Ливан: Саад Харири видит новые шансы снижения напряженности

После недельного молчания заявивший об отставке премьер-министр Ливана выступил с призывом из Саудовской Аравии и обещал «скоро вернуться в Ливан».

Саад Харири нарушил тревожное молчание, в которое сам себя загнал неожиданно прозвучавшим 4 ноября из Эр-Рияда заявлением об отставке. Решение, в котором премьер Ливана обвиняет выводящий из себя Саудовскую Аравию Иран за «намерение истребить арабскую нацию», еще больше обострило ситуацию на Ближнем Востоке.В эфире принадлежащего его партии телеканала Future TV господин Харири в воскресенье, 12 ноября опроверг в интервью слухи о том, что саудовские власти держат его в заложниках. Он неоднократно заявлял, что заставили его подать в отставку не те, у кого он в гостях, и он скоро вернется в Бейрут, повторив, что его отсутствие было обусловлено угрозой его личной безопасности. Наряду с не особо убедительными для телезрителей опровержениями лидер суннитской общины попытался успокоить ситуацию. Он выступил против Ирана и проиранского шиитского движения Хезболла, используя более сбалансированные формулировки, чем в прошлых своих выступлениях, намекнув, что может пересмотреть решение об отставке.

«По сути, это означает снижение напряжения, – комментирует профессор-международник Бейрутского университета им. Св. Иосифа Карим-Эмиль Битар. – Это знак примирения со стороны Саада Харири».

«Совпадение»

Интервью подавшего в отставку премьера транслировалось в прямом эфире. Пять других каналов отказались транслировать передачу по указу президента Мишеля Ауна, который, естественно, считает заявления господина Харири недостоверными, «учитывая таинственные обстоятельства его пребывания в Саудовской Аравии».

Интервью, которое вел известный ведущий ток-шоу Пола Якубян, было сделано на вилле имеющего также и саудовское гражданство господина Харири, в Рияде.

«Здесь я свободен: если завтра я захочу путешествовать, я смогу это сделать», – сказал ливанский премьер. С бледным лицом, уставшими глазами, несколько раз прерывавший интервью, чтобы выпить воды, он заверял, что может вернуться в Бейрут «в течение двух-трех дней», чтобы «предпринять необходимые для отставки процедуры», хотя глава государства отказался принять отставку.

«Я подал в отставку по своей воле, желая вызвать позитивный шок», – добавил руководитель правительства.

Он отрицал связь между своей отставкой и стартовавшей в тот же день в Саудовской Аравии по приказу наследного принца Мохаммеда Бен Салмана антикоррупционной борьбой. Два этих события, по мнению ливанских и иных наблюдателей, могут стать поводом для риядских властей оказать давление на Харири – владельца компании Saudi Oger, считающейся королевой строительства. «Это совпадение», – сказал он, расхвалив свои отношения с Мохаммедом Бен Салманом и назвав его «братом».

В течение всего интервью сын убитого в 2005 году экс-премьера Ливана Рафика Харири пребывал в нервозном состоянии, в какой-то момент даже чуть не прослезился. Это сводило на «нет» все его попытки отрицать, что он заложник в Саудовской Аравии.

«Харири был похож на сломленного человека: ни одно его слово не убеждало», – говорит Карл Шарон – активный в Twitter ливанский политический обозреватель.

В ходе интервью Харири несколько раз упоминал происходившие в тот период такие события, как землетрясение у границ Ирана и Ирака, чтобы показать, что трансляция действительно происходит онлайн и не редактируется. Но многие зрители упорно утверждают, что был небольшой момент, когда господин Харири гневно смотрел на оказавшегося перед камерой человека с бумажкой.

Эти несколько секунд рассматривались в социальных сетях как доказательство того, что во время интервью ливанский премьер получал указания от своих саудовских «хозяев». Пола Якубян утверждает, что это неправда, заверяя, что этот человек принадлежал к окружению господина Харири.

В ответ на свое заявление об отставке, в ходе которого он обещал «отрубить» руки Ирана в регионе, лидер «Движения за будущее» сделал жест в адрес Хезболлы. Он отметил, что может пересмотреть свое решение об отставке, если шиитское движение будет соблюдать принцип дистанции и не станет препятствовать региональным кризисам. Принцип был разработан его предшественником Наджиби Микатом, который являлся премьером в 2011 году, в момент начала антиасадовского восстания в Сирии.

«Принц Салман был слишком импульсивен»

Помимо роли Хезболла в стране, где оно поддерживает лоялистские силы, премьер указал и на предположительное вмешательство движения в события в Йемене, где Саудовская Аравия борется с проиранскими хуситами. В последнее время власти Саудовской Аравии обвиняли членов Хезболла в помощи повстанцам в деле подготовки ракетного обстрела Рияда 4 ноября. «Я не против Хезболла как политической партии, но я против того, чтобы Хезболла играла под управлением извне такую роль, которая может  поставить Ливан под угрозу», – сказал Саад Харири.

Ливанские обозреватели считают это изменение результатом прогресса прохарирского движения. Большинство политических партий, потрясенные обращением премьера, призвали его вернуться в Бейрут. За исключением членов «Движения за будущее», суннитская община в целом предпочла согласиться со своим лидером, чем подчиниться направленным против Хезболла саудовским запретам. «Салман слишком импульсивен», – говорит Карим-Эмиль Битар. – Сейчас, когда он понял, что его порыв стимулировал популярность Харири, он решил отступить».

«Заявления господина Харири и его саудовского опекуна, скорее всего, стали результатом прозвучавшей в европейских столицах озабоченности. Помимо того, что Эммануэль Макрон дал понять саудовскому наследному принцу (во время пребывания в Рияде в четверг), что стабильность в Ливане является для них красной чертой, Белый дом также назвал Харири «надежным партнером Соединенных Штатов».

«Для политического урегулирования в Ливане… необходимо, чтобы отсутствие вмешательства стало основным принципом», – заявил в понедельник министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан, подразумевая саудовское королевство.

В итоге попытки Саудовской Аравии сменить Саада Харири на его старшего брата Баху сыграли свою роль. Баха, который имеет реноме более ярого противника Хезболла, чем его младший брат, никогда не скрывал своей надежды на правонаследие. С титульными членами семьи, такими, как вдова Рафика Харири Назек и его сестра Бахрия, в Рияде также установили связь. Но обе отказались отдать дань саудовским маневрам, подобно руководству «Движения за будущее».

«Игра королевства не удалась, – утверждает член Исследовательского центра Хезболла Валид Чарара. – Салману придется искать выход».

 

Специально для «Аналитикон» перевела с французского Анна Сетагян

Оригинал ՝  Le Monde

Share

Comments are closed.