Мир на условиях Путина

Putin und Erdogan (im September 2017 in Ankara)

Максимилиан ПОП

Российский президент Путин продвигает план поствоенного урегулирования в Сирии. Как он принял своего турецкого коллегу Эрдогана? Они пытаются вместе направить сигналы Западу.

В начале ноября тесно сотрудничающий с правительством турецкий информационный портал «Хабертурк» разместил в интернете интервью с русским крайне радикальным философом Александром Дугиным, связи которого с Кремлем не раз активно обсуждались. Дугин обратил внимание на то, что именно Запад виновен в попытке свержения 15 июля 2016 года президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и государственного переворота. «Турция понимает, как Запад опасен», – сказал Дугин.Интервью вызвало в Турции волну напряженности. Причиной беспокойства стало то, что Дугин на деле раскрыл обществу политику, которую проводит правительство Турции в последние месяцы: Турция пытается сблизиться с Россией, прямо пропорционально отдаляясь от Запада, в частности, США.

Всего два года назад Россия и Турция были почти на пороге войны. В ноябре 2015 года турецкие военные сбили в воздушном пространстве Сирии российский истребитель. Сразу после этого президент Владимир Путин применил против Анкары санкции, запретив поездки российских туристов в Турцию. Теперь обе страны готовы идти навстречу друг другу.

Чаши весов изменили свое положение. Эрдоган именует Путина «дорогим другом Владимиром». Его правительство закупает у России противовоздушные системы С-400. В этот понедельник Эрдоган приедет к Путину в Сочи. Это не первая их встреча в нынешнем году. В конце сентября Путина принимали в Анкаре.

Что же касается отношений Турции и США, то они, пожалуй, никогда еще не были столь тернистыми: страны придерживаются прямо противоположных мнений по поводу тактики в сирийском вопросе, а также попытки переворота в Турции. После ареста в октябре сотрудника американского консульства в Стамбуле США прекратили выдачу виз гражданам Турции.

Уже сам процесс сближения с Россией является для Эрдогана мессиджем Западу примерно с таким контекстом: «Мы можем справиться и без вас». С другой стороны, в перспективе углубления этих отношений Путин видит еще одну возможность спровоцировать напряженность в НАТО.

По данным турецких чиновников, руководители двух государств должны будут обсудить в Сочи военные действия в Сирии и пути развязки. Следует отметить, что долгое время Турция и Россия преследовали диаметрально противоположные цели в регионе. Эрдоган пытался любым способом провалить правительство Башара аль-Асада. Москва, наоборот, сделала все для поддержки правительства Асада.

Курс Путина оказался более жизнеспособным. Стало понятно, что Асад в ближайшее время продолжит управлять страной, как минимум до завершения переходного периода, если не дольше. В отношениях с Россией речь для Эрдогана идет не столько о достижении компромиссных элементов политики на Ближнем Востоке, сколько о смягчении отношений и нахождении дополнительных путей сотрудничества. Одной из его приоритетных целей стало пресечение возникновения на границе с Турцией курдского государства.

«Мир в Сирии – только на условиях Путина»

У Путина уже имеются свои представления о том, как должны развиваться события в Сирии после завершения военных действий. «Очевидно, что борьба с терроризмом в Сирии близится к завершению, и сейчас главное – прийти к согласию по поводу зон деэскалации и режима перемирия», – отметил он.

Путин ощущает необходимость в Турции особенно в Идлибе – в одном из северных районов Сирии, который все еще контролируется повстанцами. В октябре турецкие военные формирования вторглись в этот район и осуществили военную операцию, предварительно договорившись с Россией. Сейчас их основная цель – подавление действий исламистов из афиллированной с Аль-Каидой группировки «Милиц Айят Тахрир аль-Шам» и привлечение на свою сторону членов менее радикальной группировки «Ахрар аль-Шам» с целью нахождения граней для заключения перемирия. Судя по всему, исход войны будет в пользу Путина и Асада, по крайней мере, в данном регионе.

Правительство Турции лелеет надежду, что благодаря своему военному присутствию в Идлибе сможет обрести влияние на сирийский вариант запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана – Отряды народной самообороны (курд. Yekîneyên Parastina Gel, YPG), которые пользуются поддержкой Путина. До сих пор Москва и Анкара не могли найти грани сотрудничества только по вопросу курдов. Путин рассматривает YPG как важное звено в борьбе с террористической организацией «Исламское государство». Представители сирийских курдов имеют свои офисы в Москве. Эрдоган, с другой стороны, рассматривает YPG как террористическую структуру и предпочитает видеть их вне региональной политической арены.

Аналитики считают, что Путин, возможно, следуя правилам перспективной политики, может пойти на определенные уступки по вопросу курдов в пользу Турции. В качестве примера можно отметить, что Москва уже отложила конференцию по вопросу Сирии, в которой должны были принять участие курдские представители. Тем не менее, Кремль вряд ли окончательно сбросит столь важный инструмент, как YPG. Как отмечает стамбульский политолог Ахмет К. Хан, «Мир в Турции будет установлен только на выгодных Путину условиях».

 

Специально для «Аналитикон» перевел с немецкого Нарек Халафян

Оригинал SPIEGEL

 

Share

Comments are closed.