Искусственные повестки

Искусственные повестки формируются либо за пределами страны и навязываются правительству, либо формируются собственно правительством и навязываются обществу.

Помню, в феврале 2008 года, когда в центре общественного внимания был массовый бунт, программа «Айлур» на Общественном телевидении вынесла в повестку такие вопросы, как появление «флага Израиля» на площади Свободы и жидо-масонский заговор. Это вообще не имело отношения к темам, волновавшим большинство общества, но данные вопросы призваны были инициировать искусственные дискуссии.

Классическим примером искусственной повестки стал сериал под названием «урегулирование армяно-турецких отношений», который стал основной, а по сути, единственной политической повесткой Неизбранного. Ничего другого, фактически, в бытность Саргсяна не произошло, если не считать посторонние бла-бла-бла. И, кстати, именно по причине «блестящего провала», говоря интернет-языком, «эпик фейла» (в переводе с английского «эпическое фиаско») наш любимый маленький узурпатор мог подать в отставку.

Называя армяно-турецкие отношения искусственной повесткой, мы не имеем в виду, хороша или плоха была ее идея и цель и нужно ли регулировать отношения с Турцией или нет. Даже если идея была чрезвычайно хороша, все равно, она искусственна постольку, поскольку большая часть армянского общества не предъявляла спроса на урегулирование армяно-турецких отношений, и этот вопрос никогда не был в центре внимания, поскольку наше общество сосредоточено в первую очередь на внутренних проблемах. Это тоже может быть хорошо или плохо, но это факт. И, что еще важнее – сам С. Саргсян не обещал своим избирателям, что по меньшей мере 2 первых года своего правления посвятит этому вопросу. Данный факт лучшим образом свидетельствует, что неизбранное президентство не имеет никакого отношения к избирателям и электоральным процессам и что такой президент подотчетен силам вне Армении, являясь их ставленником. Он хотел показать себя более продвинутым парнем – в противовес «отсталому» обществу, но потерпел фиаско.

Теперь у нас другая искусственная повестка – иноязычные школы. Армянское общество, связанное именно с образовательной сферой, имеет массу претензий, начиная с проблемы коррупции в школах и кончая качеством образования. Но откуда ни возьмись появляется непонятная и неожиданная идея – иноязычные школы. Обоснования авторов и сторонников инициативы, честно говоря, выглядели довольно неубедительно, поскольку касались неких частных проблем, которым можно было спокойно дать такие же частные решения. Это вынуждает предположить, что истинная цель до конца не была произнесена, вернее, она порождается из контекста – внутреннего и внешнего, который не имеет отношения к нашему внутреннему контексту.

Поймите меня правильно: я не пытаюсь обнаружить заговор, но когда некое явление не имеет разумного обоснования, значит, это разумное обоснование просто не видно, поскольку находится в таком логическом пространстве, которое по тем или иным причинам скрыто. Излишне говорить, что руководствование искусственными повестками характерно для стран, пребывающих не только под диктаторским игом, но и колониальным. Получается замкнутый круг: фальсификация гласа народа приводит к тому, что элита данной страны оказывается в подчинении внешних сил, даже если изначальные цели правительства были более чем патриотичными.

И вот, проблема иноязычных школ великолепным образом вписывается в эту логику. Когда две недели назад я обратился к этой теме в «Айкакан жаманак», кое-кто из моих друзей сказал – что, решил писать на нейтральные темы? Но ведь проблема языка вовсе не является политически нейтральной, а в глубинном смысле она более политическая, чем многое другое, что воспринимается у нас как политическая тема.

Действительно, что есть формирование повестки или принятие решений, которые являются важными элементами политики, или же свободное и публичное слово и дискуссия, которые являются важнейшими элементами демократии, если не связанные непосредственно с языком вопросы? Но разве в стране, где повестка формируется и решения принимаются за ее рубежами, где право на свободу слова нарушается, а публичное слово и разумный анализ в почете гораздо меньше, чем закулисные свары и «секретные инфо», не логично ли попрание языка? Глубинный смысл иноязычных школ в том и состоит: официальная легитимзация отчуждения от собственного общества, внутренних проблем, вхождение в завершающий этап процесса колонизации. Если армянский не является языком принятия решений и формирования повестки, логично, что его государственный статус ставится под сомнение.

Если для элиты важен не голос избирателя (то есть, язык), а «указ» из-за кордона, то весьма логично получение образования элит будущей колонии на чужом языке с самого малого возраста (подробнее по этой теме см. lezvakriv.blogspot.com).

Таким образом, так же, как и масса других вопросов, данная проблема восходит к суверенитету Армении, просто, преимущество вопроса языка в том, что становится понятным – борьба сегодня ведется за независимость Армении, а не за какие-то частные вопросы.

04.06.2010

armtimes.com

Share

Comments are closed.