Мир, инвалидность и мечта Тиграна о собственной ферме

Тигран Мкртчян родился в 1994 году в селе Чартар Мартунинского района, уже после установления перемирия в карабахско-азербайджанской войне, хотя с печатью этой войны ему приходится жить всю жизнь.

«Такой маленький металлический брусок, только начал выковыривать его ножом – разорвался», – кратко пересказывает он случившееся.

Братья Мкртчяны были в тот момент вместе – Тигран потерял левый глаз и руку, а его младший брат Шаген получил осколочные ранения в голову.«Откуда ему было знать, что это такое. Только военный человек мог наверняка знать, что брусок этот – противотанковая граната», – говорит отец Тиграна Смбат Мкртчян.

29 ноября 2005 года стало роковым для семьи Мкртчян. Тигран тогда учился в пятом классе.

«Директор школы запретил Тиграну продолжать учебу вместе с одноклассниками, предложил индивидуальное обучение – либо дома, либо в школе, но отдельно от всех. Он сказал, что иначе внимание остальных детей будет все время сосредоточено на нем», – рассказывает мать Тиграна Лейла.

«Четыре года я с утра до вечера встречала и провожала учителей, угощала их лучшими сладостями из магазина – только бы сыну было комфортно, и он получил образование», – говорит она.

Мать годами обивала пороги – случалось и так, что чиновники посмеивались над ней.

«Вхожу в кабинет, говорю – я мать Тиграна Мкртчяна. Только ухмыляются. Вынимаю из сумки фото, кладу на стол и спрашиваю – вы над матерью этого ребенка смеетесь?» – вспоминает она со слезами на глазах, показывая нам снимок, на котором Тигран лежит без сознания – спустя пару дней после того злополучного дня.

Полагающуюся им помощь получают уже несколько лет, каждый месяц везут сына в Ереван, чтобы сменить глазной протез, а с протезом руки Тигран так и не свыкся.

Лейла вынимает из пакета пластмассовую руку и говорит: «Как получили, так она и лежит до сих пор в углу, и размер детский. Не знаю, то ли качество не понравилось, то ли еще что, но Тигран так и не согласился его носить, говорит, что неудобно».

Тигран – один из тех, кто пострадал в результате разрывов снарядов, оставшихся после войны.

Как сообщает карабахский офис британской неправительственной организации The HALO Trust, с 1995 года и по сей день в Карабахе произошел 281 несчастный случай (188 разрывов мин, 93 – неразорвавшихся снарядов), в результате которых пострадало 366 человек.

Все шесть членов семьи Мкртчян живут сейчас на военную пенсию Смбата Мкртчяна, которая составляет 85 тыс. драмов, и на пособие Тиграна.

Но несмотря ни на что, Тигран продолжает работать – где придется, даже кирпичи грузит.

Лейла относится к сыну с особой заботой, защищает его, сказывается материнский инстинкт.

Рассказывает о Тигране воодушевленно, говорит, какой он у нее работящий, как не боится никакой работы.

«Взял бы телят, свою ферму бы открыл, но нужен начальный капитал или хотя бы пара коров», – говорит Тигран.

Он до сих пор мечтает о ферме, ожидая малейшей возможности, чтобы реализовать свою мечту.

Миссия Международного Комитета Красного Креста (МККК) в Нагорном Карабахе с 2012 года осуществляет проект по оказанию социальной и экономической помощи подобным семьям.

В 2012–2014 гг. миссия успела помочь 155 семьям, частично отремонтировано девять домов. В 2015 году проект продолжался.

Семья Мкртчян помощью пока не воспользовалась, но после звонка сотрудников МККК ждет их в гости.

Тигран, который, как правило, на все вопросы отвечает одним или двумя словами, говорит о ферме воодушевленно и с удовольствием, во взоре его светится надежда.

Рассказывая о своей мечте, немногословный Тигран показывает на правую руку и говорит: «Как бы мне хотелось, чтобы она была похожа на другую, может, это помогло бы легче достичь цели».

Share

Comments are closed.