Три судьбы, три безответных зова

Сатеник, Меружан и Гагик разделили не только свои детские годы, но и судьбы. На их зов «Папаа…» не было ответа.

Они родились в 1994 году, а до их рождения, в Карабахской войне, которая велась ради сегодняшнего дня, погибли их отцы.

«Я бы обняла его и не отпустила…»

Сатеник Сафарян родилась 19 ноября 1994 года, отец – Самвел Сафарян (посмертно был награжден орденом «Боевого креста» 1 степени) погиб 18 марта того же года. В представлениях дочери, отец — идеал человека.

«Представляю его: бесконечно доброго, бесконечно умного…»

Сатеник даже в пеленках не ощутила присутствие отца.

«Моя сестра очень похожа на папу: как внешне, так и характером. В моей сестре немного «живет» мой отец».

-Если бы папа был жив….

«В плане воспитания не думаю, что многое было бы по-другому, но присутствие мужчины в семье, полагаю, изменило бы очень многое… маме было бы легче…».

Родители Сатеник поженились в самые горячие дни войны.

В селе Авдур Мартунинского района до сих пор помнят, как их односельчанин Самвел решил в те кровавые дни, под артобстрелами, доказать, что армянин может строить счастье даже через боль. Но молодой семье не посчастливилось насладиться этим счастьем.

После гибели мужа Нуне была уверена, что родит сына, и носить он должен был имя Вреж (Месть). Но родилась дочь, которая сейчас учится в Ереванском медицинском университете и после окончания учебы обязательно вернется домой, в Карабах.

«Я вернусь сюда, обязательно. Не хочу оставаться в Ереване. Я выросла в маленькой семье и городе, привыкла к спокойной жизни. Если говорить о карьере, то здесь не может быть и речи о перспективах, но здесь знаешь, на какой земле живешь…».

Говоря о сегодняшней жизни, дочь погибшего воина-освободителя спрашивает: «А есть он – мир?» Несмотря на свой пол, Сатеник готова продолжить дело отца в нынешней ситуации полу-войны. В биографии отца ее всегда удивляло: как ему в 30 лет удалось стать командиром, несмотря на то, что в отряде было много тех, кто постарше него.

-Что бы ты сделала, если б отец оказался чудом жив? …

Улыбчивая Сатеник на мгновение задумалась и сквозь слезы произнесла: «Я бы обняла его и не отпустила…»

Быть сыном Меружана – обязывает

Меружан Мосиян — один из участников Карабахской войны, которые осознанно шли навстречу смерти ради сегодняшнего мира. У Меружана трое детей, младший из которых так и не увидел отца.

«После гибели папы меня назвали Меружаном», — говорит Меружан-младший, который, по словам родных и друзей, очень похож на отца.

«Папа был уроженцем Мартуни. Когда я туда иногда езжу, люди сразу узнают во мне отца. Быть сыном Меружана – обязывает».

Меружан-младший родился после гибели отца, так и запомнив его в своих представлениях по улыбке и глазам.

«Они понимали, что рано или поздно будет война, и решили создать для будущих поколений лучшую жизнь, — говорит он и добавляет: — А мы – их достойная смена, и если понадобится…»

Об отце говорят многие, порой кто-то рассказывает неуслышанные истории.

В представлениях сына отец был молчаливым и дальновидным, глубокомысленным, инициативным: он был лидером.

Меружан уверен: его будущее – здесь, пусть в военизированной, но спокойной стране. Его знания, полученные в Ереванском экономическом университете, будут служить будущему его страны. Молчаливость Меружана передалась и его сыну.

 

«Даря людям положительные эмоции, я получаю наслаждение»


Гагик Даниелян родился 24 июля 1994 года, отец – Армен Даниелян — погиб 8 марта того же года.

Представления об отце у Гагика сложились из рассказов матери: он был дружелюбным, готовым помочь любому, физически сильным.

Гагик уверен: был бы отец жив, все было бы легче, и достижение цели – гораздо проще.

В их маленькой семье всегда чувствуется присутствие отца: «Говорят, я очень похож на отца, как внешне, так и по характеру».

Друзья Гагика рассказывают, что оба брата очень помогают матери в делах. Гагик учится в Ереванском экономическом университете. По его словам, он намерен продолжить учебу: «Не думаю, что вернусь сюда, как бы это ни прозвучало для людей неприятно и больно, потому что моя мечта не может осуществиться не то что здесь, даже в Ереване».

Уже несколько лет Гагик занимается магией.

«Часто люди путают это искусство с карманным воровством, но фокусы созданы для того, чтобы сообщить людям положительные эмоции».

Руки и годы опыта – вот формула сообщения людям положительных эмоций Гагика. «Во мне словно живут два человека: первый — серьезный и официальный, заключающий сделки в банках, второй, после 6 вечера – фокусник и балагур», — говорит он и добавляет, что оба они составляют его жизнь.

О своем искусстве он рассказывает с энтузиазмом и необычайным блеском в глазах, уверяет, что фокусы могут предоставить людям радость и эмоции, которые будут сопровождать их всю жизнь.

Говорит, что в скором времени готовится удивить степанакертского зрителя.

«Магия помогает мне освободиться от стресса и напряжения, передавать людям положительные эмоции, что радует меня», — говорит он.

Рассказывая с воодушевлением о своем искусстве, Гагик говорит, что зачастую может воплотить мечту… фокусы не могут вернуть лишь сакраментальное и необратимое…

Сотни детей погибших в Карабахской войне так и не увидели своих отцов и продолжают погибать в необъявленной войне.

Share

Comments are closed.