Ключ от межнациональных отношений нашли Саркисяны из села Шош

Это – любовь, которая, несмотря на горести конца прошлого века, объединяет эту большую семью.

Жили в Баку. В январе 1989 года семья Саркисянов вынуждена была навсегда покинуть этот город, где начались гонения и насилие против армян. Вначале разъехались, но потом вновь объединились. Сейчас дети проживают в Москве, родители – в селе Шош. Но, по словам матери семейства, они вместе. «Мы очень гордимся своими детьми, потому что они нам помогают во всем. На селе мы не работаем, наш доход – пенсии, которых хватает лишь на коммунальные выплаты. Деньгами нам помогают дети».

Зять и сноха Саркисянов – не армяне. Мариетта Саркисян вспоминает, как присмотрела невесту для сына, ждала, пока он приедет летом из Москвы на каникулы, чтобы познакомить с ней. «Может, что-нибудь получится», — думала про себя.

Сергей приехал. Мать вспоминает их разговор: «Мама, я хочу сделать предложение своей однокурснице, что скажешь?» «Но я подыскала тебе невесту». «Спасибо, мама, но я должен жениться на своей избраннице, мы вместе уже 5 лет».

Это был не единственный сюрприз, преподнесенный сыном. Его подруга была русской.

«Сначала я была против их брака, потому что невеста была русской. Но, что поделаешь, у любви – свои законы. Я сказала сыну, что это его жизнь, его выбор».

Вот так семья Саркисянов перестала быть «чисто армянской». Сейчас свекровь с любовью говорит о русской снохе. «Я поступила правильно, не помешав женитьбе сына. Они счастливы вместе. У них четверо сыновей, а у меня – любящие сын и невестка».

Старики-супруги с уважением говорят также о муже дочери. «Наш зять – сын азербайджанца и татарки. Он работал с нашей дочерью на судостроительном заводе, там и познакомились. Узнав об их отношениях, я попыталась объяснить, препятствовать, но – тщетно. Они любили друг друга, и любовь оказалась сильнее, чем советы матери», — рассказывает мать.

«Он очень хороший, умный и скромный», — продолжает рассказ жены 82-летний Микаел Саркисян. В 1988 году, с началом Карабахского движения, Исмаил (зять-авт.) увез жену и детей в Москву. Ситуация была напряженной, и, поблагодарив зятя, он дал ему свободу действий. «Я сказал ему, что благодарен за то, что он перевез детей в безопасное место, и если даже он оставит их, я все равно буду благодарен».

Но любовь оказалась выше, сильнее. Карабахский конфликт не повлиял на благополучие семьи. «Они до сих пор любят друг друга, как прежде. И даже больше: они сильнее ощутили силу любви. Сейчас у них двое детей», — рассказывают родители.

«Лишь старший сын создал чисто армянскую семью. Выбор он сделал сам, и это был единственный выбор, которому я не воспротивилась», — говорит мать.

Когда они собираются вместе, языком общения становится русский. Различие в национальностях не мешает родству и близости. А в последние годы «многонациональность» разрослась: внучка вышла замуж за немца.

И все же, азербайджано-карабахский конфликт оставил печать на этой большой семье.

Каждое лето дети собираются в селе, все, кроме зятя-азербайджанца. «Он очень хочет приехать в Карабах, у него – российское гражданство, однако спорные межэтнические проблемы останавливают его. К сожалению, моя дочь также не может ездить в Баку, к родителям мужа. Как ехать, ведь она – армянка».

Престарелые родители рассказывают о детях с тоской. Переехать в Москву супруги себе позволить не могут. По словам Микаела Саркисяна, в городе Арарат, в Армении у него есть дом, но: «Не хочу там жить. Родная земля тянет, и ничего с этим не поделаешь».

Старики желают мира на этом кусочке земли для своих детей, для всех молодых, чтобы все могли жить в таком же мире, как их многонациональная семья. Мечтают о том, чтобы в один прекрасный день это стало возможно и на Родине. Они согласны даже на бремя одиночества, лишь бы однажды дети собрались в селе все вместе. Ждут, что когда-нибудь люди научатся языку уважения и любви. «Но слишком все запаздывает», — с сожалением отмечает дед Микаел.

Share

Comments are closed.