Мадридские принципы умерли. Да здравствуют Мадридские принципы!

Dr Laurence BroersЛоуренс БРОЕРС
Советник по проектам на Кавказе организации «Ресурсы примирения»

 

 

 

unnamed (3)Зигфрид ВОБЕР
Менеджер по проектам на Кавказе организации «Ресурсы примирения»

 

Трудно найти мирные инициативы, которые предлагают пути выхода из многолетнего тупика и в тоже время насчитывают так же мало сторонников, как и «Мадридские принципы».

Среди активистов гражданского общества, аналитиков и хорошо осведомленной общественности по все стороны армяно-азербайджанского конфликта, будь то в Баку, Степанакерте или Ереване, сложился негативный консенсус в отношении этих принципов. Такое отсутствие энтузиазма особенно парадоксально, если учесть, что Мадридские принципы являются самыми долговечными из всех мирных инициатив Минской группы ОБСЕ, органа, уполномоченного играть роль посредника между Арменией и Азербайджаном в нагорно-карабахском конфликте. «Принципы» не сходят со стола переговоров уже лет десять. Для сравнения: «продолжительность жизни» всех предыдущих мирных инициатив измеряется не годами, а месяцами.

Долговечность Мадридских принципов приобретает еще большее значение в контексте резкого ухудшения ситуации на линии соприкосновения (ЛС) за последние полтора года. Чем же объясняется такое «долголетие» Мадридских принципов? Почему эта мирная инициатива, до сих пор не принятая, но и не отвергнутая, все еще с нами, тогда как ее предшественницы быстрой чередой сменяли друг друга на столе переговоров?

На этот вопрос можно предложить три ответа. Первый заключается в том, что Мадридские принципы обладают определенными качественными преимуществами в их подходе к решению проблем с учетом интересов конфликтующих сторон. Для широкого круга наблюдателей плюсом Мадридских принципов является тот факт, что они смогли преодолеть фундаментальную дихотомию пакетного и поэтапного вариантов, которая характеризовала ранние подходы к урегулированию нагорно-карабахского конфликта в конце 1990-х годов. Через инновационное решение в виде промежуточного статуса и всенародного голосования по окончательному статусу, мадридские принципы, на первый взгляд, делают возможной нормализацию до начала согласованного процесса определения окончательного статуса, и, тем самым, включают в себя элементы как поэтапного, так и пакетного решений.

Но если теоретически Мадридские принципы должны представлять собой попытку преодолеть различия в предпочитаемых подходах сторон, эта попытка не преподносится как шаг сторон конфликта навстречу друг другу, но воспринимается как «размывание» предпочитаемых сторонами решений в системе координат «игры с нулевой суммой». Более того, даже если нынешние и бывшие высокопоставленные политические деятели и переговорщики в Ереване и Баку признают определенные плюсы Мадридских принципов, они не спешат поставить об этом в известность более широкие общественные слои. И, что самое главное, они не делают никаких попыток объяснить это населению Нагорного Карабаха (НК), где преобладает враждебное отношение к Мадридским принципам.

Второй ответ заключается в том, что президенты Азербайджана и Армении сами находят в Мадридских принципах много моментов, по которым они могли бы договориться. Принципы уже прошли несколько итераций переговоров, где они были подробно разобраны и разложены по полочкам, и где по многим вопросам были достигнуты, по крайней мере, теоретически, уступки и компромиссы. Никто не заставляет президентов держаться за это предложение.

Создается впечатление, что существует негласный консенсус по многим ключевым аспектам принципов: вывод армянских войск с большинства территорий вокруг бывшей НКАО, право на возвращение или компенсацию для беженцев и внутренне перемещенных лиц, новый пакет мер безопасности с участием международного присутствия, в том или ином виде, и специальные механизмы, гарантирующие безопасный доступ к основным путям, таким, как Лачинский коридор, соединяющий Армению и Нагорный Карабах.

Тем не менее, кажется, что, как только дело доходит до «яблока раздора» — статуса Нагорного Карабаха, подробности становятся все более и более расплывчатыми. Перечисленные выше нововведения Мадридских принципов, такие, как промежуточный статус для Нагорного Карабаха и условия нового плебисцита или всенародного голосования для определения окончательного статуса, также выглядят довольно туманно и неопределенно.

Третье объяснение «долгоиграющего характера» Мадридских принципов состоит в том, что их важность как документа, в котором оговаривается содержание мирного соглашения, отошла на задний план, уступив место их полезности в качестве документа, придающего легитимность хрупкому мирному процессу. Широкий круг наблюдателей сходится во мнении, что нагорно-карабахский конфликт и, в частности, Минская группа представляют собой одинокий островок сотрудничества в море всеобщей поляризации, конфронтации и соперничества на всем постсоветском пространстве. Окончательная кончина Минской группы не служит ни чьим интересам.

Россия и западные державы по-прежнему видят ценность в канале связи, обмена информации и кооперации, каковым является Минский процесс. Да и президент Владимир Путин тоже смог набрать персональные очки, получив подтверждение своей важности в результате своей посреднической роли инициатора встреч президентов Армении и Азербайджана каждый раз, когда противостояние на линии соприкосновения (ЛС) грозит выйти из-под контроля — как он это сделал в 2014 году в Сочи.

Для армянского и азербайджанского президентов Минский процесс является одной из немногих сфер, в которых их легитимность и природа их правления редко подвергаются сомнению. Они пользуются преимуществами серьезного процесса посредничества с участием трех членов Совета Безопасности Организации Объединенных Наций и трех крупных мировых держав, к которым Армения и Азербайджан имеют доступ посредством Минской группы.

В постоянно меняющейся и чреватой риском региональной обстановке Минская группа стала надежной константой, так что, все участники процесса видят преимущество в продолжении ее работы. Тем не менее, эта функциональность может иметь мало общего с фактической повесткой дня построения мирного соглашения. В то время, как Мадридские принципы продолжают лежать на столе переговоров, обладатели рычагов власти в Армении и Азербайджане либо не препятствуют, либо активно поддерживают политику, которая напрямую подрывает потенциал успешной реализации Мадридских принципов. Будь то милитаризация, напряженность вдоль ЛС или внедрение де-факто администрации в экспансивных границах в Нагорном Карабахе, с течением времени появляется все больше непреодолимых препятствий видению мира, содержащемуся в Мадридских принципах.

Как заметил один из участников встречи, организованной лондонской НПО «Ресурсы примирения» и посвященной обсуждению* Мадридских принципов, «вот-вот может наступить момент, когда ситуация изменится так сильно и зайдет так далеко, что язык и категории, которыми мы пользуемся сегодня, окажутся устаревшими и не смогут адекватно отражать стоящие перед нами реалии». В этом контексте первые два объяснения долговечности Мадридских принципов — их качественное решение проблем на местах и ​​негласный консенсус по критической массе вопросов — утрачивают свою важность. Со сменой фактической ситуации на местах меняются интересы, стимулы и ограничения. В какой-то момент в ближайшем будущем от мирного процесса может остаться одна видимость — полая оболочка, лишенная необходимого содержания.

 

 

* В рамках финансируемого ЕС «Европейского партнерства за мирное урегулирование нагорно-карабахского конфликта» (ЕПНК)», “Ресурсы примирения” организовала ряд совещаний экспертов в  формате «Контактной группы по Карабаху» для обсуждения альтернативных идей, касающихся перемещения, статуса, доступа и безопасности / Лачинского коридора, и международных механизмов поддержания мира и обеспечения безопасности. В начале 2015 года местные эксперты гражданского общества были приглашены для участия в круглых столах, проведенных в регионе, для изложения своих взглядов на Мадридские принципы и текущее состояние мирного процесса.

Share

Comments are closed.