклись.

Возвращаясь к Мадридским принципам, надо заметить, что не понятно, как они будут восприняты обществом, в частности, карабахским. В сложившейся ситуации в карабахском обществе даже на слух не воспринимается вероятность сдачи каких-то территорий. Более того, по некоторым сведениям, есть определенные группировки, которые готовы, в случае согласия армянского руководства к уступкам, прибегнуть к непредсказуемым действиям. И реализация мадридских принципов вполне может вылиться в затяжную войну.

Трезво мыслящие карабахцы не понимают, почему посредники, в соответствии с Мадридскими принципами, пытаются склонить к уступкам только армянскую сторону и не желают обижать Азербайджан. Если отбросить дипломатические и другие формулировки, получается, что армянам предлагают сдать как минимум две трети территорий, находящихся ныне под их контролем, впустить в Карабах чужие войска, а взамен получить признание того, что у них есть и без признания.

В свою очередь, не понятно, в чем состоит «уступка» Азербайджана – разве что в том, что Баку признает потерю земель, которые для него давно потеряны. В этом смысле Мадридские принципы, конечно, вызывают много вопросов.

Один из таких вопросов – в какой мере Карабаху нужно признание, особенно, со стороны Азербайджана? Только ли для того, чтобы Азербайджан и его старший брат Турция разблокировали границы Армении и Карабаха? Что даст подобное разблокирование – плюсы или минусы для армянской стороны, под какие гарантии будет осуществлена деблокада?

На фоне почти полного отсутствия политического процесса между Арменией и Азербайджаном, тем более, Карабахом, а также неопределенности глобальных трендов, так называемый Трэк-2, или контакты на уровне обществ и народной дипломатии выглядят крайне оторванными от действительности. По идее, эти контакты должны коррелироваться с политическим процессом, опережая его или обеспечивая ему тыл. В карабахском урегулировании Трэк-2 выглядит как самостоятельный процесс и не имеет отношения к переговорам, тем более, к Мадридским принципам. Прежде всего, потому, что, как писалось выше, эти принципы не отвечают интересам сторон, и на уровне обществ они отвергаются в большей степени, чем на дипломатическом уровне. Собственно, и на дипломатическом уровне они воспринимаются как «транзитный вокзал».

При этом, в рамках Трэк-2 также не предлагаются более приемлемые принципы, чем Мадридские предложения. Армянская сторона в основном настаивает на признании нынешнего статус-кво — как итогов кровопролитной войны, а азербайджанская сторона отрицает такую возможность и говорит, что если не удастся вернуть Карабах мирным путем, то это придется делать силой. Сложно при такой пропасти говорить о народной дипломатии.

Тем не менее, Мадридские принципы будут жить еще долго, хотя урегулирование в любом случае будет происходить не в соответствии с этими принципами. Мадридские принципы подобны «соломонову решению», когда царь Соломон предложил двум женщинам, каждая из которых клялась, что именно она является матерью ребенка, разделить ребенка и взять по половине. Тогда настоящая мать предпочла отказаться от ребенка и оставить его в живых.

В случае с Карабахом раздел тоже невозможен. И вряд ли настоящая «мать» Карабаха добровольно откажется от ребенка.

 

 

Share

Comments are closed.